Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

22.02.2020
21.02.2020
20.02.2020

Анфиса Черных: «Не хочу делить работу и отдых, жить в ожидании выходных»

10.02.20 15:43 Раздел: Кино и сериалы Рубрика: Дайджест16+
Анфиса Черных: «Не хочу делить работу и отдых, жить в ожидании выходных»

ОБ ИТОГАХ ГОДА

— Именно прошлый, 2019 год для меня характеризуется состоянием «больше, выше, сильнее, мощнее». У меня даже не было времени задуматься и порефлексировать, понять, что я чувствую, потому что я постоянно работала. Мне кажется, я никогда в жизни столько не работала, как в 2019 году. Постоянно какие‑то новые форматы, погружение себя абсолютно в новые зоны, в которых еще не бывала. В этом году я победила в шоу «Последний герой», стала артисткой труппы театра Ермоловой под руководством Олега Меньшикова. До этого я никогда в жизни не выходила на театральную сцену, но за десять дней смогла войти в премьерный спектакль «Господин слуга» в главной роли — это абсолютно новый для меня формат. А теперь я еще пробую себя в качестве журналиста как телеведущая на канале «Пятница». В общем, постоянно охватываю новые форматы, бросаю себе вызовы и кидаюсь в авантюры, поэтому год получился максимально ярким и продуктивным.

О ПОБЕДЕ В «ПОСЛЕДНЕМ ГЕРОЕ»

— Это такой опыт и трансформация, которые меняют жизнь. Я провела на острове 39 дней, и это была перепрошивка конкретная. Но сейчас, спустя почти год, я очень скучаю по этому состоянию, даже по тому, когда физически было очень плохо. И когда меня спрашивают: «Хотела бы ты еще раз туда поехать?», — я говорю: «Да!». Хотя под конец было действительно очень плохо физически, все тело болело, сил не оставалось. Но несмотря на все это, в душе открывалась великая благодарность просто за то, что мне дана эта жизнь и шанс ее прожить. На острове фокус внимания останавливается на самых простых вещах, и ты понимаешь: вот оно — правдивое и настоящее. Это был потрясающий опыт и подарок, ведь когда еще будет возможность прожить 39 дней без телефона, без какой‑либо ответственности, ни с кем не общаясь? Очень тяжело держать такое состояние и такие ощущения, когда ты находишься в мегаполисе.

О «ЛОМКЕ» ПОСЛЕ ПРОЕКТА

— К психологам не обращалась, но ломка была по полной. Было очень тяжело спать в комнате, казалось, что находишься в клетке. Было мало пространства, потому что привыкла спать под небом. Очень напрягало огромное количество шума, информации, случались панические атаки, не могла заходить в супермаркеты, где много людей, голосов, цветов, разных запахов. Но не было времени ходить к психологам, так как я сразу же начала работать. Понимаю, что это было неправильно, нужно было дать себе время на перестройку организма, но я сразу кинулась в гущу событий.

ОБ АЗАРТЕ И ЛИДЕРСКИХ АМБИЦИЯХ

— У меня никогда не было слепых лидерских амбиций, не помню себя в таком состоянии, когда ничего не видишь и не слышишь, главное — победа. Но у меня бывают такие состояния, когда пропускаешь суть процесса, видишь цель и идешь к ней. Хотя это скорее азарт и, на мой взгляд, неадекватное состояние. Если со мной такое и случается, то это бывает в шутку, когда мы, например, в «Монополию» с друзьями играем. А в жизни, когда я чувствую, что не мое, то не буду стремиться и доказывать. Мы все прекрасны в своей индивидуальности. Не нужно стремиться во всем быть лучшим, и не нужно пытаться отобрать что‑то у кого‑то. Если чувствуешь, что это твое, — делай, но не для того, чтобы кому‑то что‑то доказать и быть лучшим. И не нужно сильно переживать, если ты в чем‑то не побеждаешь, мы все разные — каждому свое. Если вернуться к «Последнему герою», то у меня не было амбиций выиграть, и это, как мне кажется, меня и спасло — я не тратила силы, чтобы выстраивать какие‑то стратегии, я всегда доверяю пространству.

О ПОСЛЕДСТВИЯХ ИЗВЕСТНОСТИ В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ

— Во времена съемок «Крыши», в одиннадцатилетнем возрасте, моя детская психика оказалась не готова к тому, что мне досталась сразу главная роль, особенно когда маму играет Мария Шукшина, а папу — Валерий Гаркалин. Потом мы еще ездили на гастроли по стране с этим фильмом, встречались со зрителями, и у меня началась звездная болезнь, которая продлилась недели две. Я почувствовала себя особенной, ведь меня везде возили на машине, на съемочной площадке пытались угодить, принести чай-кофе. И я возомнила себя великой актрисой. Но по окончании съемок мне пришлось догонять в школе все, что я пропустила. И моя учительница по английскому Анна Дмитриевна (если вдруг она будет читать это интервью — спасибо ей огромное!) очень грамотно меня осадила, сказав: «Черных, ты звездой решила стать? Тогда всем один параграф учить, а тебе четыре. Иди, учи». В общем, спустили меня с небес на землю, с того момента звездная болезнь меня покинула и, надеюсь, больше никогда не вернется.

О КОМПЛЕКСАХ

— Наверное, я очень счастливый человек, потому что у меня никогда не было желания что‑то в себе менять внешне. Я боюсь всего, что связано с пластикой. А вот желание меняться внутренне присутствует постоянно, но это не комплексы, а стремление к чему‑то новому, раскрытию своих граней, желание исследовать себя, людей вокруг. Помню, был единственный момент, когда я чувствовала себя неловко среди людей. Это было лет шесть назад, когда я приехала на свой первый кинофестиваль «Кинотавр» с фильмом «Географ глобус пропил». Была очень юная, мне еще не исполнилось 18 лет, и я оказалась самой маленькой среди взрослых людей, уже известных артистов. Мои родители не из актерской среды, никто меня там не опекал, и совсем не с кем было посоветоваться. В то время мне постоянно приходилось общаться с взрослыми дядьками-продюсерами 40‑50 лет, и я пребывала в состоянии стресса, потому что приходилось все время прыгать выше своей головы, обговаривая серьезные вопросы, в том числе по контрактам и гонорарам, а я ведь еще ни в чем не разбиралась. Не менее страшно было выходить в свет, на красные дорожки, где все друг друга знают, целуются, делятся последними новостями. Все такие крутые, а ты стоишь на этой дорожке, трясешься, как бы не сломался каблук, и мечтаешь скорее сбежать оттуда. Это был самый большой стресс в жизни — оказаться маленькой девочкой во взрослом обществе, где все стоят в шикарных нарядах с бокалами в руках. Но я мужалась, как могла. (Смеется.)

ОБ АЛЕКСАНДРЕ ВЕЛЕДИНСКОМ

— Сейчас я могу легко общаться с любым человеком, неважно, сколько ему лет, я уважаю людей в принципе, независимо от возраста и заслуг. Чувствую себя абсолютно комфортно в разговорах с любыми людьми. Во многом меня этому научил режиссер Александр Алексеевич Велединский. Больше никого даже называть не буду, хотя вокруг меня много хороших людей было, есть и будет. Спасибо Вселенной за то, что она дарит мне таких людей. Но режиссер фильма «Географ глобус пропил» Александр Велединский относится ко мне по‑особенному тепло, наши отношения давно вышли за рамки работы. Я называю его своим кинопапой, как и он меня — кинодочкой, а порой даже доченькой. Александр Алексеевич очень трепетно ко мне относился, на том же «Кинотавре» старался опекать и ограждать от нетрезвых мужиков и разврата, провожал всегда в номер, чтобы ничего со мной не случилось, не дай бог. И сейчас мы постоянно общаемся, созваниваемся, поддерживаем очень теплые отношения, недавно я снялась в его новой картине «В Кейптаунском порту». У нас сработанный тандем, я рада, что вдохновляю такого мастера, а сказать, что он меня вдохновляет, — ничего не сказать!

О РЕШЕНИИ БРОСИТЬ УЧЕБУ В ГИТИСЕ

— Ни разу не было рефлексии на эту тему. Когда я ушла со второго курса, был очень сложный период. До поступления в ГИТИС я убойно снималась и, когда приняла решение уйти, думала: «О, сейчас меня снова разорвут с предложениями!». А меня никто не разорвал, я сидела на мели, совсем одна и думала: «Ну какая же ты балбесина! Почему нельзя было, как все нормальные люди, получить диплом?». Но потом я приняла это свое решение, которое было совсем не импульсивным, кстати, что мне обычно свойственно. Я долго шла к этому шагу, страшно было уходить с бюджета, тем более что никакого серьезного конфликта у меня не было. Решение бросить учебу было серьезным и вымученным, потому что я уже на первом курсе понимала, что как‑то не так все идет, как я себе представляла. В итоге я просто поняла, что это мой путь, я так решила и сделала. И перестала кому‑то что‑то объяснять. И как только я приняла происходящее, все встало на свои места. И теперь я не то что не жалею об уходе из ГИТИСа, я благодарна себе, что не побоялась так поступить, получив бесценный опыт и понимание того, что никто тебя не ждет с распростертыми объятьями, что учеба не заканчивается институтом, что если ты сам ничего не будешь делать, то ничего не произойдет, поняла, как важна самодисциплина. Я благодарна, что поняла все это раньше, чем мои однокурсники, которые выпустились после четвертого курса, привыкнув все время быть занятыми. И тут — опа! — вот он, открытый мир и полная свобода, которой нужно уметь управлять. А я к тому моменту уже очень хорошо понимала, что делать с этой свободой.

ОБ АВАНТЮРАХ

— Их очень много, например, недавно я впервые прыгнула с парашютом с высоты четырех тысяч метров. Было очень круто, хоть и страшно, хочу еще повторить! Стараюсь брать от жизни все возможности, которые она мне дает, потому что вижу, как люди с возрастом обрастают своеобразной «коростой». Даже я сама сейчас зачастую выберу дом и чтение книги под одеялом вместо ночной тусовки с друзьями, что я так любила в 18 лет. С годами мы все обрастаем удобствами и все с меньшим удовольствием покидаем приятную зону комфорта. Поэтому пока я все‑таки стараюсь использовать большинство возможностей узнать что‑то новое, испытать себя. Возможно, в 40 лет я уже не прыгну с парашютом, тем более, я надеюсь, к тому моменту у меня будут дети — а это совсем другая ответственность, не только за себя.

О ЯРКОЙ ЖИЗНИ

— У меня действительно очень яркая жизнь, я обожаю свой путь, своих друзей, людей, с которыми работаю. У меня есть главная цель, которая, как мне кажется, вполне удается. Когда‑то я сказала себе, что не хочу делить работу и отдых, жить в ожидании выходных. Я хочу просто жить и быть максимально честной и продуктивной в том, что я делаю. Хочу делать лучше мир, себя и людей вокруг.

О МАТЕРИНСТВЕ

— Конечно, безусловно! Меня многие убеждают, что невозможно успешно совмещать карьеру и воспитание детей. Даже знакомые актрисы, у которых есть дети, мне обычно говорят: «Анфиса, не торопись! Ты не понимаешь, что это такое!». Говорят, что придется делать выбор — либо профессия, либо ребенок, по‑другому не бывает. Я все это слушаю и поддакиваю, но при этом уверена, что у меня все будет совсем иначе. Это все из той же серии — не делить работу и жизнь, не делить работу и выходные. Так же я не хочу делить работу и семью с ребенком. Нужно просто жить и стараться при этом быть счастливым. Конечно, я понимаю, что у мамы другие энергозатраты, растить малыша и параллельно создавать какие‑то проекты, конечно, непросто. Но опять же я верю, что все происходит наверху, с Божьей помощью и своевременно. Все случается так, как оно должно быть.

Брак — это всего лишь штамп в паспорте. Я — за любовь! Детей нужно рожать в любви, а не в браке.

О ВАЖНЫХ КАЧЕСТВАХ В МУЖЧИНАХ

— Сила воли — прежде всего. Он должен быть сильнее меня, а таких не очень много. Если я вижу, что мужчина меня «не тянет», я могу быть просто ужасной. Мне важно, чтобы человек с себя много спрашивал, потому что я сама с себя спрашиваю по максимуму. Любовь к себе — это не лежать на диване, любовь к себе — это делать себя лучше, искать и находить в себе лучшую версию себя. Вот таких мужчин я уважаю. Также, помимо силы воли и требовательности к себе, очень важна самоирония. Мужчина, который не может над собой посмеяться, — это провал. И конечно же, чувство юмора и доброта. К счастью, мне встречались мужчины, сочетающие в себе все эти качества.

(Лика Брагина, tele.ru, 10.02.2020)

Фото: Fotodom
Loading...