Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

16.08.2019
15.08.2019
14.08.2019
13.08.2019

Семен Слепаков: «Люди, которые не смотрят телевизор, только думают, что его не смотрят»

22.12.15 19:24 Раздел: Звезды Рубрика: Дайджест
Семен Слепаков: «Люди, которые не смотрят телевизор, только думают, что его не смотрят»

КАК ПОНЯТЬ, ЧТО ПОНРАВИТСЯ ЗРИТЕЛЯМ

— Это очень сложно. Но у меня это всегда естественно получалось: то, что было смешно мне, было смешно и всем остальным, ну, большинству людей, телезрителям канала ТНТ. И я всегда очень ценил эту естественность. Если я понимаю, что какой-то проект нашему зрителю не по вкусу, то стараюсь либо изменить сам проект, либо сменить площадку.

О ТЕЛЕВИЗИОННЫХ ТЕНДЕНЦИЯХ

- Сейчас самое важное направление на телевидении все-таки развлекательное. Мы хотим экспериментировать, расти, делать что-то новое, но наш зритель по-прежнему усталый возвращается с работы и садится в кресло, взяв еду и параллельно разговаривая с женой; он хочет, чтобы что-то такое доброе, знакомое, то, к чему он уже привык или быстро привыкнет, звучало фоном, периодически выступая на передний план, когда у него есть время это воспринимать. Это правила, по которым живет телевидение, ты не можешь сказать: «А теперь давайте погасим свет, замолчим и насладимся шедевром». Это уже будет кино или же интернет, где человек находит что-то конкретное и смотрит по собственному желанию.

О ПЕРСПЕКТИВАХ ПЕРЕЙТИ К БОЛЕЕ СЕРЬЕЗНОМУ ЖАНРУ

— Если честно, мне все интересно. У меня нет потребности прикалываться и шутить постоянно. Я ведь даже в КВН пошел играть, потому что мне хотелось исполнять финальные песни, стоя на сцене. В них такие всегда сентиментальные слова: «мы вернемся», «мы еще встретимся». Эта ностальгия меня всегда очень трогала. Поэтому мне интересно работать в различных направлениях, главное, чтобы было про жизнь, чтобы зритель смог узнать в этом себя.

О РАБОТЕ НАД ОШИБКАМИ ПРИ СОЗДАНИИ СЕРИАЛА «ОЗАБОЧЕННЫЕ»

— У меня пунктик такой: я ошибки совершаю, но потом обязательно хочу их исправить. Нас можно во всем подряд обвинять, но уж точно нельзя в том, что мы относимся к нашей работе спустя рукава. Нам действительно, может быть, где-то таланта не хватает или каких-то навыков, умений или профессионализма. Но зато есть желание сделать по высшему разряду, чтобы все было по максимуму. Видимо, поэтому мы что-то переснимали, переписывали. Если бы они уже не вышли в эфир, я бы еще что-нибудь переписал или переснял.

О СЕРИАЛЕ «БОРОДАЧ»

— Мы решили рискнуть и сделать такой немного странный, но довольно интересный новый формат. В «Бородаче» все держится на рассказе главного героя. И сначала нам показалось, что это будет совсем несложная история, потому что мы ее относительно легко сняли в «Наша Russia». Тогда он просто говорил, и все веселились страшно. Но когда все растянулось на 24 минуты, стало понятно, что внутри каждого эпизода должна быть жесткая драматургия. Это совершенно экспериментальный формат, когда один человек тебе 24 минуты что-то рассказывает, и ты в принципе следишь за его рассказом, аналогов в мире я не знаю.

ЧТО СЛОЖНЕЕ ВСЕГО В РАБОТЕ НАД СЕРИАЛОМ?

— Продвинуть сериал несложно. Сериал сложно снять, написать. Вот, пишешь пилотную серию, снимаешь, и если получилось хорошо — ты невероятно счастлив. И только потом понимаешь, что это только начало, что сейчас нужно сериал написать, потом снять его, смонтировать, выпустить, а если он получится, то писать второй сезон, а потом и третий, и четвертый. Вот «Универ» — он идет с 2008 года. Страшно сказать: восемь лет в эфире, 500 серий. Я писал первые сто. Сменились поколения авторов, родились дети, появились жены, а «Универ» еще идет. Сериал — адовая штука. В этом плане фильм гораздо более гуманная вещь, ты его за три года сделаешь и избавишься от него.

ПРИБЛИЗЯТСЯ ЛИ РОССИЙСКИЕ СЕРИАЛЫ ПО КАЧЕСТВУ К АМЕРИКАНСКИМ?

— В чем-то да, в чем-то нет. У нас свой путь. Хорошие сериалы, на самом деле, периодически появлялись и раньше — «Место встречи изменить нельзя», Штирлиц и т.д. В России все аккуратнее относятся к откровенным сценам, к каким-то кровавым моментам, а там у них зритель намного более искушенный. В США давно сложилась некая единая сериальная культура, а у нас это, скорее, выжженная земля, на которой есть маленькие постройки, какие-то симпатичные,какие-то уродливые, где-то вообще все развалено. Но чего-то единого у нас нет, поскольку наша реальность — очень шаткая, хрупкая и все время меняется. Два года назад, работая над «Озабоченными», мы не могли представить, что когда сериал выйдет в эфир, доллар будет — 70, а наша страна — в состоянии конфликта с кучей государств и все люди будут хотеть смотреть новости. В этом плане российская действительность похожа на пороховую бочку: она все взрывается под тобой, а ты не успеваешь осознать, понять и простить, как говорит Бородач.

О СВОЕЙ РЕАКЦИИ НА ПРОИСХОДЯЩЕЕ В МИРЕ

— Если честно, я в растерянности. Вообще, и в жизни, и в творчестве я оптимист. Хотя нередко говорю о чем-то с грустью или сознательно провоцирую. И все-такимне нравится, когда в конце есть надежда, что все будет хорошо. Но когда эта надежда становится все более и более призрачной, у меня почва из-под ног начинает уходить. Я предпочитаю высказываться и общаться со зрителем через юмор, но сейчас мне все сложнее и сложнее находить новые темы. Нет, они находятся, конечно, но почему-то не так, что ли, смешат, как раньше.

ПОЧЕМУ НЕ ШУТИТ НАД КОНФЛИКТОМ РОССИИ И УКРАИНЫ?

— У меня есть несколько песен, в которых я высказываюсь довольно жестко. Но конкретный вопрос —украинско-российский — очень сложный. И я не вижу способа смешно высказываться на эту тему. Нет, ну, можно пошутить, что мы ухитряемся со всеми поссориться всегда, но у меня так не получается, я сначала должен задуматься, почему у нас это так, почему с той стороны — по-другому, и когда я себе все эти вопросы задаю, у меня — ноль в остатке. Я не могу сформулировать смешную мысль из всего этого. Я пытаюсь, я иду по цепочке событий, все звенья прохожу и понимаю, что ниточка никуда не привела. Не смешно мне.

О ЛЮДЯХ, КОТОРЫЕ НЕ СМОТРЯТ ТЕЛЕВИЗОР

— Мне кажется, что люди, которые не смотрят телевизор, только думают, что его не смотрят. На самом деле, они его смотрят в других местах: в интернете, в айфоне. Я думаю, что телевизор и сейчас остается тем рупором, через который ты можешь что-то сказать огромной массе людей.

МОЖНО ЛИ ЗАНИМАТЬСЯ САТИРОЙ, ОСТАВАЯСЬ ВНЕ ПОЛИТИКИ?

— Можно. Для меня рецепт один: делать то, что ты сам чувствуешь лучше всего. Если тебя разрывает от того, что ты хочешь высказываться на политическую тему — вперед, а там уже потом выяснится, кто ты: интересный юморист или просто какой-то графоман, который хочет привлечь к себе внимание. Всегда надо делать то, от чего тебя самого прет, грубо говоря. Кто-то не любит шуток про политику, а кто-то вообще больше ничего не любит — только про политику шутить. Нужно себя чувствовать максимально естественно, это, по крайней мере, будет честно.

ОБ ИНТЕРНЕТЕ

— Интернет стал массовым явлением. Благодаря интернету люди становятся звездами, едут в гастрольные туры, их все узнают. Например, если я перестану исполнять песни в Comedy Club, то смогу их выкладывать на своем канале в YouTube, как Сергей Шнуров это делает. У него ведь огромное количество концертов, поклонников, и он не выступает на телевидении. Зато, в отличие от всех других певцов, он ведет активную, созидательную интернет-жизнь. Не просто фотографирует себя с пирожными, а все время выкладывает какие-то видео, стихи, фразы. Они курсируют по интернет-пространству. Сергей Шнуров приезжает и собирает пять раз в год в Москве аншлаги. Так что ничего более эффективного, чем интернет, создать просто не получится. Это сейчас максимально эффективное средство массовой информации.

(Александра Сулим, Meduza.io, 22.12.15)

Loading...