Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

16.08.2017
15.08.2017

БЬЯНКА — "38 ЗАМКОВ" **

30.09.08 16:20 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
БЬЯНКА — "38 ЗАМКОВ" **

Sony BMG. Релиз диска состоялся в сентябре.
На обложке альбома наряду с псевдонимом исполнительницы и названием пластинки есть еще одна надпись — это как бы неофициальный титул Бьянки на нашей поп-сцене. Титул довольно громкий, но реальными успехами не подтвержденный — так что мы обойдемся тут без его цитирования. Замечу только, что столь обильное использование "самоназвания" (и на обложке, и во всех пресс-релизах, и в текстах песен) наводит на мысли, что это единственный для лейбла и певицы шанс продать этот альбом. Такая лобовая пиар-стратегия, как ни странно, часто приносит успех. Придумаешь для девушки громкую вывеску, повторишь ее раз тридцать — глядь, и другие стали за тобой повторять. Кто в кавычках и с добавлением прилагательного "самопровозглашенная", кто с издевкой в голосе, а кто уже и на полном серьезе. В общем, интонации тут не важны: главное — вбить в головы потенциального покупателя правильный ответ на вопрос, кто такая Бьянка. Чтобы от зубов отскакивало, что Бьянка — это… ну, вы знаете, не будем повторяться. В крайнем случае — это такая певица, которая считает себя… ну да, правильно, вот именно ею.
По-прежнему избегая использовать придуманное продюсерами Бьянки словосочетание, все же сообщу, что на втором номерном альбоме экс-бэк-вокалистка Сереги Яна Липницкая продолжает развивать тему так называемого "русского народного ар-эн-би". На уровне идеи мысль скрестить вязкую и ленивую черную музыку с русским фолком выглядит привлекательно. Но уровень воплощения, что называется, оставляет желать. Еще по дебютной работе Бьянки было заметно, что целый альбом на этой единственной идее не держится: пластинке элементарно не хватало остроумия и запоминающихся музыкальных ходов, не позволяющих слушателю заскучать, а певице — естественности и витальности. Ко второму альбому выяснилось, что вместо расширения своего сегмента и поиска новых идей Бьянка еще глубже забилась в эту сомнительную раковину. И не так уж натянут ее титул, за поползновения назвать который я все время бью себя по рукам — право, несложно быть королевой жанра, если в этом жанре ты в гордом одиночестве, а зритель к нему почти равнодушен. Ар-эн-би в версии Бьянки ничем не лучше ар-эн-би, к примеру, Доминика Джокера. Если как образ жизни ар-эн-би еще в тренде, то музыку в этом стиле слушать все менее выносимо — создается впечатление, что стиль стал своеобразным отстойником для самых скучно мыслящих поп-артистов. Казалось бы, что фолк-составляющая развеет эту скуку хотя бы в музыке Бьянки — да что-то не выходит. "Русские народные" приемы используются крайне плоско, да и фолк этот все сильнее сползает в кабацкий блатняк: псевдоцыганские скрипочки кое-где бодрят, но какое отношение это имеет к русскому народу? К тому же вроде бы неплохо владеющая вокальным аппаратом Яна Липницкая в альбоме "38 замков" предпочитает петь как-то максимально сипло.
Напомню, что репертуар Бьянка пишет себе сама, и новая пластинка, к сожалению, не относится к ее композиторским удачам. Музыка совершенно не запоминается, а саунд альбома, в каком бы концептуальном жанре он ни был выдержан, ассоциируется в первую очередь с приторным киселем. В нем напрочь увязают редкие текстовые провокации Бьянки, которые при других обстоятельствах помогли бы вывести этот альбом в разряд если не ярких, то хотя бы скандальных. Но на деле только "попка краником" из песни "Про любовь" вызвала хоть какое-то обсуждение в сети. Ни "Амстердам", в тексте которого употребляется слово "анаша", ни рифма "тренажер - ухажер", ни "Русская народная r’n’b-сказка" со строчками "жили-были дед да баба и любили ар-эн-би, баба с дедом поругалась — оказалось, что он би" никакого резонанса не имели. Альбом сам по себе настолько неинтересен, что искать в нем светлые моменты — удел отъявленных зануд, которые прежде всего найдут там не ухажера с тренажером, а неправильное использование глагола "одеть" и существительного "время".
Алексей Мажаев, InterMedia