Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

19.04.2019
18.04.2019
17.04.2019

Луна: «Хочу курить травку — буду курить травку»

01.10.18 16:53 Раздел: Музыка Рубрика: Дайджест
Луна: «Хочу курить травку — буду курить травку»

О НАЧАЛЕ МУЗЫКАЛЬНОЙ КАРЬЕРЫ

- Я жила своей жизнью в Киеве и не знала ни тусовку, ни музыку — ничего. Училась на факультете журналистики и фотографировала свадьбы, чтобы зарабатывать деньги, а потом перебралась в Америку — родила и растила там своего малыша. В Лос-Анджелес мы уехали с семьей: появилась идея, чтобы сын стал американцем. Было время ходить по музеям, на концерты. Происходило какое-то внутреннее становление. Я созерцала, но у меня не было никакой творческой реализации, а я такой человек — когда стою на месте, начинаю паниковать. Мне нужно, чтобы постоянно что-то происходило, а там я была такая грустная и искала себя: ходила на курсы по видео и так далее.

Потом я приезжаю в Киев со всем этим багажом — когда два года ничего не делаешь, растишь малого и только ходишь, смотришь, информацию перевариваешь. Меня привели в эту тусовку, в Closer, и еще там был гараж — такой ангарчик рядом. <…>

Я начала писать тексты и ходить на тусовки. Слушаю всю эту музыку: техно, хаус и все такое, рейв весь этот, итало диско и так далее — вот прям там в Closer мне пришла идея. Там был диджей — Борис Степаненко (Borys) — автор аранжировки песни «Луна». Он был другом моего друга, мы познакомились, а потом, снова же в этом клубе, я услышала его диджей-сет, который меня вдохновил и впечатлил. И вот он играет диджей-сет, и я говорю подружке: «Слушай, хочу что-то такое клубное, с басами, чтобы я пела свои наивные напевы нежным голосом, но чтобы в этом было и что-то новое, чтобы это было на крутом уровне, но независимое». Я подхожу к Боре, а они там все такие андерграундные, и я говорю: «Слушай, ты сделаешь мне, чтобы качало?». И он говорит: «Давай попробуем».

О СВОЕМ ОБРАЗЕ

—Я решила в какой-то момент, что нужно правильно использовать свои слабые стороны. Искренняя мечта, энергетический посыл во Вселенную на основе неприятия реальности мира, людей, поп-музыки; до того как стать певицей, я была журналистом, и у меня были такие гуманные идеи по поводу того, что нужно развивать молодежь, что-то создавать, создавать компанию, делать PR, одевать красиво девочек — светлые такие мечты. Я хотела улучшить все вокруг, украсить, особенно после того, как я побывала в Америке.

И вот, драмы и любовные переживания привели к тому, что я решила послать импульс этому миру, и у меня появилась своя команда — я реально об этом мечтала. Меня ведь не всегда признавали, не всегда прислушивались к тому, что я говорю — я не могу сказать, что моя суть в том, чтобы быть каким-то гениальным вокалистом. Я — это и есть я, вот этот мой особенный образ.

О ПОПУЛЯРНОСТИ

- Видимо, им это стало близко. Видимо, они чувствуют то же самое. Вот так оно и пошло, и эти вот мечты, желание быть услышанной, обрести свою команду и строить свое дело. Может быть, это какие-то гены, потому что мой папа был... Сейчас он совсем уже такой странный стал, но в свои годы, когда был молод, он и телевидение открывал, и первое радио, и телекамеры у нас были — видимо, от него мне вот этот огонь передался. «Мой папа огонь» — такой будет большой хит в новом альбоме.

Весь мир меня порой поражает тем, насколько люди живут неосознанно, как они зависят от общественного мнения, этики, религии, как они не прислушиваются к себе, а живут ненастоящей жизнью, воспринимают и оценивают других людей через навязанную извне иллюзию и не хотят смотреть на вещи глубже.

О СВОЕМ СЦЕНИЧЕСКОМ ПСЕВДОНИМЕ

— Я себя в какой-то момент олицетворила с Луной. Луна — это мой облик. Я смотрела на себя в зеркало и не понимала, ну вот эта бессозналка, типа я смотрю на себя в зеркало, просыпаюсь утром, я помню у меня какие-то депрессии там малолетские-молодежные, и я говорю: «Мама, я не знаю, кто я. Я смотрю на себя, а у меня там — пропасть».

Я понимаю, сама себя я истязала, но мне нужно было через это пройти, и вот момент Луны и проекта — он дал мне то, что я встаю с утра и знаю, чего я хочу. Драмы у меня больше нет. Да, я эмоциональный человек и тоже могу уйти в какое-то летнее забвение. Этим летом мне было совсем нелегко: момент, когда ты записал все песни, и тебе их нужно просто свести, и ты типа ждешь-ждешь, а я — человек, я же не какое-то там божество, я испытываю все эти чувства: нет релиза, скорей бы релиз, вот было тогда так, были концерты, а сейчас надо подождать…

Да, я артист и да, мне нужна сцена; да, мне нужны люди и да, мне нужна их любовь. Я как бы взамен всю душу отдаю свою, но так сложилось удобно, что это подходит моей жизни повседневной, то есть Луна — это моя жизнь, в live-режиме мои переживания.

ОБ ЭЗОТЕРИКЕ И ПСИХОЛОГИИ

- Я сильно в эзотерику не погружаюсь, мне ее нравилось читать, но это слишком легко и просто, а в жизни невозможно, потому что мы люди с материального мира и не можем это все объединять, поэтому я больше в психологию ушла — Эриха Фромма читаю и Юнга, разное. Я стараюсь выбирать то, что мне подходит, чтобы не устраивать себе террор и взрыв сознания.

О КАЙФЕ

- Я кайфую, я наслаждаюсь природой, я наслаждаюсь луной, я иду на солнце, я хожу в парки, я люблю людей, я стараюсь меньше критиковать и осознавать, что не нужно ни на кого обижаться, потому что обида — это глупо, и никто не плохой. Все в нас внутри, я это так воспринимаю, и эти мысли приходят ко мне от того, что изначально я была злая на весь мир, где-то там на своего папу, где-то там на свою маму, где-то там на обстоятельства. А сейчас я кайфую. Мне 28, у меня уже есть что-то построенное, что я — не разрушитель, а больше созидатель. Кайфую, в общем, от жизни.

О СЫНЕ

- У меня сын, и какое-то время мне с ним вдвоем было трудно. Да, я его супер люблю, но мне нужно было, чтоб кто-то рядом еще, ну компания какая-то, и вот сейчас все пришло к тому, что я могу с ним хоть месяц провести наедине, потому что я полюбила больше, у меня появились ценности и понимание, что действительно важно, а что — не важно.

О ЖЕЛАНИЯХ

- Этап того, что Луна круто всем зашла, уже прошел. Теперь у меня, как у более осознанной и взрослой личности, есть желание вывести все на более профессиональный стабильный уровень. Есть люди, есть музыканты, я хочу чтобы они не нуждались в дополнительных заработках, чтобы они имели хорошую работу, чтобы мы поехали на западные фестивали, чтобы мы свели новые мои треки на английском, будущий альбом, чтобы мы вышли на мировой уровень, но я хочу быть этим... грызть типа... хочу, чтобы все было в балансе, чтобы я ездила пять раз в год отдыхать на море, уделяла время своей семье, была женщиной, жарила вегетарианские котлетки, ходила напивалась, если мне надо, шла на дискотеку и ничего себе не запрещала. Хочу курить травку — буду курить травку, не хочу курить травку — не буду, но я не буду себе обещать, что я буду делать или не буду.

О НОВОМ АЛЬБОМЕ

— Для меня это навсегда останется историей любви. Как фильмы о любви. Вот есть фильм «Девять с половиной недель», а это — мой собственный фильм. «Заколдованные сны» — это про мою историю, нашу — мы вдвоем ее сделали, записали и оставили.

Это реально заколдованный сон, история, которая началась во сне, а потом повторилась в жизни. Я поняла, что тема спящей красавицы связанна с моей жизнью, потому что я иногда в жизни среди какого то мира, который для меня сложно воспринимать, я реально нахожусь во сне, — режим «сон» я это называю, и что есть какая-то ночь, где светит луна, и все спят, и вот там ночью происходит это волшебство.

(Сергей Голиков, The Village, 01.10.18)