Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

04.12.2016
03.12.2016
02.12.2016

СЕРГЕЙ КУРЕХИН – «ФРАНЦИЯ. ИБЛИВЫЙ ОПОССУМ»

22.05.01 14:10 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
СЕРГЕЙ КУРЕХИН – «ФРАНЦИЯ. ИБЛИВЫЙ ОПОССУМ»

SoLyd Records. Релиз диска состоялся в апреле.
22 октября 1991 французский Нант вздрогнул. Давали русского композитора-концептуалиста с русско-французским оркестром. Публика нежданно-негаданно оказалась в роли повивальной бабки. На сцене рождался ибливый опоссум. Родительница «Поп-механика» исправно тужилась, малыш визжал, пищал, трещал, повизгивал, громко и глубоко вздыхал полной опоссумьей грудью. Еще через три года аномальный бэби очутился на исторической родине родителя в Санкт-Петербурге, где запись концерта издали небольшим тиражом. «Ибливые опоссумы» немедленно осели в частных коллекциях и стали экзотической редкостью. Теперь, благодаря усилиям отремастировавшей материал компании SoLyd Records, поголовье странных зверьков удалось увеличить.
Безумное, математически-точное стаккато Курехина в сочетании с душераздирающими саксофонными трелями Александра Титова и вечного Летова перерастают в кучу-малу всевозможных (и невозможных) звуков, ложащихся на новые и новые ритмические основы. «Поп-механика» меняет ритмику, как перчатки, под настроение выворачивая наизнанку. Большего раздолья для ритм-секции придумать было нельзя. Феерическое представление балансирует между выверенным до мелочей поп-рок-мюзиклом, отвязным джемом и ритуальной пляской племени мумбу-юмбу. Традиционная для Курехина фрагментарность дразнит воображение – предсказать развитие тем невозможно. Постмодернистская рефлексия удивительным образом соединяется здесь со сладким самолюбованием. Музыканты то постанывают в свое удовольствие, то поют бессмыслицу на иностранном языке («Же тэм, Жюль Верн...»), то радостно хохочут. Из солнечной перкуссии вдруг вырастает натужная тема «Лебединого озера», издевательски процитированная на басу, которая в свою очередь превращается в подобие «Smoke On The Water» и бог весть что еще. Куча-мала на поверку оказывается многослойным коктейлем, ингредиенты которого соприкасаются, но друг в друга не проникают. Курехинский коллаж контрастен, однако при этом не противоречив. С вольным развитием событий в истории «Ибливого опоссума» диссонирует фейд в конце записи. Ан не выкрутить назад, разве что с начала поставить. Обидно – но поучительно, ибо сказано: человек человеку опоссум, мастурбант и хлорофил.
Григорий Гольденцвайг, InterMedia