Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

16.01.2019
15.01.2019

Владимир Путин открыл Год театра в Ярославле

14.12.18 15:59 Раздел: Театр и шоу Рубрика: Хроника
Владимир Путин открыл Год театра в Ярославле

Президент РФ Владимир Путин побывал в Ярославле, где 13 декабря 2018 года состоялось торжественное открытие Года театра. В ходе поездки глава государства посетил Российский театр драмы имени Ф.Волкова и встретится с деятелями театрального искусства. Агентство InterMedia публикует стенограмму заседания, представленную на сайте kremlin.ru.

- Уважаемые друзья! Коллеги! Думаю, что всем нам особенно приятно встретиться сегодня именно здесь, в Ярославле, в колыбели нашего театрального дела, - сказал президент. - Здесь был создан первый профессиональный театр, как нам всем хорошо известно, для посещения именно широкой публикой. Символично, что мы собрались именно здесь, в том числе в преддверии Года театра в нашей стране. Хотел бы поздравить всех с этим событием. Театр у нас любят, ценят и по праву гордятся театром, нашими актёрами, драматургами, которые во все времена вносили существенный, заметный вклад, причём вклад высшей пробы в национальную и мировую культуру.

Театр соединил музыку, вокал, живопись, танец и стал, наверное, самым популярным, многогранным видом искусства, отличается уникальной способностью к постоянному развитию и обновлению. Даже в век интернета не утратил своей актуальности. Почему? Потому что он живой организм, откликается постоянно на злобу дня.

Хочу подчеркнуть значение того дела, которому вы служите. Знаю, что есть много вопросов по тому, как организовано это дело, тому, как идёт работа в этой сфере.

Мы только что с Александром Александровичем [Калягиным] говорили, у него есть свои соображения, свои оценки того, что происходит. Думаю, что мы в неформальной обстановке, непринуждённо об этом и поговорим.

В завершение хотел бы отметить, что влияние театра на общество, культуру в целом, безусловно, колоссально, огромно. И можно сказать прямо, это, с одной стороны, определяет большую заинтересованность государства в развитии и поддержке театрального искусства, а с другой – повышает ответственность самих деятелей театра за своё творчество.

Уверен, что вы и ваши коллеги активно готовились к Году театра. Давайте подумаем о том, как он должен быть организован, поговорим о том, что нужно сделать, для того чтобы это не было пустым звуком, для того чтобы это пошло на пользу обществу, стране и, конечно, театральному делу.

Пожалуй, на этом я бы завершил. Давайте просто неформально перейдём к работе, к обмену мнениями.

Слово взял Александр Калягин.

- Владимир Владимирович, Вы встречаетесь с нами регулярно и с каждым из нас, имеете возможность так собирать такую прекрасную компанию выдающихся актёров и режиссёров. Спасибо Вам большое, - сказал глава Союза театральных деятелей РФ. - Я знаю, что Вы действительно неравнодушны и действительно откликаетесь на наши просьбы и на наши проблемы. Сегодня поделятся с Вами ещё некоторыми проблемами, если я сразу предоставлю слово.

Хотел бы вначале поблагодарить, я это скажу на сцене, но я сейчас хочу поблагодарить. Благодаря Владимиру Владимировичу Путину мы открываем Год театра. Благодаря усилиям Ольги Юрьевны Голодец, благодаря Администрации Президента, благодаря Министерству культуры и, конечно, нашему Союзу театральных деятелей открываем Год театра. Спасибо Вам, Владимир Владимирович. Это почти эпохальное событие для всех нас.

Александр Калягин передал микрофон художественному руководителю Александринского театра Валерию Фокину.

- Владимир Владимирович, перед тем как коллеги остановятся на важных, острых наверняка вопросах, я просто хотел тоже Вас поблагодарить за [Театральную] олимпиаду. Год назад Вы дали благословение этому проекту, Вы дали ему старт, - сказал Фокин. - И хотел поговорить о хорошем, потому что потом пойдут проблемы. А о хорошем – я имею в виду олимпиаду. Потому что хочу Вас проинформировать, что это совершенно колоссальное событие. Мы надеемся, что оно пройдёт очень эффектно, очень полезно и очень хорошо, потому что более 30 стран будет участвовать. Это театральный марафон, который откроется 15 июня в Петербурге, пройдёт, и будет закрываться, я надеюсь, при Вашем участии, через год – в конце ноября уже 2019 года. То есть в течение нескольких месяцев будет активное выступление более 25 театров из 30 стран. Это лучшие коллективы Европы и мира.

Кроме этого у нас программа, на Дальний Восток мы выезжаем, там гастролируем и вывозим. Встреча с японцами во Владивостоке, они приезжают из Токио, показывают мастер-классы, программа такая. И вывозим три иностранных коллектива в города регионов. То есть не только в Петербурге, но вывозим их в регионы. Будет ещё и региональная программа. Это тоже очень важно.

У нас ещё программа российских национальных театров. Пять-шесть национальных театров России: якуты, калмыки (вот сидит главный режиссёр Борис Манджиев), и все будут к нам приезжать. Очень интересная программа – помимо образовательной программы экспериментальные программы.

Но, когда говорю о хорошем, хотел бы сказать, что меня, я честно признаюсь, несколько удивило, хотя я человек уже немолодой и меня трудно удивить. Дело в том, что многие коллективы и худруки вот этих иностранных коллективов, несмотря на трудности и сложности обстановки, в том числе международной, с огромным удовольствием хотят к нам приехать. Некоторые даже перенесли свои контракты на поздний срок, для того чтобы приехать. Это говорит о чём? Я думаю, это говорит о том, что авторитет театра, его школа, его традиции – это то, что их очень увлекает, то, что их держит, чем они интересуются. Это, я считаю, очень большой положительный знак.

Ещё раз благодарю Вас. Мы уже начали рабочие визиты. Всё пока идёт нормально. Нам помогает и Правительство, и Ольга Юрьевна, и Владимир Ростиславович, и город, и Петербург, все там задействованы. Ну а теперь, наверное, вопросы начнутся и проблемы. Спасибо.

Владимир Путин отметил важную роль театрального искусства в жизни страны.

- То, что к нам и к вам едут ваши коллеги, в том числе и из-за рубежа, нет ничего удивительного, - сказал президент. - Потому что в любой сфере и в любой отрасли, где мы являемся лидерами, к нам, несмотря ни на какие политические интриги, всегда едут и всегда с нами общаются и работают. Что касается техники и науки, например ядерные исследования, все едут и с удовольствием с нами работают, потому что мы лидеры. Во всяком случае, одни из лидеров.

То же самое касается и театра. Театр зародился когда в целом? В 534 году до нашей эры. Но именно в нашей стране он приобрёл такое качество и такой размах, которого нет нигде в мире. Нигде. И школ таких нет нигде. Само собой разумеется, и кинематограф развивается, и театр развивается. Но такой сети государственных театров нет вообще нигде в мире, это точно совершенно. Это абсолютно очевидный факт, медицинский, что называется. Это даёт о себе знать, такой уровень государственной поддержки. Я уверен, что будут мысли, как это лучше сделать, или мысль о том, как было бы лучше чего не делать со стороны государства. Мы сейчас поговорим об этом поподробнее. Но всё-таки это факт. Такой сети театров нет нигде. А это, повторяю, даёт о себе знать и отражается на качестве. Поэтому, конечно, едут. Я очень надеюсь, что и поедут.

И вторая в этой связи мысль о том, что всё-таки искусство должно объединять, а не разъединять. Поэтому то, что хотя бы искусство нам удаётся сохранить вне политики, – это очень хорошо, это очень радует. И надеюсь, что мероприятия, которые мы наметили, в том числе те, о которых Вы сказали, все эти соревновательные, но это условно, все соревновательные, тем не менее это очень хорошо. Это значит, что мы вполне можем достигнуть целей, которые перед собой ставим.

Следующим слово взял генеральный директор Большого театра Владимир Урин.

- Нет, о хорошем я говорить не буду, поскольку я директор. Постараюсь сосредоточиться на каких-то проблемах, - сказал он.

- Владимир Георгиевич, мы с Вами совсем недавно встречались, но не при таком большом стечении народа и не под камеры, и Вы мне там уже о плохом говорили. Скажите что-нибудь о хорошем, - попросил его Путин.

- Хорошо, я скажу о хорошем, - согласился глава Большого театра. - И, может быть, всё-таки о том, о чём, может быть, есть смысл подумать и о чём поразмышлять. Я должен сказать, что у меня (как начался разговор), лет 50 назад это было, я был студентом, и Михаил Ильич Ромм – великий советский кинорежиссёр – написал статью, в которой сообщил о том, что в связи с развитием кино и телевидения театр умрёт. Развернулась колоссальная дискуссия: кто-то говорил, что он умрёт, кто-то говорил, что нет, он не умрёт никогда. Мы с вами сегодня в XXI веке и отмечаем Год театра, поэтому, я думаю, что в данном случае, несмотря на то что он был великим советским кинорежиссёром, он был неправ.

А поговорить я хотел о двух вещах, о двух проблемах, с которыми мы сталкиваемся. Я, помимо того что занимаюсь своей работой, ещё и преподаю. И должен Вам сказать, что – сейчас Школа-студия Московского художественного театра, где я возглавляю кафедру продюсирования, только что прошла аккредитацию, – количество бумаг, которые заполнялись, для того чтобы пройти эту аккредитацию, с точки зрения человека, который этим занимается, зашкаливает за все возможные варианты.

Дело в том, что мы занимаемся делом и профессией, которая передаётся из рук в руки. Есть Олег Павлович Табаков, который воспитал замечательных, потрясающих артистов в нашем российском театре, и все эти имена Вы прекрасно знаете, это люди, кому Олег Павлович своим даром артиста из рук в руки передавал это. Вне компетенций, вне стандартов, вне всех прочих вещей, которыми сейчас изобилует образование.

Я думаю, что меня коллеги в этом смысле поддержат. Только закончилась аккредитация, нас собрал ректор и сказал: «Из Министерства образования пришли новые стандарты.

- С 1 января, - сказал актер Российского государственного академического театра драмы имени Ф.Г. Волкова Сергей Куценко.

- Ничего не изменится в образовании, и все, кто преподавал, занимался и передавал свой опыт и свою профессию будущим, всё равно будут это делать точно так же, - продолжил Урин. - Но опять количество необходимых бумаг… Причём составляются эти бумаги в Министерстве образования всё-таки людьми, с моей точки зрения, не понимающими специфики театрального искусства.

Если это возможно, всё-таки Министерство культуры Российской Федерации, где существуют специалисты, которые занимаются конкретно этими вопросами, можно ли всё-таки, чтобы первым институтом, я не знаю, какие параметры должно курировать Министерство образования, но всё-таки Министерство культуры вело эти вопросы, потому что оно всё-таки понимает реальность специфики этого. Вот это первая проблема, о которой я хотел бы сказать.

И вторая проблема. Я думаю, что за этим столом не нужно говорить, я думаю, что всё равно московские и петербургские театры находятся в особой ситуации. Чего греха таить, и финансируются федеральные театры, петербургские театры и так далее. Мы прекрасно понимаем, что сложилась такая бюджетная практика, что существует разделение на федеральный бюджет, на региональный и на муниципальный. И мы знаем, как муниципальные и федеральные, региональные бюджеты часто бывают не в состоянии финансировать в должной мере сегодня культуру, в том числе и театр.

Более того, я должен сказать, что в этом смысле Министерство культуры сегодня, и не только Министерство культуры, делает очень много. Возникает программа помощи малым городам России, причём достаточно серьёзная программа, на которую выделяются очень серьёзные средства. Возникает серьёзное дополнительное финансирование для детских театров и театров кукол. Сегодня для российских городов появились гранты. Но всё равно разница существует.

Я только что был в городе Екатеринбурге на круглом столе и встречался со своими коллегами. Они рассказывают, и мне даже стыдно говорить о том, что имеем мы здесь, в Москве, и как они трудно живут. Они многие даже не получают средств на новые постановки.

Началась работа и над законом о культуре. Рабочая группа собралась. Мне кажется, что там есть одна из очень важных идей в концепции, что всё-таки в вопросах финансирования культуры границы возможностей финансирования разных источников должны быть, мне кажется, очень серьёзно продуманы и прописаны. Я понимаю необходимость построения бюджетной системы, но, ещё раз повторяю, в слишком неравных условиях живут в этом смысле театры.

Приведу один пример. Музыкальное искусство – дорогое искусство, музыкальный спектакль стоит невероятно дорого. Сегодня в мире развита такая форма, как копродукция, то есть когда собираются два-три театра и одновременно делают постановку. Она идёт, предположим, в Большом театре, в Новосибирском театре, в Красноярском театре, и деньги они делят даже не поровну, а большую часть – в первый театр, меньшую часть – во второй и третий. Это серьёзная помощь, в том числе, кстати, российским театрам. Сегодня это невозможно сделать по Бюджетному кодексу, поскольку понятие собственности чётко разделено.

У нас был выпущен замечательный спектакль, и по ряду, к сожалению, объективных, субъективных причин он недолго прожил на сцене Большого театра. Замечательное, потрясающее оформление спектакля «Борис Годунов». Красноярский театр оперы и балета меня просит: «Владимир Юрьевич, отдайте оформление». Не могу. Особо ценное имущество и разные уровни бюджетов. Надо пройти такое количество инстанций для согласования с Министерством культуры, с Росимуществом, чтобы передать это в другую собственность, что ты зарекаешься, говоришь: «Нет, это достаточно сложно». Мы даём им, причём даём безвозмездно, приходит Счётная палата и говорит: «Почему безвозмездно? Вы должны брать аренду». Я говорю: «Не могу я с Красноярского театра оперы и балета брать аренду». – «Должны». Я привёл эти примеры только для того, чтобы, когда мы в дальнейшем будем делать закон, мы понимали, на что мы посягаем. Мы посягаем на определённую исключительность с точки зрения построения бюджетной системы. Даже в предварительном разговоре на рабочей группе у Антона Эдуардовича уже финансовая группа сказала: «Нет, это невозможно». Финансисты, я имею в виду Министерство финансов.

Я понимаю, на что им нужно. Но если мы говорим о том, что в этом смысле у искусства особая ситуация и необходимо сегодня думать. Я сейчас в данном случае не за себя, у нас, слава богу, всё благополучно. Более того, мы ещё должны понимать: российские театры сегодня по покупательной способности не могут делать билеты такими дорогими, какие делают в Москве и Санкт-Петербурге. Это вторая проблема, о которой я хотел сказать.

И третья проблема, о которой я хотел сказать. Ревякина, которая сидит напротив меня, Мария Евсеевна. Дело в том, что 27 лет назад, лёжа на пляже в Ялте, мы придумали целой группой людей фестиваль «Золотая маска», и должен Вам сказать, что за эти годы любой фестиваль, особенно там, где есть награды, где есть призы, всегда вызывает споры: не тому дали и так далее. Но мне кажется, что сегодня, хотим мы того или нет, но это абсолютно очевидно, и, например, я этим горжусь, что мы 27 лет назад этот фестиваль придумали. Когда я приехал к Михаилу Александровичу в Москву и рассказал ему (Ульянова я имею в виду), он всячески поддержал этот фестиваль. Он возник первый с московского, а потом он стал российский. Он сегодня реально объединяет Россию, он вызывает споры, он вызывает разные точки зрения. Но мне кажется, что сегодня этот фестиваль очень во многом, в том числе и благодаря тому, что мы сидим сегодня здесь, потому что Союз театральных деятелей сегодня, благодаря этому фестивалю, творчески состоятелен. Мы смотрим эти театры и так далее.

У меня есть две цифры, о которых я хочу сказать. В «Маске» участвовало за это время, за 25 лет его существования, более 400 театров, состоялось свыше 3700 показов фестиваля, и география «Золотой маски» объединила 138 российских городов. То есть это по-настоящему, причём такого фестиваля в мире прецедентов нет, чтобы это был фестиваль драматических театров, театров юного зрителя, театров кукол, театров оперы и балета и театров оперетты.

Я хочу подарить Вам, я понимаю, что у Вас времени нет, но будет время, полистайте, посмотрите. Спасибо.