Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

05.12.2016

"Николай Коперник" — "Огненный лед" ***

18.01.11 10:19 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"Николай Коперник" — "Огненный лед" ***

"Мазай коммуникейшнс". Интернет-релиз диска состоялся в ноябре, релиз на CD планируется на февраль.
Это одна из групп перестроечной плеяды, причем название "Николай Коперник" и тогда было известнее, чем музыка коллектива. О музыке Юрия Орлова, впрочем, писали тогда не менее восторженно, чем про какой-нибудь "Альянс", но хитов и известных песен у "Коперника" не было. Был, правда, культовый диск "Родина", попавший даже в список "100 магнитоальбомов советского рока", но на то он и культовый, чтобы восторгались им только очень продвинутые слушатели. "Николай Коперник" играл экспериментальную "новую романтику" - стиль, достаточно модный для конца 80-х, однако чересчур холодная и отстраненная подача никак не подразумевала сколько-нибудь массовой популярности. К тому же тексты Юрий Орлов часто брал у поэтов Крайнего Севера, что вкупе с актуальной музыкой производило слишком бредовое впечатление на тогдашнюю неискушенную публику.
Более 15 лет "Николай Коперник" не существовал, а его лидер Орлов занимался разными творческими проектами, опять-таки столь экспериментальными, что ничего внятного о них сказать нельзя. В 2006-м группа неожиданно возродилась, дала несколько концертов, тепло встреченных памятливыми поклонниками, переиздала "главный" альбом "Родина" и анонсировала запись новой пластинки. Не прошло и пяти лет, как таковая была обнародована.
"Огненный лед" "Коперника" решил издать на своем лейбле солист "Морального кодекса" Сергей Мазаев. Возможно, им двигало стремление помочь андеграундным коллегам, но в результате приложения мазаевской продюсерской руки некоторые вещи новой пластинки можно спутать с песнями "Кодекса". По крайней мере, фирменная претензия на элитарность звучит вполне по-"кодексовски", хотя исполнению Юрия Орлова ощутимо не хватает наглой мазаевской обаятельности. Там, где у Мазая и Кильдея игра в роскошь, у "Николая Коперника" просматривается настоящий снобизм, хоть и под девизом "бедные, но гордые". Они по-прежнему самодостаточны и, похоже, не очень нуждаются в слушателях. Правда, вслушиваться в тексты их песен под названиями "Берег твоей слезы", "Птицы-гиганты", "Поцелуи звездные", "Ледяные колокола", "Каменные ночи" или "Вагон любви" довольно любопытно: местами это похлеще былых стихов про комбайнеров. Но Орлов намеренно доводит всЈ до абсурда: шести-семиминутные медитативные композиции усыпят даже внимательного зрителя, которому будет стоить больших трудов найти различия между песнями.
Слушая переиздание "Родины", многие задавались вопросом, а как "Николай Коперник" прозвучал бы в наше время. "Огненный лед" в качестве ответа скорее разочаровывает: записанный в 2010 году альбом хочется сравнивать, помимо "Морального кодекса", с 20-летней давности пластинками "Альянса", "Мегаполиса" и самого "Николая Коперника". А самой дружественной слушателю песней оказываются "Дымки", перекочевавшие на новую пластинку с той самой культовой "Родины".
Алексей Мажаев, InterMedia