Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

03.12.2016
02.12.2016
01.12.2016

«Граф Орлов»: медведь в натуральную величину **

04.06.13 11:11 Раздел: Музыка Рубрика: Рецензии и обзоры
«Граф Орлов»: медведь в натуральную величину **

Заключительные спектакли первого сезона мюзикла «Граф Орлов» (режиссер – Алена Чевик, композитор – Роман Игнатьев, автор либретто – Юлий Ким, в ролях – Андрей Белявский, Теона Дольникова, Валерия Ланская, Екатерина Гусева, Игорь Балалаев и др.) пройдут в театре «Московская оперетта» с 11 по 23 июня. Публикуем рецензию на постановку. 

Мюзикл «Граф Орлов» сменил «Монте-Кристо», который шел в «Оперетте» три с половиной года и, кажется, надоел раньше, чем был закрыт. При этом «Граф» многое перенял у своего предшественника. Это объясняется как неизменностью авторского и отчасти актерского состава, так и мистическими вещами: атмосфера трагической истории, описанной Дюма, так пропитала местные кулисы, что новый мюзикл оказался еще более мрачным. (Странно: в опереттах не бывает плохих финалов, а в мюзиклах «Театра оперетты» не признают хеппи-эндов.) Очередная многотонная декорация в тесноватом здании театра, построенном в те давние времена, когда люди были заметно меньше ростом, чем сейчас, опять выглядит скорее устрашающе, чем эффектно. Ну и постановка массовых сцен весьма напоминает сцены из «Монте-Кристо».

Довольно неожиданный для мюзикла сюжет, возможно, поспособствует развитию интереса публики к отечественной истории: посмотрев версию Юлия Кима, многие хотя бы залезут в Википедию посмотреть, как все было на самом деле (и кто все эти люди). Итак, заглавный персонаж – граф Алексей Григорьевич Орлов, брат экс-фаворита Екатерины II Григория (брат в спектакле не появляется, а из невнятных намеков действующих лиц зрители могут подумать, что Алексей и сам был фаворитом). Находясь в легкой опале и одновременно в солнечной Италии с частью российского флота, Орлов смутно тоскует по родине и от тоски, по восторженному свидетельству его приближенных, соблазняет местных дам. В какой-то момент ему на жизненном пути попадается Элизабет, которая вскоре оказывается самозваной внучкой Петра I Елизаветой, претендующей на российский престол. В результате двухходовой интриги Орлов получает красотку себе в постель, а тем временем Екатерина II обещает Алексею прощение в случае, если тот арестует самозванку и доставит в Петербург. Выбор между любовью к женщине и любовью к Родине Орлов так толком и не делает, предоставив пустить развитие событий на самотек. В конце концов Елизавета, арестованная русскими моряками, оказывается в каземате Петропавловской крепости, где и погибает, отказавшись назвать свое настоящее имя (в мюзикле об этом ничего не говорится, но описанной истории посвящена картина Константина Флавицкого «Княжна Тараканова»), Екатерина II совершает молебен, а Алексей Орлов еще более трагически слоняется по сцене, подвывая печальную песнь, и даже цыганка, сама же нагадавшая это, осуждает графа, профурыкавшего свою любовь. Сопереживать влюбленным самозванкам и сановным прокрастинаторам зрителю очень сложно, поэтому в конце представления мало кто в зале не задаст себе молчаливый вопрос: а что это было?

Композитор Игнатьев, который и в «Монте-Кристо» не расщедрился на запоминающиеся мелодии, на этот раз выступил еще более бледно: ему кое-как удались только трагически-драматические арии, но их в спектаклей такой переизбыток, что в конце концов ухо просто перестает воспринимать это нервное нытье. Почтенный Юлий Черсанович Ким далек от своей лучшей творческой формы и то и дело позволяет себе либо неточные рифмы, либо точные, но слишком радикальные, вроде «князь - мразь». Красавице Гусевой сложно изображать из себя Монтсеррат Кабалье, а именно этого требует от нее композитор; местами за Екатерину II просто неловко.

От мюзикла из русской жизни закономерно ждешь шикарных дворянских нарядов или лубочного фолка. В «Графе Орлове» есть и то, и другое. В первом действии полная реформаторского зуда псевдовнучка Элизабет обещает после воцарения искоренить хождение медведей по улицам России. Чуть ли не единственная шутка в мюзикле оказывается вовсе не шуткой: после низвержения самозванки медведь появляется на сцене и его никто не искореняет. Таким образом авторы, видимо, намекают на некоторые тренды российской политики: Запад нам не указ, а кто посягнет на нашу лапотность, посконность, православие и медведей, в Петропавловке сгниет.

Что радует, так это костюм графа Орлова. В Италии он ходит в таком виде, что его легко спутать с державным байкером Хирургом, а в России поверх кожаных одеяний напяливает еще и шубу. Несообразность костюма эпохе удачно подчеркивает мятущуюся душу персонажа, хотя и не объясняет причин его неприкаянности. А вот если бы он еще выезжал на сцену на мотоцикле…

Алексей Мажаев