Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

31.05.2020
30.05.2020
29.05.2020
28.05.2020

Максим Фадеев: «Я люблю свою страну, хотите вы этого или нет»

19.09.16 19:34 Разделы: Звезды, Музыка Рубрика: Дайджест16+
Максим Фадеев: «Я люблю свою страну, хотите вы этого или нет»

ПОЧЕМУ РЕДКО ДАЁТ ИНТЕРВЬЮ

— Меня раздражают журналисты непрофессиональные. А их — 98%, к сожалению. Отвечать на вопросы «какие ваши творческие планы?» я не могу, надоело. А главное — постоянные перевирания того, что я сказал.

О ТЕЛЕВИЗИОННОМ ОПЫТЕ

— У меня этот опыт постоянный, перманентный. Но, во-первых, не на всё я соглашаюсь. Во-вторых, у меня периодически возникают сложности с Первым каналом: меня то жалуют, то не жалуют. Потому что у меня есть своя точка зрения, я ее отстаиваю достаточно жестко. А кому нравится, когда кто-то что-то отстаивает?

О ПРОГРАММЕ «ГОЛОС. ДЕТИ»

— Телевидение действительно так действует. Но я в данном случае поступал как человек, который пытается научить детей тому, чему я их и учил. Это было видно. Я брал не всех детей. Я брал слабых — специально для того, чтобы продемонстрировать, что за короткий срок слабый может оказаться сильным. Так и получалось. Что касается телевидения… Да, это мясорубка, которая просто перерабатывает все, что только можно, с присущей циничностью подхода.

О ГЛАВНОЙ БЕДЕ РОССИЙСКОГО ШОУ-БИЗНЕСА

— «Русское радио» здесь ни при чем. Аудитория, которая требует такой музыки, ее получает. Вот в чем проблема. Русский народ всегда отрицает то, что ему предлагают нового. Это закон. Это такой менталитет. Ты что-то предложил, но это плохо. Ты должен убедить аудиторию, что это не плохо, а хорошо. Когда есть кнопки — Первый канал, второй канал, — то убедить можно сразу, гораздо быстрее, чем ты сделаешь это через интернет. Через интернет тоже можно убедить аудиторию, но это чуть дольше.

О РАЗНИЦЕ МЕЖДУ ТВ И РАДИО

— Смотрение и слушание — это разные вещи. Зрителя можно увлечь эмоционально. Вот человек поет не очень классную песню, но делает это с искренним трепетом — зритель участвует в этом, сопереживает. Вот в этом сила телевидения. Радио — это совершенно другое. Радио — это спонтанный слушатель. Радио слушают в машине. А чтобы специально куда-то прийти и включить радиостанцию — вряд ли это кто-то делает.

О ГИБЕЛИ МУЗЫКИ 90-Х

— Погибнет все. Конкурс «Новая волна», например. Вот говорят: new wave, «Новая волна»! Так я и хочу увидеть там новое что-то. Но когда я вижу там все время все старое и дряхлеющее, мне становится неинтересно. Эта волна не новая, а старая.

О СМЕНЕ ПОКОЛЕНИЙ

— Я с уважением к ним отношусь, но мне кажется, что время — это такая штука, которую ты должен чувствовать. Будучи писателем, ты не должен оставаться в том слоге, в котором ты был в 1980-х. Ты должен вместе с аудиторией расти и поддаваться времени. Время как вода, ты попадаешь в водоворот, тебя должно нести. А они как камни стоят на одном месте, а мимо них протекает эта вода и летит вперед. Вроде бы они в этой воде, но при этом стоят на месте. Вот о чем речь.

О ДВИЖЕНИИ ВПЕРЕД

— Когда ты смотришь назад, ты начинаешь стареть. Но я не смотрю назад. Я вспоминаю, улыбаясь, то, что меня радовало тогда. Я иду вперед, я прогрессивный человек, я пишу прогрессивную музыку, мою музыку играют во всем мире: хочет этого кто-то или нет, но это факт. Мы идем вместе с прогрессивной молодежью вперед. Более того, мы создаем новые тренды, их принимают в Японии, в Канаде. Пока мы не покорили Америку, но мы очень-очень хотим этого. И я уверен, что это случится.

О МУЗЫКЕ И ПОЛИТИКЕ

— Просто очень много музыкантов свои неудачи списывают на то, что их якобы «закрывают», что-то с ними не так творят и прочее. Если я завтра стану неудачником во всех смыслах, меня «закроют» на Западе. У нас был прецедент, когда нашу песню не брали в Европе. В нашей компании начали поговаривать, что это из-за того, что… Я сказал: «Нет, ребята, это не из-за того, что!.. Это из-за того, что мы должны делать лучше». Мы сделали лучше и запустили. И оно пошло. При чем тут политика? Музыка и политика — это небо и каленое железо.

ПОЧЕМУ ОСТАЛСЯ В РОССИИ?

— Я люблю свою страну, хотите вы этого или нет. Я ее люблю. Люблю любой: кривой, косой, такой и сякой. Я ее люблю. Мое возвращение было очень простым. Я могу рассказать, как это было. Я прекрасно работал, делал музыку, получал за это неплохие деньги. Но один раз мы приехали в Париж и где-то на перекрестке встретили машину с открытыми окнами. В этой машине звучал Розенбаум, «поднимем эту чашу за детей наших». И в душе моей просто произошел взрыв в этот момент. Я повернулся к жене и сказал: «Все, мы едем домой, я больше не могу». Мы собрались и уехали домой.

О СВОЕМ РЕСТОРАНЕ

— В этом ресторане будет нестандартная подача блюд. Это молекулярная кухня. Будет еда удивительных цветов. В ресторане будет студия за стеклом, в которой можно будет наблюдать певцов — смотреть, как это все происходит на самом деле. В этой студии сможет записаться любой посетитель. А еще в этом ресторане будет сцена, на которой может спеть каждый и даже записать себе клип. Такого не было еще нигде в мире. И мы решили сделать это.

О ГЛУХОТЕ

— Когда происходят такие вещи, меняется все. Меняется дух, меняется ощущение, восприятие. Когда я был глух, у меня была очень тяжелая эмоциональная ситуация. Я понял, что с этим я жить не буду. Но и кончать жизнь самоубийством — неприемлемо, поскольку я человек верующий. Мое решение было такое: я собрал рюкзак, взял медвежий нож, котелок, кружку, чашку и хотел уехать в тайгу. Вот чтобы меня высадили на вертолете и забыли про меня. Понятно, что я бы не выжил там, но это был бы честный уход. Так я это воспринимал.

О ДАЛЬНЕЙШИХ ДЕЙСТВИЯХ

— Был один близкий человек, которого сегодня уже нет. Это Шабтай Калманович. Зная мою ситуацию, он позвонил моей помощнице и позвал на встречу. Я уже ни во что не верил, у меня уже были собраны сумки. Но я поехал к Шабтаю. У него сидел приятный, по глазам очень мудрый китаец, который взял мою руку, послушал пульс и сказал, что сможет мне помочь, но это будет очень больно. Я ответил, что готов. Было очень больно. Много-много лет. Но я слышу.

Вот такие большие иглы он вгонял мне в уши, в нервы. У меня пальцы рук и ног выворачивались в обратную сторону от боли. Он постукивал по иглам, подкручивал их и так далее. Это было больно. Но он предупреждал. И я на это пошел, потому что лучше я буду испытывать страшную боль, но я снова услышу музыку, услышу голос моего ребенка.

О ВЕРЕ И РЕЛИГИИ

— Нет. Я был всю жизнь религиозным. Бабушка мне прививала веру в Бога.

Я вообще не хожу в храм. Я христианин, но живу как мусульманин. Я не ем свинину, не курю, не пью, ношу бороду. Много вещей я делаю как мусульманин. Но я крещеный.

Такой вот странный винегрет. Но при этом всем я чувствую себя комфортно. Я вообще считаю, что религия должна быть одна. Бог-то един. Есть какие-то маленькие различия, но суть от этого не меняется. Я верю в Бога. А еще сильнее я в него поверил после клинической смерти. Я же все понимал, я что-то видел. И я знаю, что там все есть. За это бояться не надо. У меня ушел отец недавно. Это была огромная потеря, гигантская. Но я точно знаю, что у него все в порядке. Уверен.

О СВОЕЙ ГРАЖДАНСКОЙ ПОЗИЦИИ

— Я музыкант. Точка. Я люблю свою страну. Вот моя гражданская позиция. Я ее обозначил. Я не хочу отсюда убегать. Я хочу здесь жить. Я хочу здесь умереть. Это разве не гражданская позиция? Или нужно обвеситься значками, ленточками и флагами? Вам не достаточно того, что я люблю свою страну?

О СВОЕЙ ТЕОРИИ BEATS PER MINUTE

— Я заметил, что музыка в разные времена меняет темп. Это совершенно очевидно. Это как биоритмы. Мы же зависим от планет, от их движений. Если на солнце что-то вспыхнуло, здесь поумирала куча гипертоников. Мы полностью зависим от того, что нас окружает. Мое наблюдение сводится к тому, что в 1980-х музыкальный темп 120 ударов в минуту отвечал общей энергии. Потом темп стал увеличиваться, к 1990-м годам он дошел до 160 ударов в минуту, движение ускорилось: начались революции, и музыкальный темп стал расти. Сегодня темп — 110 ударов в минуту, он сильно понизился. Отслеживая BPM, можно примерно понимать, какую музыку нужно делать сейчас.

(Роман Супер, «Коммерсантъ», 16.09.16)

Loading...