Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

19.09.2020
18.09.2020
17.09.2020
16.09.2020

Рецензия на фильм Джастина Курзеля «Подлинная история банды Келли»: Гомоэротизм в прериях

25.02.20 13:00 Раздел: Кино и сериалы Рубрика: Рецензии и обзоры16+
Рецензия на фильм Джастина Курзеля «Подлинная история банды Келли»: Гомоэротизм в прериях

Оценка: 7 из 10

Австралийский вестерн от режиссёра «Макбета» и «Кредо убийцы» выходит в российский прокат 27 февраля 2020 года. Режиссёр: Джастин Курзель. В ролях: Джордж Маккэй, Рассел Кроу, Николас Холт, Эсси Дэвис, Томасин МакКензи, Чарли Ханнэм и другие.

Тяжело было австралийцам без национального героя на изломе 19 века. У одних народов были Джордж Вашингтон с Томасом Джефферсоном, воевавшие за независимость американской земли, у других – Бахадур-шаха II, возглавивший сипаев в борьбе за освобождение Индии. Бедным австралийцам же ещё долго пришлось терпеть издевательского отношения со стороны британцев, творивших такой беспредел с коренными жителями, что для местных кинематографистов до сих пор эта тема остаётся актуальной и болезненной (посмотрите беспринципный триллер Дженнифер Кент «Соловей»). Кенгуру, к сожалению, с оружием не в ладах, а Чарльз Кингфорд Смит сделает себе имя только во времена Первой мировой. Но до этого ещё полвека, так, где же австралийскому сопротивлению искать свою икону?

Если на то время популяризующиеся грамотно скоординированные военные восстания и заражающие прогрессивные сознания революционные настрои были лишь доступны евразийскому и американскому континентам, одинокой и маленькой Австралии ничего не оставалось, как пойти старинным путём. «Спартаковским», можно сказать, ибо где ещё искать символ несогласия и бунта против власти, как не среди народа, обездоленного, оскорблённого и предельно мотивированного. Тут-то и возникла уже фактически мифологическая фигура Неда Келли. Отдалённым взглядом этот человек может показаться обычным убийцей и грабителем банков, но для Австралии его значимость невозможно переоценить. Для многих он стал то ли местным Робином Гудом, то ли аналогом Ильича в железных доспехах, то ли вовсе мифическим героем-освободителем, который однажды сможет и огонь украсть с Олимпа, и увести Австралию в светлое будущее.

Конечно, сколько фанатиков культа Келли, столько же и противников, считающих его безжалостным убийцей и вероломным грабителем. Естественно, об этом известно и режиссёру австралийского происхождения Джастину Курзелю, которому срочно нужна была реабилитация в кинематографических кругах после катастрофически провальной экранизации видеоигры «Кредо убийцы». Возможно, поэтому он и решил обраться к национально важной теме и рассказать миру своё видение подлинной истории Неда Келли, человека уже в большей степени принадлежащего фольклору, нежели страницам реальной истории страны.

Версия Курзеля – уже третья по счёту (не считая старой немой ленты Чарльза Тейта, от которой осталось лишь 10 минут), и две предыдущие картины установили высокую планку для побора актёра на главную роль. Так, в одном фильме знаменитого бушрейнджера сыграл Мик Джаггер, а в другом – наконец, австралиец Хит Леджер. Курзель снова вернулся к британским актёрам и пригласил Джорджа Маккэя – главное открытие 2019 года, чья роль в военной драме Сэма Мендеса «1917» была отмечена почти каждым профессионалом.

Хроника детства и взросления Неда показала во всём драматическом разнообразии: жили они большой семьёй бедно и несчастно, отец что-то постоянно чудил и по ночам расхаживал в женских платьях, мать, чтобы прокормить семью, вынуждена была ложиться под местного «представителя закона» (Чарли Ханнэм в нетипичном для себя амплуа подонка). Нед рос и подпитывался ненавистью, мать так и не отправила его учиться, отчего мальчику школой стали прерии, а учителями – различные сомнительные личности, сменяющие один за другим (таким, например, стал новый мамкин ухажер – добропорядочный на вид герой Рассела Кроу).

Джастин Курзель смешивает грязные цвета, динамичную ручную камеру, пространства с ограниченными источниками света, чтобы создать поистине брутальный, неотёсанный вестерн. Такая суровость и «чистота» жанра уже невозможна в американской продукции, которая отличается либо чрезмерной романтизацией вестерна, либо же безумной постмодернистской смесью из различных жанров и направленностей. Если и вспоминается какой-то голливудский вестерн, относительно схожий с «Бандой Келли», то только «Костяной томагавк» Крэйга С. Залера, в котором жестокость была показана во всей, если можно так выразиться, красе.

А вот австралийские вестерны достаточно сильно отличаются от нынешних голливудских, это легко понять, если, например, после «Поезда на Юму» или «Железной хватки» вы глянете того же «Соловья» Кент или «Сладостный край» Уорвика Торнтона. Однако при всей внешней беспринципности и мужественности «Подлинной истории Банды Келли», в этом фильме трудно не заметить откровенные нотки гомоэротизма, пронизывающие картину белыми нитками. Вполне возможно, что Курзель тем самым показывает кризис маскулинности на примере изначально самого мужского жанра в кино. И речь здесь, естественно, не только о том, что папа Неда наряжался в платья, а затем, подросший и сколотивший свою банду, он сам заставлял всех своих ребят надевать платья перед ограблением. Гомоэротизм в картине постоянно витает в воздухе – ух очень крепко Нед обнимается со своим другом, лёжа в вагоне поезда. Слишком двоякие намёки героя Николаса Холта, полицейского, который руководит борделем и любит расхаживать голышом, в адрес Келли.

У кого-то такие намёки и не ярко выраженный подтекст могут вызвать настоящий диссонанс с преимущественно суровым, жёстким вестерном. Однако настоящий раздражитель в фильме – это обильный мерцающий свет. Дорогие кинематографисты, поймите уже наконец, что продолжительное мерцание света в тёмном кинотеатре ничего, кроме головной боли, не вызовет у зрителя. Даже если вы вкладываете в такой визуальный приём какой-то высший смысл (как здесь – герой переходит в метафизическое состояние, выстраивая особую связь со своими предками и природой), многоминутное бесперебойное и очень резкое мерцание максимум заставит зрителя не задуматься над смыслами, а поскорее закрыть глаза или вовсе отвернуться от экрана.

«Подлинная история банды Келли» умудряется одновременно удивлять и отталкивать, смешивая удачные ходы с крайне сомнительными. Джастин Курзель эффектно конструирует эстетику грязного, но стильного вестерна, который выглядит как дикий зверь и ведёт себя соответственно – движется непредсказуемо, в любой момент может разодрать герою глотку, забрызгав экран кровью, и периодически рычит. Звуку вообще нужно отдать должное – постоянный композитор и брат режиссёра Джад Курзель написал дичайший саундтрек, добавляющий тестостерона и к без того брутальным сценам. После кошмарного «Креда убийцы», кажется, только таким образом можно было восстановить свою репутацию – на коне, с безумными глазами и в железных доспехах.

Вадим Богданов, InterMedia

Фото: постер к фильму