Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

22.09.2020
21.09.2020
20.09.2020

Александр Ф. Скляр: «Рэп окончательно смыл плотину, которая стояла между творческим человеком и простым потребителем звука»

06.08.20 15:15 Раздел: Музыка Рубрика: Дайджест16+
Александр Ф. Скляр: «Рэп окончательно смыл плотину, которая стояла между творческим человеком и простым потребителем звука»

О ПОПСЕ

— В моем понимании попса — это нечто пошлое и недостойное. И не только в музыке. Попсой могут быть названы самые разные явления культуры. А вот когда появилось само слово, мне сложно вспомнить. В 80-е его вроде бы еще не употребляли, а вот в 90-е оно уже точно было. И для усиления употреблялось в сочетании с прилагательным «голимая».

Попса голимая! Под этим подразумевался весь набор шняги, который для людей моего поколения олицетворяла советская виашная эстрада. Все это говно — «Веселые ребята», «Поющие гитары», «Лейся, песня», «Вымя-пламя», «Добры молодцы»… Все это было для нас голимой попсой, мы ненавидели их до рвотного рефлекса.

О НЕНАВИСТИ К ПОПСЕ

— Нам казалось, что они занимались тем, что делать было просто западло. Исполняли тухлую советскую эстраду, но при этом рядились в какие-то псевдорок-н-ролльные одежки. Их абсолютно невозможно было отличить друг от друга, со всеми их электрогитарами, клавишами, куртками в блестках и рюшах, какими-то невероятными лосинами, ужимками и жизнерадостными песнями на один манер.

Они были нам идеологическими врагами. Мы их ненавидели даже больше, чем условного Муслима Магомаева. Потому что у условного Магомаева были какие-то отдельные искренние мелодии. У Кобзона они были, у Майи Кристалинской, а у этих не было ничего вообще. Весь русский рок-н-ролл начался из-за органического неприятия всех этих ВИА, этой пошлости и убожества. Это я могу утверждать.

О КОНКУРЕНЦИИ МЕЖДУ ПОПСОЙ И РОКОМ В 90-Е

— Нет. Мы работали на совершенно разную аудиторию и несли совершенно разные смыслы. Они несли сугубо совковые смыслы, пропевали оду радости совку с очень редкими элементами ерничанья. А ранний рок-н-ролл был голосом протеста. Мы даже на сценах с ними никогда не пересекались. Этого не могло быть.

О ДРУЖЕСКИХ ОТНОШЕНИЯХ С ПОП-АРТИСТАМИ

— Конечно, существовали. Артистический мир — это профессиональное сообщество. В какой-то гримерке можно было пересечься в том числе и с попсовым артистом, и он мог оказаться неплохим человеком. На сцене мог делать шнягу, а человеком быть неплохим. Но по большей части эта попса была убогой и в человеческом плане. Или ты хочешь сказать, что человек, который реально хорошо образован — не для галочки, а по-настоящему, — человек, который хорошо знает музыку, литературу, знаком с философией, выйдет и будет петь то, что поет «Ласковый май»? Не смеши! Я на 99 процентов уверен, что они такие же и в жизни. Тогда о чем с ними разговаривать?

О СЕГОДНЯШНЕЙ ПОПСЕ

— Сейчас произошло постмодернистское смешение всего со всем, и все критерии размыты. Любой может назваться кем захочет. Любая попсовая Монеточка может называть себя как угодно. Но, конечно, это попса. Что Монеточка, что вторая, как ее там…

Они же поют отвратительно. Они даже просто петь не умеют. Это классический пример того, как теперь любой может вылезти. ВИА можно как угодно обзывать, но они хоть петь умели, хоть как-то играть умели, совершенствовались в ремесле. А теперь это же не нужно никому.

О РУССКОМ РЭПЕ

— Окончательное размытие произошло, когда стал подниматься рэп. Рэп окончательно все размыл, потому что в рэпе как в стиле может существовать все — от самой голимой попсы до самых революционных примеров, и ультралевых, и ультраправых. Все это есть в рэпе. Потому что рэп — это просто рифмованное высказывание под бит.

Рэп окончательно смыл плотину, которая стояла между творческим человеком и простым потребителем звука. Классическое «восстание масс». Рэп может читать абсолютно любой человек, у которого ни голоса нет, ни слуха, ни умения хоть на чем-то играть. О таланте я вообще не говорю. Любой человек с отвратительной дикцией, с ужасной кашей в голове может теперь назвать себя музыкантом, потому что даже обезьяна может подобрать любые биты, и любая обезьяна может срифмовать «кеды» и «полукеды». А подчас им даже рифмы не нужно. Нужно просто прочитать. Это даже не ремесло, которым нужно овладеть. Ремесло как таковое здесь не востребовано.

О ТАЛАНТАХ

— Талантов у нас навалом. Системы нет. Почему, к примеру, шоу «Голос» неэффективен? Телепрограмма слизана оттуда, но при этом у нас нет соответствующей инфраструктуры. У них человек, который доходит до финала «Голоса», автоматически попадает в хит-ротацию на радиостанциях, получает кучу других возможностей, поддерживаемых медиа. А у нас? Какая радиостанция будет крутить победителя «Голоса»? Слизали только внешнюю оболочку. У них выстроенная система, в которую тебя без больших денег просто не допустят. Такой условный музыкальный «Римский клуб».

О НАСЛЕДИИ 90-Х

— За всех не отвечу, а за «свое поле» скажу: 90-е дали нам лучшие образцы русского рока периода его расцвета. Эти песни точно останутся в сердцах людей моего поколения, и, возможно, не будут забыты нашими детьми, а может быть — и внуками.

(Петр Каменченко, lenta.ru, 06.08.2020)

Фото: архив InterMedia