Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

27.02.2020

Максим: «Мне казалось, что я не смогу быть хорошей мамой»

08.08.14 13:41 Разделы: Звезды, Музыка Рубрика: Дайджест16+
Максим: «Мне казалось, что я не смогу быть хорошей мамой»

О СВОЕМ ПСЕВДОНИМЕ

— Дело как раз в том, что псевдоним всегда был мне ближе, чем мое собственное имя. Еще в подростковом возрасте я была «Максимом», «Максом».

О ДЕТСТВЕ

— Я росла как мальчишка. Спортом вместе с братом занималась, любила карате, и никто не находил во мне женственности, какой-то грациозности.

Ну не хотела я быть девочкой в привычном понимании. Не знаю, что на меня влияло. Я росла, в общем-то, с нормальной ориентацией, но мне не нравились, например, женские наряды. Я не любила стереотипы, которые обычно существуют в женских компаниях. Мне с подружками было менее интересно, чем с друзьями.

ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ «БЕЛАЯ ВОРОНА»

— Я действительно чувствовала себя белой вороной. Это и в начальной школе сильно ощущалось. Даже когда я стала достаточно публичным человеком, то так и осталась закрытой и существую отдельно от других — к сожалению или к счастью. Жить «нараспашку», как это часто бывает у артистов, — точно не мое. Мне всегда было проще говорить о себе через творчество. Может быть, это характер у меня такой, природа моя. У меня мама, например, очень скромная. Она тихая, такой «одуванчик». Мама всю жизнь проработала воспитателем в детском саду.

ОБ ОТНОШЕНИЯХ С МАМОЙ

— Разобрались. Мама стала меня поддерживать, только когда поняла, что мои искания — это не просто желание сделать что-то наперекор. Когда же, еще будучи подростком, я сообщила родителям, что уеду в Москву, они поставили условие: «Только сначала хорошо окончишь школу и сама поступишь в университет». Это было практически нереально, потому что я очень много пропустила занятий. Я была жутким сачком. Но в результате мне всё удалось! Конечно, я схитрила и поступила тогда в Казанский государственный технический университет на самый непопулярный факультет связей с общественностью. Потом перешла на заочное отделение, но училась честно: меня еще в школе приучили к самостоятельности и ответственности. Эти качества пригодились в Москве, куда я вскоре все-таки уехала. Первые годы проживания в столице ассоциируются у меня с Библиотекой имени Ленина. Мне там очень нравилась атмосфера: эти огромные двери, столы, зеленые лампы… И эти часы, которые в тишине отбивают время. Я не знаю, висят они там сейчас или нет, но они дополняли ту волшебную для меня атмосферу.

О ПОБЕГЕ В МОСКВУ

— Я убежала, но при этом продолжала жить прежними чувствами и воспоминаниями. Объект моей любви остался в Казани. У меня была сумасшедшая зависимость от этого человека, и тем не менее я к нему не вернулась. Все мои чувства выливались в музыку, в творчество.

ОБ ОКОНЧАНИИ КАЗАНСКОГО РОМАНА

— Это продолжалось семь лет, потом чувства переросли в дружбу и даже в родственную связь. Потом он женился: сколько можно было меня ждать? Тем более что он на десять лет меня старше. А я тогда поймала себя на мысли, что мне очень хочется, чтобы этот человек был счастлив, чтобы у него рос здоровый сын, — так же, как этого желают родным людям.

ОБ ОТНОШЕНИЯХ С ЛИДЕРОМ ANIMAL JAZZ

— Я не могу сказать, что это был на сто процентов PR-ход, мне было бы сложно играть в такие игры. Начиналось всё действительно искренне — мы планировали записать новую песню, но потом у нас завязались легкие дружеские отношения.

Это были отношения, которые бывают между двумя лучшими друзьями. Я могла рассказать Саше всё что угодно, нести какую-то чушь, и всё это воспринималось очень легко, без ревности, без интриг, без зависти. Но уже тогда я понимала, что в итоге не выйду за него замуж.

О НОВОМ МОЛОДОМ ЧЕЛОВЕКЕ

— Он, как и все принцы на белом коне, желает прославиться добрыми делами. (Смеется.)

Для меня он человек с другой планеты. Это такое счастье — видеть рядом человека, который сильнее тебя, но который при этом не давит своей мощью, а повелевает тобою внутренними силами. Каждый раз я благодарю Бога, что мне всё еще дают это ощущение неосознанного, беспричинного счастья.

ОБ ОТНОШЕНИЯХ

— Конечно, наша хипстерская тусовка вызывает у него некоторое недоумение. Сказать, что мы подстраиваемся друг под друга, — это неверно. Я сейчас получаю безумное удовольствие просто от общения и тактильных вещей. Ты пытаешься что-то объяснить, и не всегда то, в чем ты уверена, оказывается единственно верным. Мне интересно наблюдать, как он рассуждает. Ему тоже интересно знать, что думаю я. При этом он не задает мне банальных вопросов, которые интересуют обычно всех: как я стала популярной? как пишу песни? Если он видит, что я сочиняю, то просто говорит: «Молодец». В общем, у меня сейчас ощущение спокойствия и уверенности — такого не было раньше никогда.

О ВТОРОЙ БЕРЕМЕННОСТИ

— Сейчас я дико радуюсь всему. Просыпаюсь, и мне кажется: «Ах, какой милый дождик». Все говорят: «Вот же слякоть». А мне кажется, что так это прекрасно, серое небо — классное. Я как будто в полете. Эта беременность сильно отличается от первой. Когда я носила Сашу, то долго гастролировала и испытывала на себе все минусы и плюсы состояния беременности. Я очень сильно переживала по любому вопросу, постоянно теребила своего лечащего врача: «Не нужно ли мне купить баллончик с кислородом, чтобы дышать свежим воздухом?» и так далее. Сейчас у меня только плюсы, всё проходит легко, без тревоги.

О СВАДЬБЕ

— Не знаю, что будет завтра, у меня нет ощущения стабильности, но, возможно, это мне сейчас и не нужно. Зато на творчестве это положительно сказывается: я недавно песню новую написала — «Свадьба». Правда, под впечатлением от чужих свадеб — мысли о собственной тут ни при чем. Да этих мыслей и нет: думать о том, что будет завтра, всегда страшно. Как будет, так и будет. Жизнь всё расставит по своим местам, независимо от нас. Гораздо важнее для меня то, что происходит сейчас. 

О ТВОРЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ

— Не могу похвалиться, что сейчас особенно много пишу. Наверное, из-за состояния внутреннего покоя. Я дружу с поэтом-песенником Сашей Шагановым, и он как-то сказал мне: если творческий человек не пишет хотя бы неделю, то вся недосказанность остается внутри. В этот период лучше больше читать.

О БУДУЩИХ ПЕСНЯХ

— Я думаю, что это будут не менее эмоциональные, но уже совсем другие песни. Хотя я остаюсь, по сути, прежней, не изменяю себе. Когда я была беременна Сашкой, то, как теперь понимаю, совсем нас обеих не берегла. Она родилась, и тут у меня появился материнский инстинкт. Я вдруг осознала: во мне жил маленький человечек, а я прыгала, скакала по сцене, мучила ее зачем-то. Мне казалось, что я не смогу быть хорошей мамой. Я думала, что в период следующей беременности всё непременно будет иначе. Однако характер и любовь к экстриму дают о себе знать. Вчера я, например, заехала в кювет на квадроцикле. Теперь вся в синяках.

ОБ ИНСТИНКТЕ САМОСОХРАНЕНИЯ

— Страшно мне бывало. В очередной раз падая с лыж, ты, уже в полете, понимаешь, что, может, всё, точка. И вот здесь странно, но не бывает страшно. Но у меня, надеюсь, с чувством ответственности всё нормально, я умею себя останавливать, если что. Зато у моей дочери Саши инстинкт самосохранения работает за двоих. В этом плане она меня воспитывает. Она еще совсем маленькая была, училась ходить и уже десять раз смотрела, когда и куда лучше упасть. Меня предупреждали, что надо закрывать шкафы, убирать дверные ручки, потому что маленькие дети всё вытаскивают и ломают. Саша же никогда не открывала ящиков без спроса: если сказать, что сюда нельзя, она тут же перестанет рваться. Это такой уникальный ребенок, который, прежде чем взять еду со стола, спросит: «Это не может быть горьким?» Сейчас она ездит на роликах и надевает на себя шлем, налокотники, наколенники. Я говорю: «В чем же прикол? Дети должны падать». Но у нее не бывает синяков. Совсем! Катаемся вместе, я ей говорю: «Сними каску, не позорь мать!» А она: «Мамочка, я же могу упасть».

О ПУТЕШЕСТВИЯХ

— Еще как важны! Мы стараемся чаще ездить по России. Я пришла к выводу, что красивее мест, чем у нас в стране, нет. Много где бывала и поняла, что мне комфортнее всего именно здесь. Можно поехать на Урал или на Алтай — там безумная энергетика. И мы ездим туда. Я — за активный отдых.

(Вадим Верник, «ОК!», 07.08.14)

Loading...