Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

01.12.2020
30.11.2020
29.11.2020
28.11.2020

Эксперты рассказали IPQuorum, кому принадлежат права на кота Леопольда

28.10.20 16:55 Раздел: Кино и сериалы Рубрика: Хроника16+
Эксперты рассказали IPQuorum, кому принадлежат права на кота Леопольда

Американская компания Rubstein Properties, владеющая правами на персонажей ремейка советского мультфильма про кота Леопольда, с августа 2020 года судится с российским производителем игрушек Prosto Toys и требует от него 250 млн рублей. Эксперты рассказали IPQuorum, на чьей стороне правда в этом непростом споре.

В исковом заявлении говорится о нарушении лицензионных прав на главного персонажа мультсериала «Новые приключения кота Леопольда», созданного по мотивам советского мультфильма. В 2015 году Rubstein Properties купила у создателя ремейка - компании РМТ - исключительную лицензию на всех персонажей анимационного сериала. Права на оригинальных персонажей «Кота Леопольда», как и на игрушки с их образами, принадлежат художнику-мультипликатору Вячеславу Назаруку, подтвердил юрист московского офиса фирмы «Ильяшев и Партнеры» Максимилиан Гришин. Эксперт считает, что Rubstein Properties имеет основания для судебного разбирательства, но с точки зрения здравого смысла действует "как типичный патентный тролль".

- Компания взяла советского персонажа и купила права на ремейк, - говорит Максимилиан Гришин. - Мультфильм остался близок к оригиналу, но, несмотря на это, компания теперь будет предъявлять претензии к производителям всего, что, по ее мнению, нарушает лицензию. При этом обычно бывает так, что у создателя ремейка есть свой производитель игрушек, который не платил 250 млн, но к нему претензий нет — он же свой. Это один из абсолютно легальных, но совершенно бесчестных видов заработка на правах интеллектуальной собственности.

Ход разбирательства Rubstein Properties и Prosto Toys будет зависеть от того, имелось ли у производителя игрушек какое-либо разрешение на использование охраняемых авторским правом персонажей, пояснила генеральный директор компании IP-Codex Наталья Полианчик. При полном отсутствии таких документов продукция является контрафактной по умолчанию. Если у Prosto Toys все же имелось разрешение лица, которого она обоснованно считает правообладателем, то эта компания-производитель может быть признана добросовестным участником рынка.

- Также интересно, когда и в каких пределах правообладатель, предъявивший претензии, получил “исключительную лицензию”, - отметила эксперт. - Одно дело, если речь идет о договоре с условием полного отчуждения исключительного права — на все способы использования, весь его срок действия, в любой стране и без каких-либо ограничений. Но совсем другое дело, если компания приобрела права на основании лицензионного договора на исключительной основе. Такой документ может содержать любые ограничения и оговорки — по периоду действия, территории, способу использования, тиражу и другим условиям.

Известны и другие случаи, в которых владельцами прав на использование персонажей российских мультфильмов выступает зарубежная компания. Например, популярный сериал «Буба» про домового производят российские мультипликаторы, но правообладателем признана британская компания 3D Sparrow. Возникает вопрос: куда должны обращаться производители игрушек для покупки лицензии на использование образов героев? Согласно российскому законодательству, исключительное право на произведение первоначально возникает у автора. Норма не распространяется только на служебные произведения — если автор создает произведение в силу своих трудовых обязанностей или по договору подряда. В таком случае права авторства сохраняются за создателем продукта, а исключительные права на отчуждение произведения или его использование обычно принадлежат работодателю или заказчику. В свою очередь, исключительные права могут быть переданы другому правообладателю по договору — как целиком (договор об отчуждении исключительного права), так и во временное пользование (лицензионные договоры).

Чтобы не запутаться в хитросплетениях авторского права и верно определить правообладателя, почетный адвокат России, заведующий бюро адвокатов «Де-юре» Никита Филиппов предлагает два варианта действий.

- Первый — пройтись по цепочке, начиная с автора произведения, и постараться определить, принадлежит ли ему это право или оно было передано, - говорит адвокат. - Если самостоятельно разобраться не удается, обратитесь в организации по коллективному управлению правами и государственные реестры с запросом о наличии информации об охране интересуемых прав.

При этом важно учитывать, что не любое действующее лицо произведения может быть охраняемо законом, подчеркнул Филиппов.

- Если истец обратился в суд за защитой прав на персонажа как часть произведения, он должен обосновать, что герой существует как самостоятельный результат интеллектуальной деятельности, - добавил адвокат.

Разъяснения об этом были даны в постановлении Пленума Верховного суда «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» в апреле 2019 года. В документе сказано, что судебная экспертиза учитывает, обладает ли конкретное действующее лицо произведения достаточными индивидуализирующими характеристиками: к примеру, определены ли внешний вид, характер, отличительные черты (движения, голос, мимика, речевые особенности) или другие особенности персонажа, благодаря которым он становится узнаваем даже при использовании вне мультфильма. Производитель игрушек с изображениями кота Леопольда не прав, если использовал персонажа без разрешения автора.

- Но не факт, что и зарубежная компания сможет доказать в судебном порядке, что исключительные права на популярного героя принадлежат именно ей. Кроме того, очень часто судебная практика при определении размера штрафа исходит не только из характера допущенного нарушения, но также учитывает и финансовое положение ответчика, — полагает Никита Филиппов.

"Если вы намереваетесь использовать образ персонажа, очень важно оповестить правообладателя о своих планах, получить его согласие и подписать договор", - считает генеральный продюсер группы компаний «Рики» (организация владеет правами на персонажей мультсериалов «Смешарики», «Малышарики», «Фиксики») Юлия Николаева. По ее словам, правообладателями мультфильмов, как и любой другой кинопродукции, чаще становятся не конкретные люди, а компании.

- Кино — это коллективный труд, над которым работает много авторов, и проще закрепить права на него за юридическим, а не за физическим лицом, - считает Юлия Николаева. - Автоматические отчисления тем, кто первый придумал тех или иных персонажей, законом не предусматриваются. Важно договориться с теми, у кого права находятся сейчас, и убедиться, что они действительно закреплены за этой компанией. Имущественные права на фильм и персонажей затем могут передаваться полностью или частично другому юридическому лицу. В итоге мы видим сложные цепочки прав, в которых способны разобраться только опытные юристы.

Фото: кадр из мультфильма