Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

09.07.2020
08.07.2020
07.07.2020

Андрис Лиепа: «Мне хочется вдохнуть в балет новую энергию, а не копировать старые фотографии»

11.04.16 13:45 Раздел: Театр и шоу Рубрика: Дайджест16+
Андрис Лиепа: «Мне хочется вдохнуть в балет новую энергию, а не копировать старые фотографии»

О БАЛЕТАХ МИХАИЛА ФОКИНА

— Я своей задачей видел восстановление балета в том виде, в котором он был на премьере "Жар-птицы" в "Русских сезонах" в "Гранд-Опера" в 1910 году. Автором этих огромных декораций, которые произвели на публику ошеломляющее впечатление, был Александр Головин — один из самых интересных театральных художников того времени. Кстати, автор костюмов Леон Бакст получил признание только после постановок Дягилева. А Головин и до этого был очень известным художником, он автор знаменитого занавеса Мариинского театра.

Фокин не был доволен новой сценографией — она была проще. Не было подиума, выходов. В своей книге "Против течения" Фокин с болью в сердце пишет, что было не так. Он мечтал, чтобы "Жар-птица" именно в первоначальной сценографии была поставлена на сцене Кировского театра.

Я исходил из этого, восстанавливая "Жар-птицу" и "Шехеразаду" в 1993 году для Мариинского театра. Потом я поставил эти спектакли в Дрездене, в Риме, в Марселе, в Москве в театре Натальи Сац, в Кремлевском балете. Последний поставил в Минске два года назад, Нина Ананиашвили его видела и ей понравилось. Сейчас для Нины, для тбилисской труппы, я сделал так, чтобы декорации можно было возить в небольшие театры. Современные технологии позволяют все делать лучше и быстрее.

О ВОССТАНОВЛЕНИИ ХОРЕОГРАФИИ

— До появления телевидения и кино весь балет передавался из ног в ноги. Я танцевал Фокина и знаю его стиль: как руки идут, какой поворот головы. Мой папа — Марис Лиепа — восстановил "Видение Розы", а потом передал его мне. "Жар-птица" до сих пор и в "Гранд-Опера" шла, идет и в Лондоне в Ковент-Гардене. Там жила солистка Фокина Тамара Карсавина, и она передала партию приме Королевского Лондонского театра Марго Фонтейн. Фонтейн прожила долгую жизнь, до 1990-х годов, мой отец встречался с ней в 1970-х. А Нина Ананиашвили танцевала в Лондоне и выучила все, как они делали. Так что ее знание — напрямую от Карсавиной и Фокина.

А "Шопениану" и "Петрушку" я выучил у Михаила Барышникова, когда работал два года в American Ballet Theatre. Сам Фокин до своей смерти в 1942 году ставил эти балеты в Америке, и там они сохранились.

За границей к материалу относятся четко. У нас он как-то плавает: "Ну вот тут рука примерно такая", а когда учишь за границей, они говорят: "Вот так и никак по-другому, вот такая будет рука и все!".

О СВОЕМ ВИДЕНИИ

— Я требую музыкальности, мне хочется вдохнуть в балет новую энергию, а не копировать старые фотографии. Надо быть Жар-птицей. Вот как Нина. Когда снималась в моем фильме "Возвращение Жар-птицы", она светилась изнутри. Этот фильм куплен компанией "Юниверсал" и до сих пор продается. И я горжусь этим фильмом — если человек захочет посмотреть, что такое Дягилевские сезоны и Фокин, он может в интернете найти и увидеть "Петрушку", "Жар-птицу" и "Шехеразаду".

(Ия Баратели, «Огонек», 11.04.16)

Loading...