Умер Арнис ЛицитисПриянка Чопра и Ник Джонас стали родителямиУмер Мит ЛоуфМишель Докери выходит замуж за брата Фиби Уоллер-БриджУмер Евгений АрьеГаспар Ульель погиб на горнолыжном курорте«Грэмми» пройдет в Лас-ВегасеУмер режиссер фильмов «Луна в сточной канаве» и «37,2 по утрам» Жан-Жак БенексУмерла вдова Андрея Мягкова Анастасия Вознесенская«Купе номер 6» вошло в лонг-лист BAFTA 2022Тилль Линдеманн не сможет приехать в Россию в конце январяДжейсон Момоа и Лиза Боне разводятсяMachine Gun Kelly сделал предложение Меган Фокс (Видео)Представитель Канье Уэста назвал визит музыканта в Россию «выдумкой»Скончалась певица Мария ЮингПобедитель «Ледникового периода» Федор Федотов стал отцомУмер Михаил ЗеленскийКанье Уэст собирается в Россию, чтобы встретиться с Владимиром Путиным и дать концерт«Золотой глобус-2022»: триумф «Власти пса», «Вестсайдской истории» и «Наследников»Шинейд О'Коннор потеряла сына

Андрей Клюкин: «Все знают, что на фестиваль «Дикая мята» нельзя попасть по знакомству»

10.01.2022 13:27 Музыка Рубрика: Дайджест 16+
предоставлено пресс-службой фестиваля

О ПОДГОТОВКЕ К НОВОМУ ФЕСТИВАЛЮ «ДИКАЯ МЯТА»

— Ну, было тяжело, было… эмоциональные горки: от отчаяния до эйфории. Сейчас эмоции ушли совсем. Я погрузился в постоянную работу, операционную работу. У нас сейчас прямо на поле строился офис: сваи, водопровод, электричество, интернет. Ввинтили фундаменты под 10 гостевых домиков, поставили подиумы для типи и экодомов. Это требует большого количества внимания, например, я теперь знаю, что такое ВЗУ (водозаборная станция) и кессонный распределитель.

ОБ ИТОГАХ ПРОИЗОШЕДШЕГО

- Но если подвести итоги произошедшего, я теперь четко понял, что я живу в другой стране, чем та, что показывает ТВ или транслируют соцсети. Если ты погружаешься в телек, там совсем [сумасшедшие], злые, гадкие. Раньше в фейсбуке было нормально, а сейчас, кто бы что ни написал, там комментарии настолько ядовитые, даже не веришь, что это настоящие люди пишут. У меня возникло ощущение, что человеческая токсичность — это современная норма. Но теперь это изменилось: я вижу и чувствую вокруг очень много отзывчивых, добрых людей, которые невероятно нам помогают.

Я сейчас говорю: «Нам построили офис». Задают разумный вопрос: «Ребята, за сколько? И откуда у вас деньги?» Но мы ничего не тратим, со мной связался руководитель строительной компании HoltsovHouse и говорит: «Мы хотим вам помочь, мы построим на поле Дом № 1». И теперь есть дом с адресом — Дикая Мята, дом 1. Или вот я был на встрече с производителями тротуарной плитки, компанией Braer, которая строила нам дорожки для людей с ограниченными возможностями. Они говорят: «Неважно, что вас закрыли, мы в следующем году хотим создать новые зоны комфорта для ваших зрителей. Нам нравится ваш подход к жизни». И таких примеров много, пока не могу о всех рассказать. Но, поверьте, историй будет много.

О ТОМ, ПОЧЕМУ ВСЕ ВПИСАЛИСЬ ЗА «ДИКУЮ МЯТУ»

— Во-первых, мы независимый фестиваль, мы никому не принадлежим. Все поклонники видели развитие «Дикой мяты» с нуля. На первом фестивале я сам готовил еду для музыкантов, нас вначале всего было три человека. Мы всю дорогу, даже когда привлекали партнеров, оставались независимыми, и никто не мог сказать: «Ребята, поставьте вот этих, поставьте тех». Независимость «Дикой мяты» — одна из главных ценностей.

Второе — мы никогда не относились в полной мере к фестивалю как к коммерческому проекту. «Дикая мята» всегда была культурологическим проектом. Это амбиция — показывать музыку, которая тебе нравится. Я абсолютно уверен, что, кстати, у [основателя фестиваля «Боль»] Степы Казарьяна такая же амбиция. Нам всем кажется, что мы что-то знаем в музыке, что-то острее чувствуем, и нам своей экспертностью хочется поделиться.

Когда вставали коммерческие вопросы, не связанные с музыкой, мы их решали всегда в пользу зрителей, чтобы зрители чувствовали себя комфортно. Мы не продавали зрителям воду — делали водопровод. Ведь обычно на фестивалях ты идешь, сука, и пьешь эти маленькие бутылочки по 150 рублей. Из тебя постоянно вытаскивают деньги, словно задача организаторов успеть за 3 дня вытянуть из зрителя все что можно. Мы никогда не брали денег за горячий душ, за кипяток, за интернет. Более того, мы выкладываем отчеты: столько продали, столько сделали. И с прибылью мы всегда поступали одинаково: никогда не рассовывали деньги по карманам. Я делаю 15 лет фестиваль и живу в доме без лифта на 4-м этаже в «сталинке». Все вкладываем в развитие фестиваля. Зрители это видят.

И третье. Когда здесь не «мы», придется якать. Я меломан и являюсь меломаном со школы, в джазовом колледже учился, мне кажется, что в музыке, которая звучит на «Дикой мяте», я очень хорошо разбираюсь. Всю живую музыку я знаю досконально от Александра Башлачева и «Странных игр» до «Папиного олимпоса» и Алены Швец. У меня не было ни секунды, когда я бы отпускал руку с пульса. Какие-то вещи мне нравились, какие-то не нравились, но тем не менее я всегда был в курсе и четко понимал, что зашкварная херня, а что — нормально. При этом я всегда мыслил широко и не любил сектантство типа: «Кто умный, тот поймет». Поэтому у нас всегда были и популярные артисты, и яркие, молодые, малопонятные, малоизвестные, но точно не зашкварные. Все знают, что на фестиваль «Дикая мята» нельзя попасть по знакомству. У нас было несколько историй, когда мы отказывали огромным деньгам, которые нам предлагали за участие того или иного артиста…

О ЛАЙНАПЕ «ДИКОЙ МЯТЫ»

- В формировании лайнапа я вынужден быть честен сам с собой. Это очень тяжелое бремя, так как ты портишь отношения даже с друзьями, а среди музыкантов у меня их много. Типичный диалог такой: мы собираем большие площадки и готовы поиграть с огромной скидкой или даже бесплатно. Но если я не представляю такой музыки на «Дикой мяте», мне приходится искать способы вежливо отказать. Потому что ты сам себя не [обманешь], если тебе самому не нравится, то это преступление собрать зрителей, которые тебе доверяют, и подсунуть им то, на чтобы сам не пошел. У меня больше и нет ничего, кроме моего честного слова.

Есть великая история о Борисе Гребенщикове и Мамонове. После одного большого фестиваля в гостинице была серьезная пьянка, и уже изрядно выпивший Борис Борисович Гребенщиков в коридоре говорит Петру Мамонову: «Петь, я тебя так люблю». А Мамонов ему: «Борь, я тоже тебя люблю… но не очень». Вот иногда приходится что‑то исполнять в духе классиков русского рок-эпоса.

О ПОЯВЛЕНИИ ФЕСТИВАЛЯ «ДИКАЯ МЯТА. VIOLET»

— Я большой поклонник фестиваля Coachella. Мне очень всегда нравилась их схема. Они делают уик-энд, выстраивают инфраструктуру, проводят фестиваль, потом прибираются на фестивальном поле, и прямо на этих сценах проводят второй фестиваль. Мне это безумно нравится. Но рискнуть такое сделать раньше я не мог. Ну потому что это страшно: вдруг не приедут. А в этом году у нас получилось так, что такая схема — единственный вариант продолжать жизнь. Как я и говорил раньше, мы всегда переходим на новый уровень, когда случаются лють и [конец].

Вот смотри: зрители не сдали билеты. У нас практически солдаут: в продаже около 2000–3000 билетов осталось. Собранные деньги уже потрачены на стройку фестиваля, который отменили за 7 часов до начала. Музыканты согласились выступать за рубль, партнеры отказались от штрафных санкций. То есть фестиваль «Дикая мята» практически состоялся: есть зрители, есть программа, есть деньги, чтобы построить сцену. Какой будет выхлоп? Если спонсор перекроет стоимость сцен, то ноль. Два года работы, и финансовый ноль. И в этом случае непонятно, на что делать следующий фестиваль или на что содержать офис.

Парни, которые ставят нам свет и звук, говорят: «Если вы хотите, чтобы оно постояло, пускай постоит. Мы сделаем огромную скидку». И мы понимаем, что судьба нас столкнула в эту схему [как у «Coachella»]. Мы много лет ее хотели. Но я не рисковал. А теперь получается, что даже несмотря на то, что такой груз, придется рискнуть.

ОБ ЭЛЕКТРОННОЙ МУЗЫКЕ НА «ДИКОЙ МЯТЕ»

— В лайнап фестиваля последние несколько лет мы постоянно добавляли электронику. У нас уже играл Муджус, Oligarkh, Cut’n’Bass, Yuko, Shuma. Зрители отлично их принимали. И мы решили, что традиционные ценности фестиваля мы закроем в «Дикой мяте. Green», а в фиолетовой поедем дальше. Мы будем искать вместе с нашими кураторами интересных русских музыкантов. Мы не будем брать только тех, кто в топе находятся, за счет больших имен мы будем выводить какие‑то новые имена.

О НЕМУЗЫКАЛЬНЫХ АКТИВНОСТЯХ ФЕСТИВАЛЯ

— Давным-давно, когда еще фестивали проходили, приносили деньги, мы выкупили земли, на которых проходит «Дикая мята». Это огромная территория, 86 гектаров. Мы внутри себя фантазировали, что когда-нибудь мы еще заработаем столько денег, что сможем там начинать строить глэмпинг, который будет постоянно работать. Чтобы можно было туда приехать. У нас там есть прекрасный сосновый лес, две реки, потрясающий закат. И вот когда случились лють и (конец), мы решили начать работу над этим проектом. Будем делать кемпинг, в котором постоянно что-то будет происходить.

У нас есть два фестиваля: вдруг те, кто приехал издалека, захотят на два фестиваля остаться. Получилось так, что мы в любом случае должны организовать возможность для людей жить там. И, естественно, подарить тем, кто сохранил билеты, возможность бесплатно там проживать. Весной будут построены 10 домиков, в которых можно жить, 20 меблированных типи, палаточная гостиница, можно будет приехать и со своей палаткой. Там начнутся мини-фестивали прямо с мая.

Май больше будет про медитативность, красоту и здоровье. У нас есть такая территория Green Age, и там вот это все, связанное с гимнастиками, духовными практиками и контролем над своим телом. В июне будут фестивали «Дикая мята. Green» и «Violet. Дикая мята». В июле будут кинопроекты, один из них с сетью «Буше» — фестиваль независимого кино. После кинофестивалей будет недельный кемп для молодых актеров и режиссеров.

О СТРАХОВКЕ НА СЛУЧАЙ ОТМЕНЫ ФЕСТИВАЛЯ

— Мне кажется, то, что мы делаем, и есть страховка. Вот представь себе, например, у нас есть кемпинг, на котором всегда будет стоять сцена, на котором всегда будет стоять «Территория Green Age». На котором всегда будет поле для пляжного футбола, волейбола, регби и так далее. Мы уже даже придумали название для бара, который там будет работать. Потому что там речка есть Вашана. Крутое название «Вашана-бар», индийское такое. Будем развивать кемпинг, глэмпинг, может, построим гостиницу. Туризм-то вряд ли запретят. Хотя логику происходящего предсказать нет никакой возможности.

Мы-то с тобой точно не могли думать два года назад, что не будет никаких концертов, не будет никаких фестивалей, будут закрывать кинотеатры, кафе и рестораны. Все закроют. Мы не могли себе представить, что два года мы будем ходить только на работу и домой, а иногда даже и работать прямо из дома. Но в целом мы, люди, не можем поменяться. Кроме работы есть и культурное развитие, общение, активный отдых и так далее. Поэтому я уверен, что все вернется, и не страхуюсь глубоко. Я просто не хочу даже себе мыслить и моделировать ситуацию, при которой мир безвозвратно изменится.

О НОВЫХ ПРАВИЛАХ

- Понятно, появятся новые правила. Даже безотносительно политики. Мы же понимаем, что вакцинироваться — это хорошо с точки зрения любого государства. В Европе же такая логика: ребята, идите привейтесь, пожалуйста. И ходите куда вам хочется. Мне кажется, что и в России такая логика тоже появится. Да, для тех, кто не хочет вакцинироваться, это неприятно, но тогда им надо ждать, когда уйдет пандемия. А она не уйдет, потому что [ковид] — это болезнь, которая останется.

Наверное, появятся таблетки, которыми можно будет его лечить, но она уже сама по себе никуда не уйдет. Так же, как грипп, ОРВИ и так далее. И со временем можно будет и без QR-кода. Невозможно остановить в целом культурную жизнь. И я не хочу думать об обратном. Иначе надо просто будет признать, что люди для государства — сырьевой придаток. Типа просто делайте свою работу! Работа — дом, работа — дом.

(Николай Овчинников, «Афиша Daily», 09.01.22)

Источник: Афиша Daily Фото: предоставлено пресс-службой фестиваля
Теги: Дикая мята, цитаты, Андрей Клюкин

Найк Борзов устроил в Killer Honda «Танец со смертью» (Слушать)

22.01.2022 10:39 Музыка Рубрика: Хроника 16+
обложка альбома

Дочерний проект Найка Борзова Killer Honda выпустил альбом «Танец со смертью» 21 января 2022 года. В активе группы, играющей гаражный рок, это вторая полноформатная студийная пластинка. Работа над диском продолжалась с 2015 года.

В альбом вошли десять песен, среди которых «Деньги», «Секси-бой», «Белка-летяга», а также англоязычные композиции. Релиз осуществил лейбл «Свет и тени».

Фото: обложка альбома
Теги: Найк Борзов , новый альбом, слушать
Подписаться на новости InterMedia
Нажимая кнопку "Подписаться", я даю свое согласие на обработку персональных данных

Рецензия на книгу «Не надо стесняться. История постсоветской поп-музыки в 169 песнях»

обложка книги

2021, Институт музыкальных инициатив

Оценка: 9 из 10.

Книга «Не надо стесняться» - это продолжение легендарного номера «Афиши» за 2011 год, посвящённого истории российской поп-музыки. Журнал, который на протяжении своего бумажного существования почти демонстративно игнорировал попсу, снобистски отдавая предпочтение независимой и андеграундной музыке, тогда вдруг выдал мощнейшее исследование. Была взята куча интервью у лиц, причастных к созданию хитов, которые на самом деле может с любого места напеть каждый (даже если не хочет).

С тех пор прошло десять лет и появились новые песни, определившие лицо новой российской поп-музыки. Название одной из них - «Не надо стесняться» Ивана Дорна - стало заголовком этой книги. Для автора идеи и редактора «Истории постсоветской поп-музыки» Александра Горбачёва это название имеет новый конкретный смысл: больше не надо стесняться попсы - через неё гораздо лучше определяется дух эпохи и история страны, чем через совсем переставший оправдывать надежды русский рок и тем более через авангардное самовыражение. Поп-музыка достойна серьёзного разговора, научного подхода, систематизации: примерно этому посвящено масштабное предисловие. Оно написано немного извиняющимся тоном, но не за то, что «Афиша» не любила поп-музыку, а потому что некоторое стеснение по поводу своей смелой задумки у составителей всё-таки присутствует. При этом довольно смешно выглядят попытки говорить о попсе на языке «новой этики»: все эти соавторки и режиссёрки смотрятся в тексте откровенно дико, особенно в контексте хитов 90-х «Одинокая луна» или «Розовый фламинго».

Ценно, что некоторые главы, выходившие в 2011 году, были дополнены новыми интервью с какими-то новыми подробностями - получается, что история песен 25-летней давности продолжается и обретает новые краски. Рассказ о каждой композиции начинается с сопроводительного текста от Горбачёва, а потом уже слово даётся исполнителям, авторам, продюсерам и прочим свидетелям. «Дисклеймеры» большей частью прекрасны; я вообще предполагаю, что если бы «Афиша» не игнорировала попсу, а описывала её таким языком, у журнала были бы «более лучшие» тиражи, а может, он и до сих пор бы выходил. Ну например: «Девчонка-девчоночка» с её гитарной основой, духовой секцией, представлением о дворе как о центре публичной жизни и немыслимы для радийных времён хронометражом в пять минут отсылает, конечно, к эстетике ВИА…». Что тут сказать: гроссмейстер и не знал, что он играет такие мудрёные партии.

Интервью «творцов» попсы тоже по-своему захватывающие: ностальгия, гордость, рассказы о том, как было на самом деле, а не как всем запомнилось, какие-то профессиональные секреты и старые обиды… Автор текста «Делай, как я» Богдана Титомира до сих пор удивляется, что из песни все запомнили рефрен и совершенно проигнорировали социальное звучание куплетов. Или вот песня «Поезд на Ленинград»… Никто же толком не знал про группу «Империя» ничего, кроме её названия, а теперь наконец появилось «стори» - лучше поздно, чем никогда. Таких моментов в книге очень много; если её вдруг прочитают редакторы светских сайтов, они могут наделать пару сотен новостей в своём духе: «Темникова никогда не называет фамилию бывшего продюсера», «Мурат Насыров погиб, потому что хотел петь джаз» и т.п. Здесь, в частности, раскрываются такие животрепещущие темы, как: с чем во рту поёт Иван Дорн и почему Сергей Жуков всегда выбирал для создания своих хитов самые зашкварные припевы и приёмы. Не менее примечательны редакционные сноски, сообщающие, что «подтверждения этой информации (озвученной спикером. - Прим. InterMedia) не обнаружено».

К выбору песен, естественно, всегда будут вопросы. Составители хотели написать про 150 композиций, но некоторые произведения буквально сами настояли на включении в издание. Ну, меня в списке почти ничего не возмутило - единственное, я бы оставил вместо 169 где-то 165. Заметно также, что по мере приближения к нашему времени интервью в книге становятся длиннее, а сопроводительные тексты - менее убедительными. Но тут понятно, что большое видится на расстоянии, и какие-нибудь «Мальбэк и Сюзанна» (2017) вряд ли попадут в следующее переиздание «Не надо стесняться».

В целом отличная книга, абсолютно необходимая всем, кто интересуется постсоветской музыкой. Не все, правда, её купят из-за высокой (хотя и справедливой) цены. К тому же бумажные книги имеют досадный в век интернета недостаток: её нельзя дополнить, поправить, том выглядит окончательным продуктом. Но ведь история поп-музыки не заканчивается, и даже старые песни способны развиваться и приносить сюрпризы. Идеальным выходом было бы создание (на базе Института музыкальных инициатив?) портала об истории попсы, основу которого составили бы материалы «Не надо стесняться». Надеюсь, к этой идее можно будет вернуться после окончания активной фазы продаж книги.

Алексей Мажаев, InterMedia

Пер Гессле выпустил новый дуэтный трек (Слушать)

22.01.2022 02:37 Музыка Рубрика: Хроника 16+
обложка сингла

Пер Гессле (Roxette) представил дуэтную композицию с легендой шведской поп-сцены Уно Свеннингссоном «Bara få höra din röst» («Just hear your voice»).

- Наши голоса совершенно разные, но каким-то странным образом они отлично сочетаются друг с другом, - комментирует Гессле.

- Сочинять совместные песни – это всегда как маленькое приключение, а сделать запись с Пером, лучшим автором песен, просто фантастика. Это было легко и очень весело. Мне всегда очень нравился голос Пера и то, как они сочетаются друг с другом, - вторит ему Свеннингссон.

Трек продюсировал сын Свеннингссона Марк Бихили.

Фото: обложка сингла
Теги: новый сингл, слушать, дуэты, Пер Гессле
β 16+