Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

08.12.2016
07.12.2016

Сергей Абашкин - "Золотая" **

07.10.10 16:22 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
Сергей Абашкин - "Золотая" **

"Союз мьюзик". Релиз диска состоялся в августе.
Компания "Союз мьюзик" порой выпускает на CD совершенно некоммерческую музыку, поэтому бизнес-логику искать в ее релизных планах не всегда правильно. Поэтому не будем задаваться вопросом, как в списке изданных компанией альбомов оказались диски блатной группы "Ля минор" или вот Сергея Абашкина. Нет, он поет не шансон, а гораздо более редкую для нынешнего времени музыку.
С желтой обложки смотрит средних лет человек с прической, как у Юрия Федоровича Маликова. В выходных данных диска — гитаристы Геннадий Мартов и Дмитрий Рогозин, проверенные и универсальные сессионные бойцы, так и не сделавшие удачной самостоятельной карьеры. Первая же песня, она же заглавная — чудо чудесатое, невероятный гибрид Ефрема Амирамова (у того "Молодая", у этого — "Золотая") с Демисом Руссосом: в аранжировке используется бузука, и похоже, в российской музыке это происходит впервые за последние 40 лет. В этом греко-шансонном стиле автор-исполнитель мужественно борется с рифмами: встречаются, в частности, комбинации "листва — как тогда" и "спустя - слова". В следующей композиции "Серега, Сережа, Сережка", впрочем, используется абсолютно точная рифма: "Сережка" рифмуется с "кошкой", и становится понятно, что со времен разгула вокально-инструментальных ансамблей исполнители не позволяли себе петь в столь наивно-простодушном стиле. Песни "Золотой" вышли прямиком из 70-х, правда, непонятно, где их столько лет носило. Зато, как выяснилось, опытные инструменталисты не забыли, как надо их играть. Категорический диссонанс с настоящим временем Сергей Абашкин пытается компенсировать текстами, довольно смелыми для советских ВИА. Так, в песне "Галочка" повествуется о дворовой забытой игре в "12 палочек", но вряд ли в брежневские годы исполнителю позволили бы спеть фразу типа "ты помнишь, Галочка, поймать так трудно палочку". Слушателю, даже ностальгирующему по 70-м, это буйство постмодернизма должно наскучить довольно быстро: ретро и ретро, местами просто заблудившееся при смене эпох, местами переходящее в трэш. "К нам любовь пришла нежданно, целовать бы допьяна, ты зачем поспела рано, красная смородина", - поет Абашкин со старательной разухабистостью в "Красной смородине". Песня с многообещающим названием "Дурочка" оправдывает обещания: "Но не знаешь, дурочка, что супруг я музыки, ей несу я сумочку и снимаю туфельки, так смотри же, дурочка, как танцуем вместе мы и целую рученьку, ей дарю слова любви". Видимо, на правах близкого родственника "супруг музыки" запросто берет музыкальные темы и стихотворные строчки у уже сошедших с авансцены коллег и подзабытых песен. В последнем треке альбома Сергей Абашкин использует рефрен "жди и помни меня", но вместо напрашивающегося продолжения "снова я уезжаю", как было у Аллы Пугачевой, звучит какое-то слишком игривое "отплясавшее лето".
В 70-е вместо рецензентов были худсоветы. И они, скорее всего, не имели бы больших претензий к мелодиям Абашкина и к аранжировкам его песен. Возможно, "проканал" бы и "композиторский", но душевный вокал исполнителя — но вот над текстами молодого человека отправили бы поработать. Такое ощущение, что Сергей как раз ждал, когда отменят худсоветы, и до поры не показывал никому своих песен. А потом как-то пропустил этот светлый момент объявления творческой свободы. В результате опоздал лет на 20 — то есть навсегда.
Алексей Мажаев, InterMedia