Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

23.01.2017
22.01.2017
21.01.2017
20.01.2017

АЛЕКСАНДР СЕРОВ - "ПРИЗНАНИЕ" ***

21.04.08 20:23 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
АЛЕКСАНДР СЕРОВ - "ПРИЗНАНИЕ" ***

"Стиль рекордс". Релиз диска состоялся в апреле.
У этой пластинки есть очень заманчивый подзаголовок - "Неизданное. Записи 1981-1992 гг.". Согласитесь, это звучит куда завлекательнее, чем просто "диск Александра Серова "Признание". Альбом неизданного доставит много удовольствия как любителям музыки 80-х, так и меломанам, пытающимся постичь феномен "Радио Кекс", где как раз крутят много таких вот "неизданных" или попросту прочно забытых песен того периода. Честно говоря, забыты они по большей частью вполне справедливо, ибо 80-е были не лучшим временем для советской эстрады. Если оставить за скобками вневременные шедевры и творчество поднимавших голову полуподпольных рокеров, основная масса эстрадных песен несла на себе печать растерянности сочинителей и исполнителей. Они, пожалуй, чувствовали, что эпоха меняется, уходит, но как подстроиться под новые требования, не знали. Кто же знал, что главенствующими тенденциями станут сначала хеви-метал, а потом "ласковомайский" лоходэнс? Отмирающие ВИА на излете своих биографий пытались совмещать обе тенденции — помпезность и героизм с шутливостью на грани примитивности; большинство этих экспериментов и тогда было слушать скорее постыдно, и сегодня они звучат довольно странно.
Диск редких записей Александра Серова с поправками, но вписывается в эти расклады. Есть здесь и пафосный "Дон Кихот", который, если представить чуть более тяжелую аранжировку, зазвучал бы, как натужный филармонический тяжмет, каковой в конце 80-х не заиграл только самый ленивый. Есть и "блюз а ля рюсс" "Буду ждать". Уникальная способность советских авторов, подчиняясь социальному заказу, зарифмовать в песенном припеве такие антилирические понятия, как "гиподинамия" или "дисплей", в творчестве Серова нашла отражение в произведениях "Спорт — твой друг" (едва ли не рок-н-ролльный предполагаемый саундтрек к утренней зарядке) и "Авиапочта" (отчего-то довольно медленное произведение об оперативном способе доставки корреспонденции). Поиски Александром своего песенного стиля нашли отражение, например, в песне "Эхо первой любви", запись 1983 года. Автор музыки — Евгений Мартынов, а исполнитель, во что сегодня поверить довольно сложно, тщательно копирует манеру поющего композитора. Пробовал Серов петь и песни Вячеслава Добрынина ("Пустыня"), но в них ему не хватало драматизма. Самая ранняя здесь — концертная запись дуэта с Ольгой Зарубиной "Круиз" (1981). В ней слушателя ХХI века поражают не столько поиски юным Серовым своей певческой манеры, сколько текст Михаила Рябинина. "Не знаю имени я вашего и отчества, стоим на палубе, молчание храня, и уходить от вас, поверьте, мне не хочется, а вам, надеюсь, от меня", - сообщает исполнитель мужской партии в припеве. Ну ладно отчество, но почему же он не спросил хотя бы имя у симпатичной спутницы по круизу, которая, кажется, путешествует одна, иначе разве муж позволил бы ей шастать по палубе с незнакомцами? Анонимность, как выясняется далее, не помеха развитию отношений. "День последний на исходе, завтра кончится круиз, эту ночь на теплоходе мы на всю запомним жизнь", - заявляет Ольга Зарубина от лица потерявшей комсомольский стыд лирической героини. Однако подробности, озвученные далее Александром Серовым, обескураживают: "Снова мы стоим на палубе, ничего не говоря, над уснувшим морем-морем-морем алая поднимается заря". В общем, так и стоят молча до конца песни и круиза, заставляя рецензента, извинившись, процитировать сразу два образчика заветного народного творчества примерно тех лет: "хочет и молчит" и "на холме стояли трое — он, она и у него".
Остальное наполнение диска более предсказуемо: в середине 80-х Александр Серов нашел и исполнительский стиль, которому не изменяет до сих пор, и "своего" композитора. Большинство неизданных песен принадлежат авторству Игоря Крутого, и в принципе не очень понятно, чем, например, композиция "Не надо" хуже "Ты меня любишь". Возможно, тогдашние издатели решили, что не следует выпускать двадцать однотипных произведений Крутого, хватит и тех десяти, которые всем нам прекрасно известны уже два десятка лет. Но вот на вопрос, почему тогда не повезло именно композициям из "Признания", ответ найти непросто.
Алексей Мажаев, InterMedia