Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

09.12.2016
08.12.2016
07.12.2016

«Шагал – Малевич»: Небо vs пространство ****

31.03.14 08:23 Раздел: Кино Рубрика: Рецензии и обзоры
«Шагал – Малевич»: Небо vs пространство ****

Пресс-показ картины Александра Митта «Шагал – Малевич» состоялся в Кинозале ГУМа 28 марта 2014 года, совпав с юбилеем уважаемого режиссера - мастеру исполнился 81 год.

В 1917 году Марк Шагал (Леонид Бичевин) с женой и дочерью возвращается из Парижа в родной Витебск: он полон амбиций и готов превратить город в культурную столицу страны. После революции художника назначают уполномоченным комиссаром по делам искусств Витебской губернии, в которой тот открывает художественную школу. Поучиться у великого мастера сбегается вся творчески мыслящая молодежь, для которой живописец становится чуть ли не идолом. Но Шагал молниеносно теряет свой авторитет, когда решает пригласить преподавать в свою школу наряду с другими мастерами Казимира Малевича – фанатичного гипнотизера, одержимого идеей повсеместного распространения нового течения в искусстве - супрематизма.

Именно этот период жизни Марка Шагала является каркасом фильма, но «Шагал – Малевич» - это не просто байопик о гениальном живописце. С точки зрения жанра картина неоднозначна: тут и мелодрама, и комедия; есть и фэнтезийные вкрапления, с помощью которых режиссер показывает воображаемый мир, мечты героев.

Визуально фильм оставляет очень приятный осадок: видеоряд эстетичный, сочный, пейзажи завораживают, а эффект превращения кадров во что-то похожее на картины Шагала и рождающиеся на фоне исступленно ораторствующего Малевича супрематистские композиции оставляют неизгладимое впечатление.

Импонирует и просветительская направленность фильма – желание режиссера поведать о гениальности русского культурного наследия. Зрителя призывают понять: в те времена народ был зомбирован идеями большевизма, люди разменивали жизнь на революцию. Эта тенденция хорошо раскрыта в образе красного комиссара Наума (Семен Шкаликов), который в юношестве был поэтом, но «женился» на революции, пожертвовав творческим началом. Поэтому художники той эпохи – особая ценность нации, они - как пробившие асфальт ростки.

Игра актеров (в большинстве своем новобранцев профессии) вроде бы не разочаровывает, но и не впечатляет, балансируя между «нормально» и «никак». Немного компенсировал это упущение Анатолий Белый, сумевший достаточно развернуто воспроизвести мир Малевича, несмотря на скромное количество вверенных эпизодов. Отчасти такая насыщенность может быть связана с тем, что 90% фраз персонажа было позаимствовано из автобиографической книги Казимира Малевича.

Фильм полон любви: Шагал любит искусство и Беллу (Кристина Шнайдерман), Белла самоотверженно любит мужа, их друг детства и по совместительству красный комиссар Наум любит жену Шагала и революцию, а Малевич одержимо любит свою идею.

Еще одна интересная тема, освещенная в картине – это взаимоотношения родителей и детей в еврейской семье. Как известно, в иудаизме занятия живописью считаются грехопадением, но сам Шагал (по рождению – Мойша Сигал) смог донести до родных свои взгляды на искусство без конфликтов. Режиссер, тем не менее, решил параллельно показать и более типичную для ортодоксальной семьи ситуацию: Лева (Яша Левда) – ученик Шагала и сын раввина - испытывает необоримую потребность рисовать, и в результате ругается с уважаемым в еврейской общине отцом, желающим воспитать чадо по собственному подобию.

Фильм «Шагал – Малевич» - это настоящий клубок конфликтов, в котором сплелись соперничество двух художников–антиподов, орудующих в разных плоскостях; борьба ученика и мастера; противостояние искусства и революционной партии; любовный треугольник.

Картина легко разбивается на пять самостоятельных новелл, но зрителю предстоит проследить, как они громоздятся одна на другую, сплетаются в единый сюжет и, в итоге, выливаются в грубую драматургию. Сценарий явно перегружен. При желании это можно воспринять как метафору: мол, творчество Марка Шагала – это густота красок, свирепство причудливых образов, буйство настроений... Но эти пять историй все же слишком самодостаточны, чтобы стать обычным бэкграундом для биографии. С другой стороны, «Шагал – Малевич» заставляет задуматься: что есть реальная жизнь, если не наслоение событий, пестрота эмоций и вечный хаос?

Дана Фикс, InterMedia