Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

20.03.2019
19.03.2019
18.03.2019

Светлана Копылова: «Песня-притча обязательно задевает какие-то добрые струны души и заставляет задуматься о важном»

18.01.19 15:18 Раздел: Музыка Рубрика: Интервью
Светлана Копылова: «Песня-притча обязательно задевает какие-то добрые струны души и заставляет задуматься о важном»

В преддверии большого концерта в Центральном Доме литераторов автор-исполнитель и популяризатор жанра песни-притчи Светлана Копылова рассказала корреспонденту InterMedia об особенностях выбранного творческого пути, просветительской миссии и судьбе авторской песни.

Вы работаете в необычном жанре. Что для вас значит песня-притча, какую идею вы несете своим слушателям?

— Сюжетные истории всегда привлекательны, и истории в песнях - не исключение. Если с самого начала заинтересовал сюжет, то человек обязательно дослушает песню до конца, любопытство возьмет верх: каков же финал? Поэтому для меня самое главное - найти интересный сюжет. А они на дороге не валяются! Я не скрываю, что часто заимствую сюжеты, ищу везде, где только можно, потом подстраиваю уже под свой лад, под свою манеру - ведь надо преобразовать эту историю в стихи и положить на музыку. Иногда они претерпевают кардинальные изменения. Но самое главное при этом - не потерять главного. А главное как раз заключается в идее. И моя идея в том, чтобы песня не была пошлой, чтобы она обязательно задевала какие-то добрые струны души, чтобы она не была пустой и бессмысленной, а заставила задуматься о чем-то важном. Песня-притча - самый подходящий жанр для этого. Мне часто говорят: «Вы пели обо мне!». И если многим людям близко то, о чем я пишу и что исполняю, значит, мои труды не напрасны. А это самое главное.

Вам довелось поработать со многими звездами эстрады. Насколько отличается процесс создания песен «по заказу» от тех, которые вы пишете для себя?

— Ну, заказ как-то мобилизует, подстегивает непонятно откуда берущееся вдохновение, не дает расслабиться, пока не доведешь дело до конца… И потом, песня на заказ - это всегда денежное вознаграждение. Это тоже вдохновляет, чего греха таить!

Другое дело, что мне очень нравится работать в жанре песни-притчи, а в таком ключе никто из звезд не работает. Для них главное - найти какую-нибудь «фишку», так называемую «шляг-фразу» (от слова шлягер), это уже часть успеха. Ну, а для меня главное - чтобы, опять же, не пахло пошлятиной, хочется чистого искусства, как в строках знаменитого поэта: «Что чувства добрые я лирой пробуждал» (речь идет о стихотворении А. Пушкина «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…». — Прим. InterMedia). А для себя… Ну, тут уж я могу всласть налениться, оправдывая себя тем, что я же, дескать, накапливаю… А потом как жахну! Но бывают простои, конечно, все же я не многостаночница, хотя в год по альбому выпускаю с Божьей помощью.

Помогает ли вам актёрское образование на концертах или на сцене зрители видят вас настоящую, без игры?

— Безусловно, помогает! Думаю, что четыре года, проведенные в театральном училище им. Щукина, не прошли даром! Но в вашем вопросе звучит как бы противопоставление - «или зрители видят меня настоящую». Здесь нет противопоставления! Конечно, они видят меня настоящую, хотя для меня это как театр одного актера. В театральном вузе меня не учили играть в жизни, и я выхожу к зрителям не играть, а общаться. У нас на первом курсе был такой раздел: «Я в предлагаемых обстоятельствах». Так вот, это чистой воды «я», а обстоятельства мне подсказывают зрители. Я никогда не выстраиваю концерт заранее, я даже не знаю, какие именно песни я буду исполнять. Ну, когда идет представление нового альбома - там понятно! К тому же, я чередую новые песни со старыми - это всегда заявки зрителей, и поэтому выстраивается совершенно новый спектакль, ведь и записки бывают разными, и на них надо суметь правильно отреагировать. Иногда это не только заявки, но и какие-нибудь каверзные вопросы. Нужно успеть подхватить шутку, что-то обыграть и так далее. При этом я стараюсь быть абсолютно открытой и искренней - это факт. К тому же некоторые мои песни вызывают слёзы, мне приходится, как актрисе, проживать каждую песню, иначе они не найдут отклика в людских сердцах. Ведь исполнение тоже много значит. Сейчас многие пытаются петь мои песни, но практически все подмечают, что авторское исполнение лучше. Наверное, я лучше их чувствую, потому что сама пишу. Кстати, насколько я помню - где-то читала или смотрела в передаче - Владимир Высоцкий не любил, когда его песни исполняли другие… Сейчас мы слушаем его песни в исполнении других певцов только потому, что Владимира Семеновича с нами нет.

По вашему сайту складывается впечатление, что вы не слишком любите вспоминать о своем актерском прошлом. Почему так?

— Вы знаете, в последнее время я наоборот стала тосковать по кино… Мне кажется, я так и не сыграла своей звездной роли! Но звездная роль - это несбыточная мечта в моем варианте, ибо это должна быть такая роль, которая бы не опустила мою планку как автора-исполнителя. А это возможно только с суперским сценарием и гениальным режиссером. Сниматься в мыльной опере я бы не стала. Не слишком люблю вспоминать проходные роли в проходных фильмах. Я особенно-то ничего такого не сыграла. По пальцам одной руки можно пересчитать что-то более или менее приличное. А об остальных действительно не хочется вспоминать. Тем более, мое мировоззрение изменилось, я бы сейчас отказалась от многого, что было тогда мною сыграно, но, как говорится, что написано пером - не вырубишь топором.

Когда вы поняли, что ваше призвание — это именно музыка?

— Наверное, в пятом классе, когда родители ни в какую не захотели покупать мне пианино. Это сейчас мама говорит, что если бы знала тогда, что из меня что-то получится, то они бы с отцом не ели, не пили, но дали мне музыкальное образование. Но этого не случилось, и я так и осталась музыкально безграмотной. Я и певицей себя не считаю. Мне всегда стыдно, когда меня так называют. Помню, в то время я так любила группу «Поющие сердца»! Выписывала по почте виниловые пластинки с Апрелевского завода звукозаписи. Моя юность проходила в Усть-Илимске - Иркутске… Могла ли я тогда представить себе, что солист этой знаменитой группы Александр Ольцман будет моим гитаристом, и я запишу с ним почти два десятка альбомов!

Но по большому счету, когда я увлеклась песнями и ощутила связь с залом во время концертов - именно тогда я поняла, что это мое… мое призвание.

Вашу музыку можно назвать актуальной для всех возрастов, но существенную долю аудитории составляют дети, не так ли? Можете ли вы назвать свою деятельность просветительской и чему бы хотели научить юных поклонников с помощью своих песен?

— Думаю, можно, если мне чуть ли не в каждом городе говорят, что ставят мои песни на уроках, а иногда даже проводят по ним целые лекции - дети слушают, обсуждают, спорят, делятся впечатлениями… плачут… Но удивительно то, что я не написала целенаправленно для детей ни одной песни! И часто дети выбирают для себя самые что ни на есть взрослые произведения! Это для меня всегда очень удивительно. Я объясняю это так: душа бессмертна, значит, она не имеет возраста. Возраст только в бренном теле - земной возраст. Но если душа бессмертна, значит она уже взрослая. У меня был один случай, когда семилетний мальчик слушал мою песню про детей Беслана «Город ангелов». В это время в комнату зашла его мама, и увидев на его лице слезы, спросила: «Почему ты плачешь?» Ребенок ответил: «Я не знаю, слезы сами катятся». Мне кажется, это показатель того, что дети могут воспринимать не умом и мерою возраста, а каким-то неведомым нам чувством. А чему песни могут научить - ну, состраданию, например. Это очень хорошее чувство. Справедливости. Отторжению от зла, зависти, чувства мести… Иначе посмотреть на отношения с родителями, увидеть в них своих самых близких и родных людей, возбудить в их сердцах чувство любви, настоящей, не плотской… Мне кажется, все это можно почерпнуть из моих песен. И, знаете, не сочтите за хвастовство - говорю только факты, которые мне рассказывают люди - иногда после концерта они, даже не доезжая до дома, просят по телефону прощения у своих близких… Один случай особенно дорог для меня: две сестры очень много лет не общались и чудом оказались в одном зале на моем концерте. В перерыве они бросились друг другу в объятия со слезами и словами о прощении.

На ваш взгляд, в каком направлении стоит развиваться жанру авторской песни, чтобы оставаться актуальным?

— У каждого исполнителя есть свой зритель. Кто-то любит классическую музыку, кто-то слушает юмористов… Авторская песня в целом, мне кажется, занимает довольно небольшую нишу в музыкальном мире. Думаю, что если бы я со своими притчами появилась в 60-е годы, я была бы очень знаменитой. Тогда люди были другими - более нравственными. И им хотелось чистоты. Сейчас большинству не нужны ни рифмы, ни мелодии, такая мода - ничего не поделаешь. Им нужно что-нибудь «по приколу». В основном это о том, что ниже пояса, подчас с матами… Авторская песня уходит в лету. Но ради того меньшинства, которое нуждается в моих песнях и с нетерпением ждет выхода каждого нового альбома, я готова творить и жить. Жаль только, что мне и таким, как я, нет места на медиа-площадках. Получается, что я, например, везде неформат, хотя и выступаю в филармонических залах и крупных ДК. И приходится пробиваться сквозь откровенную пошлятину, развращающую народ, а главное - молодое поколение, которое не имеет альтернативы, ведь огромный процент людей даже не знает о нас и о нашем жанре. А вот если бы, например, на ТВ появился какой-нибудь музыкальный федеральный канал, на который можно было бы попасть не по тем критериям, по которым попадают, например, на тот же «Голос», а с точки зрения духовной и нравственной прибыли, что называется, через песни для ума и сердца, тогда еще можно было бы говорить о развитии жанра авторской песни. И, думаю, такой канал был бы востребован, ибо людям хочется хороших песен. Но, боюсь, и туда проникнут все те же, которые сейчас светятся со всех экранов. Теперь интернет заполоняет почти все пространство, но даже там я пока не вижу реальной перспективы.

Ваш верный спутник — акустическая гитара, при этом вы чаще всего выступаете в дуэте. В чем особенность двухгитарного аккомпанемента?

— Две гитары всегда красивее, чем одна. Одна я не сыграю ни вступления, ни проигрыша. К тому же, я самоучка. Меня научил мальчик Леша из авиационного техникума, где я училась еще до поступления в театральное. Но, кстати, получается, что даже такой техникум мне что-то дал для моего нынешнего творчества - так что все не зря происходит в этой жизни. Правда, Леша в 20 лет разбился насмерть в аварии и по сути ничего хорошего больше в своей жизни не сделал. Но я считаю его причастным к тому, чем я занимаюсь сейчас.

Чувствуете ли вы себя в первую очередь артисткой или автором, поэтом? Или одного не может быть без другого?

— Поэт - громко сказано. У поэта есть красивые необычные образы, поэты видят в простом что-то необыкновенное, у них бывают какие-то просто невероятные рифмы… Всего этого у меня нет. Я пишу просто, доходчиво, может даже примитивно… Помните, Эдуарда Асадова поэты не принимали в свой круг, считая его скорее стихоплетом? Но именно от его стихов я ревела в детстве в подушку, именно его стихи воспитывали мою душу… Как сказала одна актриса про мои песни: «Вроде нет ничего особенного ни в стихах, ни в музыке, не тянет на высокую поэзию, но, блин! Когда слушаешь, все в душе переворачивается!» Так что, я, скорее, автор песен и их исполнитель. Ну, и подаю все это как артистка. А то, бывает, люди поют, а лицо каменное, не выражающее никаких эмоций…

Когда вы работаете над текстом, сразу понимаете, станет ли он песней или останется самостоятельным стихотворением?

— Мне стихотворения некуда девать, а песня сразу может начать жить. Поэтому стараюсь и подбирать такие стихи, которые легко ложатся на музыку, и сама сочиняю, имея в уме уже хотя бы приблизительную мелодию или ритм. Ведь в моем репертуаре есть еще песни на стихи других авторов. Это, конечно, не притчи, но и у меня из 18 альбомов только семь с грифом «песни-притчи». В основном это современные авторы, малоизвестные. Но есть и известные, такие, как Ирина Самарина. У меня уже создано несколько песен на её стихи.

Есть ли у вас близкие сердцу сюжеты или лирические герои, которые сопровождают вас в песнях сквозь года?

— Да мне всё близко, о чём пишу, иначе бы не бралась за эти темы. Но, конечно, есть те, без которых не обходится ни один концерт. А вообще, если задуматься, то у меня, наверное, на любую заданную тему найдется песня. Один раз мой духовник - известный миссионер и проповедник протоиерей Артемий Владимиров - насмешил меня. Я пожаловалась ему на исповеди на какие-то свои жизненные трудности, а он мне и говорит: «А вы слушайте песни-притчи Светланы Копыловой!»

В чем вы черпаете вдохновение?

— В интересных сюжетах! Это половина успеха. Если сюжет найден, его хочется скорее воплотить в жизнь, поэтому вдохновение приходит незамедлительно.

На вашем сайте можно встретить публикации стихов ваших поклонников. Насколько для вас важно поддерживать контакт с почитателями вашего творчества и в каком формате происходит общение вне сцены?

— Я не закрываюсь от своих почитателей, я достаточно доступна и открыта в рамках социальных сетей, они могут написать мне письмо на сайт, и если заданные вопросы действительно требуют ответа, то я, пусть кратенько, но отвечаю. И я никогда не прячусь от зрителей после концерта, разве что когда совсем впритык поезд, но такое бывало один или два раза. Обычно мы обязательно закладываем время для автограф-сессии и общения с людьми. Люди любят, что называется, пощупать артиста, увидеть его вблизи «живьём», сказать слова благодарности за пережитые эмоции…

Выступая не только в России, но и за рубежом, чувствуете ли какую-то разницу в атмосфере, аудитории?

— Незначительную. Есть публика более сдержанная - например, в Прибалтике. Но она сдержана не в восприятии, а в проявлении эмоций. У меня ведь как - в финальных песнях я приглашаю зрителей поучаствовать, подпеть… Москвичи, например, самые раскрепощенные в этом плане. Самые закрепощенные - это заключенные, у которых я нередко выступаю. Но в целом я получаю удовлетворение от своего, так скажем, служения, ибо я знаю, что между человеком, идущим на концерт, и уходящим с него, есть большая разница. Это не моя заслуга. Это Господь дал мне возможность так воздействовать на сердца посредством песен, а я являюсь лишь орудием в Божьих руках.

В вашем творчестве можно услышать не только любовь к людям, но и к животным. Насколько вам близка тема помощи братьям нашим меньшим и благотворительности в целом?

— О, да! У меня целый цикл! Это в первую очередь котики-собачки, но есть даже про лягушек - песня об Александре III, вошедшая в альбом о русских царях «Звезду дарю», где собраны занимательные истории о наших императорах. Что касается благотворительности, о ней не принято кричать. Сказано в Евангелии: пусть твоя правая рука не знает, что творит левая. Это когда речь идет о милостыне/благотворительности. Но есть достаточно известные формы благотворительности - выступления в колониях, например, - этого не скроешь! И еще я десять лет собирала на своих концертах милостыню на восстановление храма во имя Преподобного Сергия Радонежского в Липецкой области в бывшем имении русского поэта Сергея Бехтеева, и храм этот восстановлен благодаря отзывчивости сердец почитателей моего творчества, потому что я одна бы ни за что не справилась с такой задачей. Храм получился очень красивый, даже московские приходы могут позавидовать.

Как вам кажется, что может сделать человек для того, чтобы в мире стало больше любви и добра?

— Самому любить и быть добрым. Ведь как сказал преподобный Серафим Саровский: «Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся». Именно в мирном, а не возмущенном духе рождается любовь. Особенно мирный дух важен в семьях, да и вообще приятно и радостно общаться с мирными и спокойными людьми, чего и всем желаю - всегда оставаться в мире и любви!