Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

04.12.2016
03.12.2016
02.12.2016
01.12.2016

САУНДТРЕК МЮЗИКЛА "МОНТЕ-КРИСТО" ***

08.04.09 14:18 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
САУНДТРЕК МЮЗИКЛА "МОНТЕ-КРИСТО" ***

Театр "Московская оперетта". Релиз двойного диска состоялся в марте.
Сразу предупредим, что по саундтреку в хитросплетениях мюзикла "Монте-Кристо" разобраться невозможно —аудиослушателю предлагается всего лишь последовательный набор музыкальных номеров спектакля. Покупателю этого диска остается только догадываться либо угадывать, к какому повороту сюжета может относиться та или иная песня. Благо сюжет Александра Дюма так или иначе известен всем и укладывается в три слова: любовь, предательство, месть. Эдмон и Мерседес — "хорошие", все остальные (ну, почти все) — "плохие". С этим знанием уже можно приступать и к прослушиванию диска, и к просмотру мюзикла в театре — зритель постановки находится в более выигрышном положении по сравнению со слушателем саундтрека, но, признаться, ненамного. Роман "Граф Монте-Кристо" был секвестирован для оригинального российского мюзикла, из героев остались только те, которые могут уместиться на сцене "Московской оперетты" - но все равно их так много, что можно запутаться. К тому же здесь очень мало разговаривают, и весь сюжет развивается, как может, только через пение. Декорации и довольно изобретательные спецэффекты добавляют происходящему театральной условности. Несмотря на усилия композитора Романа Игнатьева и автора либретто Юлия Кима, мрачность первоисточника Александра Дюма им преодолеть не удалось. Счастливая завязка сменяется тягостными картинами предательства и заточения, да и освобождение и месть не приносят Эдмону Дантесу радости и покоя. Эти чувства приходится отыгрывать и в мюзикле — в результате аудитория становится свидетелем то затянутой депрессии, то истеричных разоблачений, и больше половины спектакля вынуждена испытывать эмоции, далекие от расслабления.
В отличие от создателей саундтрека "Красавицы и чудовища", которые выпустили два одинаковых диска, но с разными исполнителями, "Монте-Кристо" помещает на каждый диск по акту спектакля, а попеть на пластинке дает солистам обоих составов. Костяк труппы составляют хорошо знакомые по предыдущим постановкам мюзиклов "Московской оперетты" Александр Маракулин, Александр Постоленко, Александр Голубев, Антон Деров, Андрей Александрин и др. За Эдмона поют Игорь Балалаев и Владимир Дыбский, за Мерседес — Валерия Ланская и Анастасия Макеева. Вокальных звезд девушки с неба не хватают, но амплуа нежной героини отрабатывают сполна, да и на правах медийных персон выполняют функцию привлечения к спектаклю публики. В постановке, где важнейшее значение играет музыка, роль композитора трудно переоценить — но способностей Романа Игнатьева явно не хватило на все 28 номеров. Зритель, конечно, не вправе требовать от мюзикла 28 готовых хитов, но блеклых номеров здесь все же заметно больше, чем хотелось бы; к тому же в его композиторском почерке монументальность кобзоновского толка превалирует над опереточной легковесностью. Творческие удачи Игнатьева сгруппированы в основном в начале, где герои еще молоды и безмятежны - "Память прежних лет" и "Встреча" напоминают бодрые хиты советской эстрады, а в припеве "Я всегда к тебе иду" стихотворный размер отнюдь не случайно совпадает с "You Are Always On My Mind". Из "драматической линии" можно отметить лишь "Таков наш век" и "Это сон"; несмотря на богатые возможности, которые Александр Дюма предложил композитору, самые трагические моменты мюзикла отработаны либо с помощью какого-то обезличенного эстрадного пафоса ("Любовь моя навсегда", "Месть", "Молчи, душа моя"), либо в качестве откровенного кривляния ("Песня тюремщиков", "Папа, мама…"), либо в виде неприятной истерики ("Ты предатель"). Апофеоз слушательского недоумения — хор "Вы заживо похоронили сына", получившийся, несмотря на текст, довольно-таки бойким. После череды сложных для героев, артистов и зрителей событий мы вправе были рассчитывать хотя бы на светлый слезоточивый финал. Однако композитор тоже выдохся, и сцена прощания Эдмона с Мерседес, к нашей досаде, оказалась не слишком выразительной.
Алексей Мажаев, InterMedia