Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

22.05.2019
21.05.2019

Сергей Лазарев: «У меня вообще в голове не укладывается, что нам с Биланом скоро 40 лет»

13.05.19 13:36 Раздел: Музыка Рубрика: Дайджест
Сергей Лазарев: «У меня вообще в голове не укладывается, что нам с Биланом скоро 40 лет»

О ВОЗВРАЩЕНИИ НА «ЕВРОВИДЕНИЕ»

— Мое возвращение на «Евровидение» не связано ни с реваншем, ни с желанием что-то кому-то доказать. Или восстановить справедливость, которая якобы пострадала в 2016 году. Я вновь еду, потому что у меня есть возможность достойно представить свою страну и показать себя европейской публике совершенно с другой стороны.

Я не сразу согласился участвовать в конкурсе, понимая, что в первый раз показал максимум. Победа была практически у нас в кармане, ведь по итогам голосования зрителей мы победили. Чего еще желать? Я прекрасно осознаю, что в этом году другая песня, новая подача и результат может быть как лучше, так и хуже. Поэтому риск, конечно, есть.

Но, с другой стороны, ехать с номером, подобным тому, который я делал раньше, было бы неинтересно. Моя команда предложила для конкурса песню, которая радикально отличается от того, что было в моем творчестве раньше. Да, это вызов, но я азартный человек. В моей жизни всё время были конкурсы, они дают мне толчок для развития и адреналин, которого порой не хватает.

О ВАЖНОСТИ КОНКУРСНОГО НОМЕРА

— Безусловно, шоу важно. Номер 2016 года до сих пор бьет рекорды по просмотрам, но я теперь не могу просто выйти один на сцену и спеть. Даже если это будет потрясающее исполнение, оно вызовет разочарование. Есть ожидания, которые я не могу обмануть. Кроме того, я считаю себя шоуменом, и мне интересно делать что-то такое, что запоминается, то, о чем говорят.

О ЗАТРАТНОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ «ЕВРОВИДЕНИЯ»

— А чемпионат мира по футболу не затратно проводить? От мероприятий такого масштаба зависит престиж страны. Это и культурный обмен, и просто весело. Я думаю, от чемпионата мы все испытали невероятный патриотический подъем. Даже меня, несмотря на спокойное отношение к футболу, захлестнуло чувство гордости и сопричастности.

Если получится так, что Россия вновь будет проводить «Евровидение», мне кажется, это здорово. Мы же вообще очень гостеприимный народ и всегда ждем гостей с радостью. У нас такая особенность — мы последнее отдадим, лишь бы гость был доволен (смеется). Дай бог, если у России вновь будет такая возможность!

О ПЛЮСАХ КОНКУРСА

— Да, кто-то узнал обо мне. Но я не могу сказать, что после еще одной поездки на «Евровидение» в моей жизни что-то колоссально поменяется. Например, гастрольные туры по Германии у меня есть уже и сейчас.

Скажем так — для меня это шанс поехать на конкурс с высочайшем уровнем организации, аналога которому в Европе и Америке нет. Звезды мирового уровня «А» выбирают эту площадку для промоушена своих новых треков. Они понимают, что финал «Евровидения» смотрят 100 с лишним млн человек. Неслучайно в этом году на нем выступает сама Мадонна.

О МЕЖДУНАРОДНЫХ АМБИЦИЯХ

— Я спокойно отношусь к мировой известности. Потому что понимаю: чтобы она пришла, нужно жить в Европе или в Америке. Когда наши соотечественники становятся известны во всем мире — это скорее исключение из правил. Хотя такие примеры есть.

«Тату», «Серебро» пытались... Чтобы быть востребованным на западном рынке, надо туда переезжать. Более того, нужно постоянно тусоваться там, общаться с «правильными людьми», проникнуться этой ментальностью. «Татушки» жили в Америке, работали там над альбомом — это было условием американской компании. Они стали популярными молниеносно, но потом всё так же быстро закончилось.

Я понимаю, что моя работа и мои слушатели — здесь. Российский рынок — огромный. Многие европейские звезды не имеют такого охвата слушателей, как у меня в России и СНГ. Даже подписчиков в Instagram у них меньше, чем у меня.

О СИТУАЦИИ В РОССИЙСКОМ ШОУ-БИЗНЕСЕ

— Как раз сейчас в музыке чувствуются новые веяния. Те, кого вы перечислили, составляют уже среднее поколение. Мы заняли нишу средневозрастной аудитории, условно от 20 до 40 лет. Для тех, кто младше, есть Тима Белорусских, Егор Крид.

Появилось много молодых ребят, которые вообще не помнят советскую эстраду. Хотя зачастую они повторяют то, что музыканты делали в то время. Вы можете уловить в их композициях нотки «Технологии», к примеру. Сейчас в музыке возвращается мода на 1990-е, даже на 1980-е — звучание синти-попа... Только за последний год появилось много новых имен — в том числе и потому, что всем хочется «молодой крови».

О НОВОГОДНИХ «ОГОНЬКАХ»

— Телевизионная аудитория — 120 млн человек, вся страна сидит за столом, от бабушек до внуков, надо всех охватить. Лет семь-восемь назад я отказался участвовать в «Огоньках» с перепевками. Сказал, что это не мой уровень и я буду петь только свои песни. Но как-то в новогодние праздники переключал каналы и понял, что в момент, когда они идут, их серьезно никто не слушает. Только фоном, звук включен мало у кого. Ты просто видишь яркую картинку, ешь салат и поднимаешь бокал. Мелькают кадры, можно шутя обсудить, кто во что одет. Это повод для обсуждения за столом.

Не надо искать в новогодних «Огоньках» никакого смысла, смысла в текстах. Они — не про это. В новогоднюю ночь люди радуются, рассказывают друг другу истории, сплетни из телевизора, а не о том, «какая мысль заложена в этом выступлении». Я вдруг это осознал и стал с большим удовольствием участвовать в новогодних шоу. Не надо к этому относиться серьезно.

О СОБСТВЕННОМ КУЛЬТУРНОМ ДОСУГЕ

— В театр редко, но хожу. Считаю, что это настоящее искусство. С выставками сложнее, потому что любое скопление людей для меня проблематично. Сразу узнают и, вместо того чтобы смотреть на картины, смотрят на меня. А я чувствую себя некомфортно. Для меня отдых — исключительно дома.

О ПЛАНАХ НА БУДУЩЕЕ

— Сначала надо сделать так же много, как Алла Борисовна (смеется). Хотя мне кажется, я достаточно сделал в музыке. Я рос на глазах взрослого поколения — начиная с «Утренней звезды», где многие видели меня 12-летним мальчиком. Дуэт Smash — тоже определенная веха. Потом была сольная карьера, театр. В принципе я взрослею на глазах у людей. Если буду продолжать так еще лет 30, то хорошо.

Уходить никуда не собираюсь. Более того, у меня нет другой профессии, которой я бы мог заняться. Я планирую работать, у меня вообще в голове не укладывается, что нам с Биланом скоро 40 лет. Сейчас надо максимально использовать свои силы, возможности. В 60 лет я тоже вижу себя на сцене. Ничто не мешает мне продюсировать сторонние проекты, но совсем без сцены я не смогу, потому что я артист.

(Анна Позина, «Известия», 13.05.2019)