Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

16.01.2021
15.01.2021
14.01.2021

(Strelka-2020) Рецензия на фильм Кристиана Петцольда «Ундина»: Игра с судьбой

06.09.20 15:30 Раздел: Кино и сериалы Рубрика: Рецензии и обзоры16+
(Strelka-2020) Рецензия на фильм Кристиана Петцольда «Ундина»: Игра с судьбой

Оценка: 8 из 10

Немецкая драма «Ундина», участник Берлинале-2020 и фестиваля Strelka Film Festival by Okko, выходит в российский прокат 23 сентября 2020 года. Режиссёр: Кристиан Петцольд. В ролях: Паула Бер, Франц Роговский, Марьям Заре, Якоб Маченц и другие.

Во время своего плодотворного и, как выяснится потом, фатального пребывания на Северном Кавказе Михаил Юрьевич Лермонтов испытал пик своей творческой деятельности. Подпитываясь лечебными свойствами горного воздуха и минеральных источников, вдохновляясь окружающими его красотами, романист произвёл на свет сразу несколько знаковых произведений, главным из которых по сей день является эпохальный «Герой нашего времени». В нём Печорин в одном из своих дневников описывает всколыхнувшую его душу встречу с некоей девушкой, которую тот называет ундиной. Сам Лермонтов оставляет ремарку к этому слову: «В средневековых поверьях дух воды, прекрасная женщина, заманивающая путников, чтобы родить ребёнка и получить благодаря этому человеческую душу».

На наш славянский лад ундина – это русалка, обычно в сказках приукрашенная длинным рыбьим хвостом. В исконно германской мифологии же ундины обычно предстают полностью в человеческом обличие, но порой намного более смертоносными магическими существами, чем мы могли себе представить из сказок в детстве. У Кристиана Петцольда, лидера берлинской школы и попросту одного из главных немецких режиссёров нашего времени, магия и вовсе растворяется в омуте реализма, который, впрочем, вскипает от такой головокружительной и опьяняющей истории любви, что разворачивается на глазах зрителей.

В «Ундине» главная героиня, собственно, Ундина (Паула Бер, получившая за эту роль «Серебряного Медведя» на Берлинском кинофестивале), работает гидом для интернациональных групп и с упоением рассказывает всё об архитектуре и истории ФРГ и ГДР. Информативность её рассказов подчёркивается увлекательной подачей, которая захватывает людей словно мелодичное пение русалок у моря. На одну из таких «песен» клюёт задумчивый и мечтательный Кристоф (Франц Роговский, который играл вместе с Бер в предыдущем фильме Петцольда). Их знакомство, проходящее, между прочим, с непосредственным участием воды и очень красиво обыгрывающим «выброс на берег», вскоре перерастает в пламенную, всепоглощающую любовь, причинить вред которой может лишь тайна Ундины, тянущая её на дно мифологического фатализма.

В основе всей фильмографии Кристиана Петцольда лежит реализм, который от фильма к фильму приобретает различные очертания, новые интерпретации, а порой и неожиданные формы. Так, в его неформальной «призрачной трилогии» мы сначала наблюдаем за классическим для берлинской школы начала 21 столетия соцреализмом («Внутренняя безопасность»), затем он трансформируется в откровенную психоделику («Призраки»), а потом приобретает черты метафизического триллера с двойным дном («Йелла»). Картины немецкого режиссёра отличаются холоднокровием, сдержанностью и обязательным эмоциональным катарсисом в финале (серьезно, лучше Петцольда в Европе никто не заканчивает фильмы), чей разрывной характер лишь только усиливается на фоне приглушённых тонов и относительной безэмоциональности основного повествования.

Во впечатляющей послевоенной реконструкции под названием «Феникс», психологической драме «Барбара», минималистском «Вольфсбурге» и амбициозном кафкианском «Транзите» Петцольд поочерёдно обращался к глобальной человеческой истории и потерянному прошлому отдельного человека. Острый психологизм соседствовал с философичностью и умозрительностью, свойственным немецким романтикам, а суровые игры с судьбой встречались с любовной тематикой, которая порой символизировала то терапевтический процесс, то единственный способ побега от суровой реальности. В конце концов, все эти зачатки классического романтического текста (исключительный герой, экзотическая обстановка, любовные драмы) должны были однажды созреть в голове режиссёра и сформировать у него сюжет, полностью следующий законам немецкого романтизма. Таким сюжетом и стала «Ундина».

Фильм ловко сочетает пронзительную и современную историю любви с мифологическим подтекстом, становясь тем самым красивой притчей, доступной для считывания носителю абсолютно любого культурного кода. У Петцольда в этом плане картина получилась даже универсальнее «Формы воды», с которой во время просмотра могут возникнуть ассоциации. Но нет, точкой соприкосновения с лентой Гильермо Дель Торо являются не монстры, а водная стихия, которая в «Ундине» подобно лучшим представителям романтизма олицетворяется до практически ещё одного действующего лица.

Ко всем прочим достоинствам фильма, «Ундина» — ещё и живописный панорамный взгляд на Берлин. Мы не только проникаемся городской эстетикой из рассказов главной героини, но и продолжаем наслаждаться ею по ходу развития сюжета. Петцольд использует знакомые по фильмам Джармуша проезды камеры как бы из окна автомобиля или поезда, позволяя зрителю без акцентировки внимания на деталях рассмотреть столицу Германии общими планами – практически глазами человека, постоянно находящегося в движении. Или же героя Франца Роговского, постоянно старающегося догнать уходящий поезд с его возлюбленной.

И да, в этом фильме Кристиан Петцольд снова порадовал впечатляющим финалом, который на этот раз тонально ближе к его же «Барбаре» — трогательное, но горькое завершение истории, которое сможет вызвать у вас совершенно неожиданный спектр эмоций. Отдельной строкой необходимо отметить заслуги Бер и Роговского – потрясающе гармоничного дуэта, за счёт химии которого «Ундина» и обретает половину своей аутентичности, упоительно гармонируя с как всегда тонкой и чуткой режиссурой Петцольда.

Вадим Богданов, InterMedia

Фото: постер к фильму