У Анны Матисон и Сергея Безрукова родился сынДжон Ледженд и Кит Урбан спели «Imagine» на открытии Олимпиады (Видео)Шон Пенн потребовал вакцинировать всех участников съемокДжони Митчелл и Бетт Мидлер получат награды Центра КеннедиЭрик Клэптон отказался выступать на площадках, где требуют подтверждения вакцинацииАугуст Диль сыграет ВоландаАнна Фэрис снова вышла замужНюша рассекретила вторую беременность в новом клипе (Видео)Сын Стаса Пьехи был жестоко избит соседямиУмер шансонье Геннадий ЖаровТейлор Свифт стала самой высокооплачиваемой исполнительницей в СШАХолзи стала мамойГруппа Faces записывает альбом«Грэмми» больше не будет учитывать коммерческие успехи номинантов«Купе номер шесть» с Юрием Борисовым разделил Гран-при Каннского кинофестиваляЗвезда «Гарри Поттера» женился на француженкеДжесси Уэйр стала трижды мамойBahh Tee стал отцомРоссийский фильм «Разжимая кулаки» победил в КаннахЭдгард Запашный расстался с третьей гражданской женой

Рецензия на фильм Эдварда Нортона «Сиротский Бруклин». Нуар маленького человека

постер к фильму

Оценка: 9 из 10

В широкий прокат фильм выходит в России 5 декабря 2019 года. Режиссер: Эдвард Нортон. В ролях: Эдвард Нортон, Гугу Эмбата-Ро, Алек Болдуин, Уиллем Дефо, Брюс Уиллис, Черри Джонс.

Вот уже почти неделю в прокате идут «Достать ножи» – комедия от Райана Джонсона, высмеивающая даже не жанр детектива, а его поджанр – «герметичный детектив», в котором преступление совершенно в небольшом замкнутом пространстве, а круг подозреваемых очерчен с самого начала. Теперь же выходит «Сиротский Бруклин» – еще один фильм, поставивший себе целью деконструкцию жанра детектива, только теперь другого его вида – нуара.

Вообще деконструкция в кинематографе – все еще прием новый и свежий. По крайней мере, случаев его применения не так много – на ум приходят разве что «Хранители» Зака Снайдера, как удачный пример деконструкции супергероики, и «Стекло» М. Найта Шьямалана – как пример неудачный. В прошлом году выходили потрясающие «Братья Систерс» Жака Одиара, деконструирующие вестерн.

«Сиротский Бруклин» твердо стоит на нуарных ногах. Нью-Йорк, середина двадцатого столетия. Днем в городе царит беззаконие, коррумпированная власть действует в таком согласии с уличными бандитами, что между ними почти не видно разницы, а ночью… ночью в нем также царит беззаконие, но при этом можно зайти в какой-нибудь бар под светящейся вывеской и послушать джазовое выступление. Мир мрачен, люди беззащитны, несправедливости нет конца и края.

Однако стоит взять один из элементов жанра и заменить на другой – вся картина кардинальным образом изменится. Казалось бы, главным героем в таком фильме должен быть непробиваемый крутой детектив со стальным взглядом, порядком повидавший в жизни грязи – глава детективного агентства Фрэнк Минна как раз подходит под такое описание. Но, к сожалению, самого нуарного персонажа убивают в первые десять минут фильма. Главным героем оказывается не Фрэнк, а его помощник – Лайонел Эссрог, которому и приходится расследовать убийство босса. Но вот беда, Лайонел страдает от синдрома Туретта – его постоянно преследуют двигательные и голосовые тики, ему не к месту хочется выкрикнуть какую-нибудь вульгарность, к тому же он одержим тем, чтобы все вокруг, от скрипа двери до звука чиркающей спички, звучало идеально. Во всем остальном его мозг и память работают идеально. Но в тех вопросах, где нужно общаться с людьми, детектив из Лайонела никудышный. В результате весь фильм главному герою приходится разрываться между тем, чтобы стать, крутым как Фрэнк, и тем, чтобы найти свое собственное место в мире.

Вместе с главным героем плавно сдвигаются и остальные элементы жанра – и роковая красотка здесь оказывается не столь роковой, да и влияет она на сюжет куда сильнее, чем это принято в таких фильмах. Сильные женщины всегда были частью нуара, но женские персонажи в «Сиротском Бруклине», вобравшие в себя и силу феминистического духа, и слабость мелкого человека, забитого системой, на выходе оказались удивительно живыми личностями, а не типичными шаблонами. В результате даже пожилая дама Гэбби Хоровиц здесь оказывается столь же роковой женщиной, что и молоденькая негритянка Лаура.

Очень часто, когда один и тот же человек играет главную роль и при этом сидит в режиссерском кресле, это приводит к огромной порции самолюбования (см. любой фильм, который снял Кеннет Брана с самим собой). Но в случае с «Сиротским Бруклином» это сочетание оказалось удивительно уместным. Когда камера фиксируется крупным планом на главном герое в момент напряженного мыслительного процесса или важного монолога, Лайонел возьмет и отмочит что-нибудь не к месту – скажет пошлую рифму или задергает головой. Эдвард Нортон не просто оказался убедительным в роли человека с тяжелым заболеванием, в кадре осталась его личность, а не только заболевание – а это было бы трудно показать, если бы за режиссерским пультом стоял человек, который не любит исполнителя главной роли как себя самого. Важно, что фильм в такие моменты не скатывается в веселую пародию а-ля «Голый пистолет» – местами он становится смешным, но его тон в целом остается слишком мрачным, чтобы быть комедией.

Деконструкция жанра позволяет увидеть по-новому проблемы, которые остались в Америке с тех лет по сей день. Американцы совершенно точно узнают в главном злодее своего нынешнего президента – многие его реплики сильно изменены, но все еще узнаваемы. Но даже Трамп с его расизмом и сексуальными домогательствами тут выглядит в новом свете – словно ему дали возможность на минуту перекричать гул взбешенной толпы и высказать свое мнение, объяснить позицию, получить хоть какого-то адвоката дьявола. Не для защиты расизма или домогательств, разумеется, а просто для справедливости, чтобы в результате даже отрицательный персонаж стал живой личностью, а не просто игрушкой для битья. Да и в России «Сиротский Бруклин» выглядит ничуть не менее актуальным – из-за пресловутой темы реновации, которая в фильме удивительно похожа на то, с чем столкнулись москвичи. Впрочем, всю политику из фильма можно при желании смело отбросить – и тогда перед нами останется просто отличный детектив с лихо закрученным сюжетом.

Павел Соломатин, InterMedia

Новости партнеров

Режиссер фильмов «Прочь» и «Мы» объявил о следующем хорроре

постер к фильму

Лауреат премии «Оскар» Джордан Пил поставит свой третий фильм ужасов «Нет» (Nope) по собственному сценарию. Об этом он объявил, выложив постер грядущего фильма в твиттере 22 июля 2021 года.

Никаких подробностей о сюжете будущего хоррора режиссер не сообщил, но, судя по постеру, главные роли исполнят лауреат премий «Оскар» и «Золотой глобус» Дэниэл Калуя («Иуда и чёрный мессия», «Прочь»), Кеке Палмер («Стриптизерши») и номинант на «Оскар» за лучшую мужскую роль Стивен Ян («Минари»). Фильм выйдет в прокат ровно через год - 22 июля 2022 года.

Пил получил премию «Оскар» за лучший оригинальный сценарий к фильму «Прочь», который также принес ему номинации «Лучший режиссер» и «Лучший фильм».

Фото: постер к фильму
Теги: хоррор, Джордан Пил, кинопроект, Нет
Подписаться на новости InterMedia
Нажимая кнопку "Подписаться", я даю свое согласие на обработку персональных данных

Эмилия Кларк сыграет в сериале про «Секретное вторжение» инопланетян

инстаграм Эмилии Кларк

Эмилия Кларк официально подтвердила, что снимется в сериале Marvel «Секретное вторжение» (Secret Invasion) для Disney+, который станет адаптацией одноименной серии комиксов 2008 года.

Актриса рассказала об этом на «Вечернем шоу» (The Tonight Show) с Джимми Фэллоном. Кларк смогла подтвердить свое участие в новом мини-сериале, но компания Marvel не позволяет ей раскрывать детали сюжета и даже имя своего персонажа.

- Первыми сотрудниками Marvel, с кем я поговорила, была их служба безопасности, - сказала Кларк Фэллону. - И я уверена... у моего дома уже давно стоит машина, и, клянусь Богом, там какой-то мужчина под прикрытием. Они тренируют меня, и я не знаю, что делать.

Оригинальная сюжетная линия «Секретного вторжения» рассказывает о расе Скруллов - зеленокожих инопланетян, способных изменять внешность. Они начинают полномасштабное вторжение на Землю, тайно превращаясь в известных супергероев Marvel и заменяя их своими агентами. Сериал будет пересекаться с сюжетными линиями «Мстителей», «Фантастической четверки» и других комиксов Marvel.

Актриса присоединится к Сэмюэлю Л. Джексону (Ник Фьюри) и Бену Мендельсону (Талос), а таккже Кингсли Бен-Адиру, Оливии Колман, Киллиану Скотту, Кристоферу Макдональду и Кармен Эджого, чьи роли также не раскрываются.

Эмилия Кларк станет четвертой из актерского состава «Игры престолов», кто присоединился ко вселенной Marvel, после Питера Динклэйджа, появившегося в «Мстителях: Война бесконечности», и Кита Харрингтона с Ричардом Мэдденом, которых можно будет увидеть в грядущем фильме «Вечные».

Источник: Collider Фото: инстаграм Эмилии Кларк
Теги: Marvel, Эмилия Кларк, сериалы, Секретное вторжение

Рецензия на трилогию «Улицы страха»: Ударим феминизмом по ностальгии

постер к фильму

Оценка: 6,5 из 10

Режиссер: Ли Джаньяк. В ролях: Киана Мадейра, Оливия Уэлш, Бенжамин Флорес мл., Эшли Цукерман, Сэди Синк, Эмили Радд, Тед Сазерленд и другие.

Со 2 по 16 июля на стриминговом видеосервисе Netflix выходила трилогия «Улицы страха». Серия включила в себя три фильма, соединенных одной сюжетной линией, при том, что действие каждого из них происходило в разные годы – в 1999, 1978 и 1666.

Итак, два городка – Шейдисайд и Саннивейл – располагаются по соседству. В Саннивейле живут счастливые белые гетеросексуальные люди, много возможностей, чтобы добиться успеха, всегда солнечно и ясно. Шейдисайд – полная противоположность. Раз в несколько лет там обязательно заводится какой-нибудь маньяк, который зверски убивает множество народу. Да и в целом город больше похож на гетто – уровень преступности высокий, власти ничего не могут сделать, а жители в целом несчастны. Согласно городской легенде, причина тому – страшное проклятие, которое ведьма Сара Фир наложила в момент своей казни еще в эпоху первых колонистов.

Действие первой части трилогии проходит в 1999 году. В местном торговом центре очередной маньяк убивает несколько человек. Но главную героиню Дин это происшествие мало заботит – она куда больше опечалена тем фактом, что ее любимая девушка Сэм решила переехать в Саннивейл, а также попытаться вести более приемлемые для этого города гетеросексуальные отношения. Однако вскоре девушек начинают преследовать несколько загадочных убийц.

Первые две части – это довольно удачная игра на ностальгии. Все начинается с оммажа на фильм «Крик» 1996 года, причем выполненного довольно близко к оригиналу. Затем начинается какая-то дикая смесь из «Пункта назначения», «Факультета» и (совсем немножко) «Ведьмы из Блэр», а количество всплывающих по сюжету маньяков вызывает ощущение, будто это студия Universal все-таки запустила свой кроссовер о монстрах.

Атмосфера эпохи передана отлично, в том числе благодаря грамотно подобранной музыке. Несмотря на то, что сюжет первой части порой выглядит натянутым и явно писался сразу под трилогию, он оказывается достаточно зубастым – как и положено хорошим хоррорам 1980–90-х годов.

Вторая часть, действие которой происходит в 1978 году, получилась куда более цельной и удачной. Главная причина тому, по всей видимости, заключается в том, что основной источник для вдохновения был один – серия «Пятница, 13-е».

Дина встречает Си Берман – единственную девушку, которая смогла выжить после нападения на нее ведьмы Сары Фир и ее приспешников. Героиня первой части пытается с ее помощью разобраться, что именно надо сделать, чтобы остановить зло. Действие переносится в детский лагерь «Найтвинг». Дети и подростки из все тех же городов проводят летние каникулы, решают свои проблемы, ненавидят друг друга и порой жестоко издеваются, пока один из вожатых не берется за топор. В этой части льется действительно много крови, убивают тут без жалости, причем даже детей. Фильм не получился каким-то оригинальным и выдающимся, но зато он очень хорошо стилизовался под типичный слэшер 1980-х годов.

К слову, формально «Улицы страха» – экранизация одноименной серии книг Роберта Стайна (автора популярной серии «Ужастики», по которой в 2015 году уже вышел фильм, а потом – и его сиквел). Фактически от оригинала здесь остался разве что шрифт, которым написано название каждого фильма. Сама трилогия не просто не основана на книгах – довольно удивительно, но во втором фильме имеется жирная отсылка на «Кэрри» Стивена Кинга – пожалуй, главного конкурента Стайна – но нет ни одного столь же жирного намека на автора оригинальных произведений.

С третьей части у трилогии начинаются проблемы. Действие перемещается в совсем уж далекое прошлое, в 1666 год. Поселение Юнион еще не разделилось на Шейдисайд и Саннивейл. Сара Фир живет с младшим братом и отцом и следит за хозяйством. Поселение в целом придерживается христианских взглядов, но, как часто бывало в ту эпоху, порой все-таки предается языческим обрядам. Во время одного из ночных гуляний Сара и Ханна (дочь пастыря) дают волю своим чувствам. На следующий день в Юнионе случается беда – еда гниет, животные умирают, а сам пастырь сходит с ума и начинает убивать людей. Жители решают, что в поселении завелась ведьма, которая навела проклятие.

Первая половина фильма явно пытается стилизоваться под «Ведьму» Эггерса. Все выглядит загадочно, сверхъестественно и местами хтонически пугающе. Но после окончания половины фильма на экране появляется заставка «1999, часть 2». История возвращается к Дине и ее девушке, они авторам явно интереснее. И с этого момента история стремительно тупеет.

«Улицы страха», по всей видимости, задумывались как деконструкция сюжета о проклятии ведьмы. Два с половиной фильма история Сары Фир стремительно нагнеталась для того, чтобы завершиться самым банальным поворотом. Итак, (внимание, спойлер!) женщина ни в чем не виновата, а виноват во всем белый мужчина, заключивший договор с дьяволом и ради процветания Саннивейла приносивший в жертву жителей Шейдисайда.

Персонажи, которые два с половиной фильма выглядели живыми и логичными, под конец превращаются лишь в политические функции. Вот девушки, девушку друг другу сестры и всегда придут на помощь. Вот белый мужчина с привилегиями, он обязательно засранец. Положительные мужчины, впрочем, встречаются, но только в тех случаях, если они не белые или имеют какой-то заметный изъян (полнота, травма, наркомания и т.д.). Режиссерская работа, которая два с половиной фильма была направлена на стилизацию под хорроры 1980–90-х годов, совершает резкий поворот и превращается в банальную политическую агитку. Под конец, к примеру, зачем-то надо потоптаться грязными ногами по белому ковру в доме главного гада, что выглядит совсем уж утрированно и, скорее, пропагандистски, нежели высокохудожественно.

Но эта излишняя политичность – это еще часть беды. Проблема в том, что, разрушая типичный сюжет о проклятии ведьмы, авторы не смогли придумать по-настоящему стоящего завершения истории. В результате трилогия выглядит так, словно во всех бедах одного города виноваты не власти, проявляющие полный пофигизм, и даже не просто плохой белый мужчина, а лично сам Сатана.

Киана Мадейра и Эмили Радд прекрасно вписываются в те роли, которые им были выданы, но на этом существенные плюсы заканчиваются. Странно говорить, но и «Пятница, 13-е», и «Крик», и «Ведьма» предлагали в разы более сложные, запутанные и интересные картины мира, чем придумали авторы «Улиц страха». После этой трилогии от Netflix возникает острое ощущение, что подростковые хорроры очень сильно отупели.

Павел Соломатин,InterMedia

Фото: постер к фильму
Теги: Павел Соломатин, Netflix, Улицы страха

Новости партнеров

β 16+