Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

28.11.2020
27.11.2020
26.11.2020
25.11.2020

Сергей Сенин: «Как долго продлится память о Людмиле Гурченко, решат люди»

12.11.20 15:29 Раздел: Звезды Рубрика: Дайджест16+
Сергей Сенин: «Как долго продлится память о Людмиле Гурченко, решат люди»

О МЕРОПРИЯТИЯХ К 85-ЛЕТНЕМУ ЮБИЛЕЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ЛЮДМИЛЫ ГУРЧЕНКО

— Много лет к важным датам Люси я сам готовил различные мероприятия. В этот раз мои друзья взяли это на себя. Был запланирован большой концерт в Кремле. Отменили. К сожалению, время такое.

Дело не в концерте, а в желании увидеть близких людей. Приглашать их на такое массовое мероприятие даже неуважительно по отношению к ним. Небезопасно. К тому же многие из них в возрастной категории 65+.

Но радует то, что в репертуаре Театра Вахтангова появился спектакль «Люся. Признание в любви». Он создан по книгам Людмилы Марковны «Мое взрослое детство», «Аплодисменты». Это музыкальная постановка с живым оркестром. Главную роль исполняет Нонна Гришаева. Премьеру успели показать в марте. А вскоре театр закрыли на карантин. Сейчас спектакль в афише. А 13 ноября, на следующий день после Люсиного юбилея и в день рождения Театра Вахтангова, его вновь сыграют.

О ПАРОДИЯХ НА ЛЮДМИЛУ ГУРЧЕНКО

— Если это Максим Галкин, мне нравится. А когда в телешоу — нет. Копировать большого артиста ни к чему. Это смешно и грустно одновременно.

Как учил Люсю папа Марк Гаврилович: «Артисту главное выделиться!» А если он подражает, это то же самое, что делать копии картин. А где ты сам?

О РЕЖИССЕРСКОМ ОПЫТЕ ЛЮДМИЛЫ ГУРЧЕНКО

— Людмила Марковна никогда не была режиссером по желанию, напротив, всегда от этого отбивалась, отмахивалась. Тогда на съемках «Пестрых сумерек» ушел режиссер, который должен был снимать. Его заменил очень талантливый оператор Дмитрий Коробкин. А Люся, по стечению обстоятельств, просто вынуждена была помогать ему в работе.

ОБ ИДЕЕ СДЕЛАТЬ МУЗЕЙ ИЗ КВАРТИРЫ ГУРЧЕНКО

— Может быть, это произошло от того, что у меня даже мыслей таких не возникало. Какой музей? Чтобы его создать, надо тогда все бросить и заниматься только этим. Не всё само собой получилось. Вскоре после Люсиного ухода столько посыпалось звонков от очень крупных музеев Москвы, Петербурга и не только. Все хотели выставлять ее наряды, личные вещи. Я сначала отказывался, как-то было неловко. Но просьбы были настойчивыми. Я сдался. Подумал: в конце концов, есть же музеи Ив-Сен Лорана, Марлен Дитрих, почему бы и нет.

Первая большая выставка прошла в Музее Москвы. Она должна была длиться два месяца, а в итоге работала девять. Значит, людям это интересно. Задумался, может, стоит показывать наряды там, где Люся их создавала? Только я решил делать в квартире музей, тут же пошли разговоры: «Ну, всё понятно. Сенин начинает зарабатывать деньги». Какие деньги?! Если на зарплаты сотрудникам музея хватает — значит, хороший был месяц.

О СОЗДАНИИ МУЗЕЯ

- Люси не стало. Шло время. Однажды зашел в ее гардеробную, там — сотни костюмов! Им цены нет. Не в смысле реальной стоимости, а в том смысле, что из них половина сделана Люсиными руками. Что мне с этим делать? А она эти наряды днями и ночами создавала. Могла взять два платья и сделать из них третье.

К счастью, нашлись музейные работники, которые оценили эти сокровища, а еще — антиквариат, красивые вещи, которые она покупала. И как-то все начало упорядочиваться.

Люся же не была коллекционером, всё приобреталось хаотично. Нравится, есть возможность — покупала. В итоге возникла пестрая коллекция всего, что только может быть. Мне одному в этом было бы не разобраться. Сначала мне помогли просто понять, как всё сохранить. Началась настоящая научная работа, и вдруг я понял, что жить в этой квартире больше не могу.

Дачу я отдал Люсиной дочке Маше, взял кредит в 5 млн рублей и полностью рассчитался с Машей по вопросам ее наследства. Снял уголок за городом, очень скромный. Потом подумал: «Хорошо. Выставки, которые ездят по стране, имеют большой успех. Может быть, стоит сделать так, чтобы люди приходили домой к Людмиле Гурченко?» И с 2016 года в квартире, где мы жили, открылся музей.

О ДРУЗЬЯХ ГУРЧЕНКО

— У Люси круг друзей не очень большой. Как говорил Люсин папа, «кровенные друзья» к коллегам по цеху не имели отношения. К сожалению, почти все уже ушли из жизни. Последний настоящий друг — Эльдар Александрович Рязанов. Он был рядом до конца своих дней.

О ПЕРСПЕКТИВАХ СДЕЛАТЬ ФЕСТИВАЛЬ ИЛИ ПРЕМИЮ ИМЕНИ ГУРЧЕНКО

— Ни в коем случае. Это такая дешевая история, на мой взгляд. Что бы еще сделал для памяти Люси? Не знаю. Есть доска на доме, музей существует, памятник на Новодевичьем кладбище — произведение искусства. Зачем? Процесс идет. Это как с кино: люди приходят на фильм, нравится, они счастливы и вновь хотят видеть работы этого режиссера, актеров. Как долго продлится память о Людмиле Гурченко, решат люди, которые так или иначе будут пересекаться с ней в ее многочисленных работах в кино, театре, книгах, музыке.

О СМЕРТИ ЛЮДМИЛЫ ГУРЧЕНКО

- Жизнь так скоротечна. Казалось, на днях вместе с Римасом Туминасом я проводил в Литву моего друга, композитор Фаустаса Латенаса, а через пять дней позвонили и сказали, что его не стало. Как же всё внезапно. Я об этом думаю постоянно. Никто не готов к смерти. И Люся ушла внезапно. Съела свой любимый хлеб с маслом и сыром и ушла через пять минут. Вот что обидно. Кто-то говорит, что это счастье, что так быстро. А я думал: Господи! Как? Вот же остался еще кусочек бутерброда… А ее нет.

(Зоя Игумнова, «Известия», 12.11.20)

Фото: Илья Золкин