Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

19.11.2019
18.11.2019
17.11.2019

Сергей Соловьёв: «Я думал, что в «Ассе» будет петь Алла Пугачёва»

21.08.14 14:39 Раздел: Кино Рубрика: Дайджест16+
Сергей Соловьёв: «Я думал, что в «Ассе» будет петь Алла Пугачёва»

ГДЕ БУДЕТ ПРАЗДНОВАТЬ 70-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ

- Это тайное место. Такой покосившийся шалман. Он достался мне в наследство от моих друзей Саши Абдулова и Вахтанга Кикабидзе. Они, будучи достаточно разными людьми, с разных концов привели меня в этот шалман, который располагается посредине городского пейзажа начала 70-х годов. Здесь сохранились интерьеры, какие можно увидеть, скажем, в фильме Отара Иоселиани "Листопад". Это нетленный остров какой-то странной красоты, хорошего вкуса и отличной кухни, на фоне которой меркнет весь блеск наших гламурных ресторанов. Вот там мы и выпьем по рюмке. Придет буквально десяток самых близких мне людей.

О СВОИХ ФИЛЬМАХ

- В 1966 году вместе с Петей Мостовым и Пашей Коганом я сделал дебютную документальную ленту "Взгляните на лицо". Она про то, как посетители смотрят в Эрмитаже великую картину Леонардо да Винчи "Мадонна Литта". Выражаясь языком Мейерхольда, который все свои постановки именовал музыкальным термином "опусы" (неизменно под порядковыми номерами), это был мой первый опус. Потом их было еще 17 или 18 - это уж как считать. Среди них нет особо любимых, а тем более нелюбимых картин, снятых ради куска хлеба, - каждую я старался делать от души. Большинство из них появились вроде бы случайно и по случайным поводам, но, думаю, все вместе они сложились в некое пусть сумбурное, но высказывание о нашем времени, стали какой-то формой моей, что ли, исповеди. Помните, как у Блока: "Чтобы по бледным заревам искусства узнали жизни гибельный пожар". Вот по этим "бледным заревам", кому охота, можно узнать и про "пламенный пожар жизни". И про пожар моей жизни, наверное, тоже.

Другое дело, что наряду с поставленными фильмами у меня есть немалое количество нереализованных замыслов - например, написанный вместе с Геной Шпаликовым сценарий "Все наши дни рождения", который, кстати, хоть сегодня я мог бы снимать: он, мне кажется, совсем не устарел. Жаль и планировавшуюся экранизацию чеховского "Иванова" с Олегом Янковским, и "Метафизику любви" - историю мучительных и прекрасных взаимоотношений Тургенева и Полины Виардо, где роль русского классика должен был играть опять-таки Янковский. Все эти непоставленные сценарии и проекты фильмов я собираюсь даже издать отдельной книжкой. С ними пуссеновский пейзаж моей унылой жизни и души был бы поживее.

ЗАВИДУЕТ ЛИ КАССОВЫМ УСПЕХАМ БЕКМАМБЕТОВА И К?

- Что вы, ничуть. Я только один раз в своей профессиональной жизни испытал дикую зависть. Это случилось после провала в прокате моего фильма "Чужая белая и рябой". Картина уже получила в Венеции Специальный приз, в Италии была восторженная пресса, а на родине тем временем завозили на сеансы солдат, чтобы в зале было поменьше обидно зияющих прорех. По иронии судьбы в это самое время на фильм Володи Меньшова "Москва слезам не верит" люди занимали очереди с ночи. И вот эта зависть продиктовала мне замысел "Ассы". Я попробовал выработать некий беспроигрышный модуль кассового успеха. За основу решил взять индийскую мелодраму и ее типовые клише. В фильме должен быть, решил я, преуспевающий бизнесмен преклонных лет, его любовница - молоденькая святая душа. У любовницы - любовь к молодому: пусть не индусу - так к Африке. Ну, и конечно, ревность, кровь, месть, музыка, песни, пляски.

Тут я, правда, спотыкался. Я не очень понимал, кто будет петь и о чем. У меня хорошие отношения с Аллой Пугачевой, в то время я даже размышлял, какие песни у нее выпросить? "Лето, ах лето"? Но тут режиссер Эшпай мне подсказал: езжайте в Ленинград, там есть удивительные ребята - они и поют, и вообще такое вытворяют... Я поехал и открыл для себя новый мир. Я ведь никого из них в то время не знал - ни Цоя, ни Гребенщикова, никого. Открыв рот и раззявив уши, я, как восторженный неофит, впитывал в себя культуру питерского андеграунда 70-х, испытывая эстетическое потрясение от творчества этих чрезвычайно одаренных людей. Так началась "Асса" - наверное, моя самая популярная в народе картина.

О КОММЕРЧЕСКОМ УСПЕХЕ «АССЫ»

- "Асса" стоила на круг 450 тысяч рублей. За первые 8 месяцев проката - а дальше прокат в одночасье рухнул - ее успели посмотреть 18 миллионов зрителей. Умножьте на цену билета... "Асса" окупилась многократно, не говоря уже о том, что фильм идет до сих пор. Я тогда понял, что тоже могу снять и вполне успешный в коммерческом плане фильм...

О ПРОЕКТЕ ФИЛЬМА О ПУШКИНЕ С РИЧАРДОМ ГИРОМ В ГЛАВНОЙ РОЛИ

- Да, было такое. Я даже сценарий сочинил. А Ричард Гир был еще никому не известным актером, фильмы с его участием у нас не шли, всемирная эпоха "Красотки" еще не наступила. Молодой Гир приехал на Московский кинофестиваль, болтался вокруг да около и не знал, чем заняться. Попробовал было пить вместе с другими фестивальными бойцами, но быстро понял, что не потянет - не хватит здоровья. Тогда с гостями ММКФ поехал на экскурсию в Ленинград, попал в Пушкинский дом на Мойке. Повезло с толковым экскурсоводом, и Гир провел там целый день, услышал историю жизни и дуэли Пушкина, которая его буквально ошеломила. И так случилось, что нас с Гиром познакомили почти в то же время. Он поделился со мной своим пушкинским озарением. Решили делать картину. "Это дело твоей жизни, это дело моей жизни", - сказал расчувствовавшийся Гир. Мы побратались на Воробьевых горах, как Герцен с Огаревым. "Тебя нужно как-нибудь затолкать в Голливуд", - с американской деловитостью предложил Гир. Как он меня заталкивал в Голливуд - это отдельная, почти криминальная история. Но закончилось она тем, что вот я сижу перед вами в Москве на Большой Бронной, а Гир сидит у себя, скажем, на Голливудских холмах. Мы переписываемся, общаемся, можно сказать, дружим, последний раз встретились на его прекрасной фотовыставке о Тибете, которую он как автор-фотограф привозил в Москву. А фильм о Пушкине, увы, так и не состоялся.

О ФИЛЬМЕ ПРО ТУРГЕНЕВА

- Это чудовищная по бессмыслице история, которая длится уже несколько десятилетий. В свое время был написан сценарий, пошиты костюмы, сняты кинопробы, выбрана натура для фильма, главные роли должны были исполнять Олег Янковский и Таня Друбич. Но тут наши по запарке сбили южнокорейский самолет, а поскольку съемки должны были происходить во Франции, то французы сразу отказались иметь дело с "империей зла". С тех пор проект возгорался несколько раз, но...

Потрясающий финал у этой истории. Когда ушел из жизни Олег Янковский, я мысленно окончательно похоронил замысел. Но тут на фестиваль в Ханты-Мансийск приехала Фанни Ардан. Между прочим, я рассказал ей и эту русско-французскую историю. Она загорелась проектом и готова была не только сыграть Полину Виардо, но даже и взять на себя французскую часть финансирования. Увлекся этой историей и Жерар Депардье - страстно захотел сыграть Льва Толстого. Все это докатилось до тогдашнего министра культуры Авдеева. Министру затея понравилась. Он написал французам письмо, назвал будущий фильм нашим общим вкладом в мировую культуру. Окрыленная Фанни с письмом в руках отправилась в Париж. А у Авдеева окончился министерский срок...

Я приплелся в обновленное министерство культуры. "Все замечательно, - сказали мне там. - Но есть деликатная тонкость: мы переходим к более демократичным формам субсидирования проектов, а потому отдадим ваш сценарий на суд ваших коллег, в экспертный совет". И отдали. Из 60 человек экспертов, моих товарищей по профессии, 55 проголосовали против. Так феерически закончилась эта многогодовая, многоходовая эпопея.

Сейчас драматически зависает мой фильм "Елизавета и Клодиль" о судьбе двух юных девушек на заре ХХ века, который мы планировали снимать во Франции, где, собственно, и происходит действие. Никто из французов прямо в сотрудничестве нам не отказывает, но все мягко советуют не торопиться и сначала как-нибудь пережить нынешнее смутное время...

(Леонид Павлючик, «Российская газета», 21.08.14)

Loading...