Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

24.03.2017
23.03.2017

Обращение к вице-премьеру РФ И.И.Шувалову по совершенствованию работы ОКУП (полный текст)

21.09.16 15:13 Раздел: Музыка Рубрика: Хроника
Обращение к вице-премьеру РФ И.И.Шувалову по совершенствованию работы ОКУП (полный текст)

Первому заместителю

Председателя Правительства

Российской Федерации

И.И.ШУВАЛОВУ

Копия: Министерство экономического развития Российской Федерации

КОЛЛЕКТИВНОЕ ОБРАЩЕНИЕ

на предложения Минэкономразвития России по совершенствованию деятельности организаций по управлению правами на коллективной основе, направленные на создание новой экономической модели в сфере коллективного управления авторскими и смежными правами

Уважаемый Игорь Иванович!

Национальная Федерация Музыкальной Индустрии (НФМИ), Российское Авторское Общество (РАО), Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности (ВОИС), Российский Союз Правообладателей (РСП), Некоммерческое партнерство по защите и управлению правами в сфере искусства (УПРАВИС) и подписавшие настоящее обращение правообладатели выражают глубокую обеспокоенность по поводу предложений Минэкономразвития России по совершенствованию деятельности организаций по управлению правами на коллективной основе, которые были представлены статс-секретарем Минэкономразвития России О.В.Фомичевым на совещании 31 августа 2016 года (далее — предложения).

Предложения Минэкономразвития России содержат два фундаментально новых положения, которые не отвечают духу коллективного управления правами и входят в противоречие с международной практикой в этой сфере деятельности.

Минэкономразвития России, в частности, предлагает:

1) создать организацию по коллективному управлению правами (ОКУП) в форме публично-правовой компании (ППК);

2) передать ППК функцию сбора и распределения вознаграждения во всех сферах коллективного управления правами, предусмотренных ст. 1244 ГК РФ.

Организация, созданная в форме ППК, является, по сути, государственной. Однако государство призвано защищать и охранять государственный и общественный интерес. Частный же интерес подлежит охране государством через создание соответствующего механизма, с помощью которого заинтересованные лица смогут реализовывать свои права.

Идея реализации прав авторов, исполнителей, изготовителей фонограмм, вещательных организаций, т. е. реализации их частного интереса, легла в основу всех действующих международных актов в сфере интеллектуальной собственности, участником которых является Российская Федерация.

В частности, Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений 1886 года (ст.9 и далее), Римская конвенция по охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм, вещательных организаций 1961 года (ст.5 и далее), Договор ВОИС по авторскому праву (ДАП) 1996 года, Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам 1996 года закрепляют за соответствующими правообладателями полномочия исключительного использования произведений и фонограмм. При этом правообладатели самостоятельно объединяются для реализации своих прав в правоотношениях с пользователями результатов их творческого труда. Те же самые базовые принципы были положены в основу действующих положения Гражданского кодекса Российской Федерации.

Международные исследования по организационно-правовым формам обществ по управлению правами на коллективной основе также указывают на необходимость создания таких организаций в негосударственной форме, но с обязательным осуществлением контроля за деятельностью таких обществ со стороны государства.

Изменения в гражданском законодательстве 2008 года (статьи 1226, 1242 — 1244 ГК РФ) были приняты после многолетних исследований деятельности организаций по управлению правами на коллективной основе. Эти нормы помогли сформулировать надлежащий институт сбора вознаграждения, обеспечить надлежащий баланс интересов между участниками гражданских правоотношений.

Деятельность организаций по коллективному управлению авторскими и смежными правами не связана с осуществлением функций публичного характера (такие организации не являются субъектами публичного права, не реализуют публичные задачи) и направлена на реализацию интеллектуальных (гражданских) прав и интересов правообладателей. Создание ППК идет вразрез с правовой природой отношений, возникающих в связи с использованием объектов авторских и смежных прав, что фактически подменяет частные интересы правообладателей государственными.

Согласно преамбуле Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (далее – ТРИПС, вступило в силу для России 22.08.2012), «права интеллектуальной собственности являются правами частных лиц», что исключает возможность их принудительной передачи в управление государственным организациям или иным подобным структурам.

Говоря о мировом опыте по данной проблематике, нельзя не отметить, что принцип регулирования, положенный в основу предложения Минэкономразвития России, также противоречит современному праву Европейского Союза. В частности, положениями Директивы ЕС о коллективном управлении авторскими и смежными правами и мульти-территориальном лицензировании прав на музыкальные произведения в целых онлайнового использования на внутреннем рынке (вступила в силу 9 апреля 2014 года) установлено, что организация по управлению авторскими и смежными правами на коллективной основе должна в обязательном порядке принадлежать своим членам – правообладателям либо контролироваться ими, что невозможно соблюсти в случае с государственной организацией по коллективному управлению.

Рекомендации Всемирной Организации Интеллектуальной Собственности также указывают, что для коллективного управления правами наиболее предпочтительным является создание частных организаций.

Стоит отметить, что в некоторых странах организации по коллективному управлению правами все же являются государственными учреждениями, в их числе:

– Украинское агентство авторских и смежных прав – в 2015 году сумма сборов вознаграждения составила около 1,3 млн долл. США;

– Национальный центр интеллектуальной собственности в Республике Беларусь — в 2015 году сумма сборов составила около 160 тыс. долл. США, сбор за смежные права, частное копирование и право следования — не осуществляется;

– Государственная служба интеллектуальной собственности и инноваций в Кыргызской Республике — сборы в 2015 году не превысили 146 тыс. долл. США;

– BSDA в Республике Сенегал — в 2015 году сумма сборов составила коло 800 тыс. долл. США, сбор за смежные права, частное копирование и право следования — не осуществляется;

– ACDAM в Республике Куба — в 2015 году сумма сборов составила около 3 млн долл. США.

Очевидно, что эффективность вышеперечисленных организаций, в том числе в части сбора вознаграждения, участия правообладателей в деятельности ОКУП, прозрачности и подконтрольности правообладателям, является крайне низкой.

Для сравнения необходимо отметить, что в 2015 году общий объем собранного аккредитованными ОКУП в Российской Федерации вознаграждения для правообладателей составил более 130 млн долл. США.

Ряд международных зонтичных организаций не признают деятельность ОКУП — государственных организаций, и принимают в члены только негосударственные некоммерческие организации. Так, статья 4 устава SCAPR (международная организация, объединяющая общества по управлению правами исполнителей) позволяет принять в члены SCAPR только неправительственные организации. Среди членов SCAPR государственные организации отсутствуют, от Российской Федерации членом SCAPR является ВОИС.

Аналогичная ситуация наблюдается и в других международных организациях, в частности, в IFPI (Международная федерация производителей фонограмм и видеограмм) и Aepo-Artis (Европейская ассоциация организаций по защите прав исполнителей).

Кроме того, предложения Минэкономразвития России содержат очень спорное и неоднозначное новшество, связанное с объединением сфер распределения вознаграждения от имени всех категорий правообладателей.

Международная и отечественная система права формировалась на принципах дифференцированного признания прав авторов (авторские права), а также исполнителей и изготовителей фонограмм (смежные, производные от авторских прав, права). С точки зрения права — это совершенно различные институты. Правовые конструкции этих видов прав не позволяют одновременно управлять всеми этими правами в рамках одной организации, т. к. в основе этих прав заложен естественный конфликт.

Это объясняет тот факт, что международное право оперирует конвенциями и международными договорами, представляющими минимальный критерий охраны для каждой группы правообладателей отдельно. Единого международного акта в отношении всех групп правообладателей не существует. Именно поэтому, например, членом CISAC может быть только ОКУП, управляющий авторскими правами. Аналогичная конструкция содержится в положениях SCAPR (исполнители) и IFPI (изготовители фонограмм). Мировая практика не знает примеров управления правами одновременно от всех групп правообладателей. Такой симбиоз провоцирует конфликт интересов.

В целом, предложения Минэкономразвития России не решают тех проблем, которые должны быть предметом обсуждения, а именно:

– недостаточная прозрачность деятельности аккредитованных ОКУП;

– недостаточная автоматизация процессов сбора, распределения и выплаты вознаграждения правообладателям;

– недостаточно эффективный контроль государства и заинтересованных лиц за деятельность ОКУП;

– недостаточная открытость методик сбора, распределения вознаграждения, хранения средств, контроля расходов ОКУП, их покрытия из средств правообладателей;

– отсутствие административной ответственности ОКУП;

– наличие конфликтов интересов у людей, замещающих должности в органах управления ОКУП;

– нерегулированность деятельности и недостаточный контроль за фондами и дочерними структурами ОКУП.

Наши организации выражают полное согласие целям и задачам, которые Вы обозначили поручением от 08.07. 2016 №ИШ-П44-46пр о совершенствовании сферы деятельности организаций по управлению правами. Однако предложения Минэкономразвития России носят крайне непродуманный характер и идут вразрез с теми установками, которые были положены Вами в основу указанного поручения. Предложения были сделаны не просто в отсутствии дискуссии с заинтересованными лицами, но и без детального и глубокого изучения данного вида правоотношений.

Минэкономразвития России не учитывался ни национальный опыт, ни опыт иностранных юрисдикций, ни деятельность зонтичных международных организаций (CISAC, SCAPR, IFPI, AEPO-Artis. IFRO и т. д.). Предложения министерства не отвечают реальным потребностями правообладателей и пользователей объектов авторского права и смежных прав.

Есть все основания полагать, что, в случае воплощения в жизни, подобные идеи и подходы способны лишь подорвать действующую систему коллективного управления авторскими и смежными правами, снизить уровень правовой защищенности правообладателей, а также привести к серьезному нарушению баланса частных и публичных интересов.

Очевидно, что для подготовки эффективных и взвешенных предложений по созданию новой экономической модели в сфере коллективного управления авторскими и смежными правами необходимо привлечение обладающих соответствующей компетенцией и опытом специалистов. На сегодняшний день такими специалистами обладает Минкультуры России, которым накоплен значительный опыт в регулировании сферы коллективного управления интеллектуальными правами.

Уважаемый Игорь Иванович, зная о Вашей решимости в проведении реформ, необходимых для увеличения капитализации творческого сегмента российской экономики и роста удельного экономического веса российских правообладателей, просим Вас поддержать нашу консолидированную позицию и отклонить предложение Минэкономразвития России по огосударствлению сферы управления авторскими и смежными правами на коллективной основе.

Подписи:

Генеральный директор Национальной Федерации Музыкальной Индустрии

Л.В. Агронов

Генеральный директор Universal Music Russia

Д.В. Коннов

Генеральный директор Warner Music Russia

А.Б. Блинов

Генеральный директор Sony Music Russia

А.Е. Дмитриева

Президент Совета Всероссийской Организации Интеллектуальной Собственности

А.С. Соколов

Генеральный директор Российского Авторского Общества

М.И. Дмитриев

Генеральный директор Российского Союза Правообладателей

А.Б. Кричевский

Генеральный директор НП по защите и управлению правами в сфере искусства (УПРАВИС)

А.Л. Сухотин

Генеральный директор Национального музыкального издательства

Д.Б. Майко

Генеральный директор United Music Group

В.В. Кончакова