Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

06.12.2016
05.12.2016

НАТАЛЬЯ ШТУРМ — "ЛЮБОВЬ ЦВЕТА КРОВИ"

13.12.06 17:40 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
НАТАЛЬЯ ШТУРМ — "ЛЮБОВЬ ЦВЕТА КРОВИ"

"Эксмо". Книга вышла в свет в октябре.
Безумный составитель "музыкального" кроссворда в одной газете все время загадывал "штурмовую певицу" из пяти букв. Еще об этой артистке известно, что на заре карьеры ее протежировал Александр Новиков, дома у нее жил крокодил, а главным хитом многие годы остается песня "Школьный роман". Кроме того, просачивались какие-то слухи о скандалах "штурмовой певицы" с мужем, но даже желтая пресса не торопилась искать им подтверждение — в число топовых исполнительниц Наталья Штурм давно не входила. Не дождавшись "милостей" от прессы, певица взялась за перо сама — в ее романе "Любовь цвета крови" не нашлось места ни Новикову, ни крокодилу, а тему школьного романа поддерживает только упоминание о молчаливом однокласснике по имени Рома Абрамович, с которым романа быть не могло, ибо Наталье будущий олигарх не нравился внешне. Центральную интригу книги составляют взаимоотношения героини с бизнесменом Робертом — любовь, которая привела к браку и рождению сына и закончилась кровавыми семейными конфликтами и изнурительными судебными процессами: муж оказался алкоголиком, заядлым игроком и неуравновешенным человеком. С книгой Валерии "Любовь цвета крови" роднит сюжет с супругом-тираном и композиция — нелирические отступления с описаниями сцен насилия и здесь, и там вторгаются в безмятежную поначалу канву повествования. Но в остальном больше различий: если Валерия дает довольно подробную автобиографию, то Наталья — тоже на автобиографическом материале — старается сделать именно что роман, в котором детские годы и точные адреса остаются за кадром. Параллельно с основной фабулой Штурм знакомит читателя с кухней шоу-бизнеса, своими жизненными принципами и скрытыми под узнаваемыми псевдонимами друзьями (в том числе интимными), делится женскими историями подруг и даже описывает впечатления от путешествий.
Но это стремление максимально "олитературить" материал играет с автором злую шутку. В книге обнаруживаются намеки на разные жанры — зачастую несочетаемые. Так, туристические описания напоминают то язык официальных путеводителей, то рекламных полос полуглянцевых журналов, а подробные выкладки об отделке шикарного загородного дома — интерьерные каталоги (кстати, по нашим данным, в этой книге всЈ правда, кроме размеров виллы). Иногда кажется, что Наталья Штурм слишком близко к сердцу восприняла дамские романы в мягких обложках — те самые, где на последней странице "ее счастливое лоно принимает его плоть": однако в сюжете "Любви цвета крови" все отрицает саму возможность такой развязки, поэтому соответствующий слог режет глаз. Местами же автор выступает в жанре "записки стервы": успешная сильная женщина, любящая свою карьеру, иронично относящаяся к мужчинам, но не отказывающаяся от подарков богатых самцов… Мало того, что не всем читательницам будут близки "оксаноробские" проблемы героини типа "жемчуг мелкий" - так еще вся эта ее завидная уверенность в себе сильно противоречит тем главам, где описываются издевательства со стороны мужа и унижения в милиции. Разве сильная женщина с ее характером и возможностями допустила бы такое недружественное вмешательство в свою идеально устроенную жизнь? Несмотря на эти нестыковки, Наталье Штурм удается заставить читателей сопереживать себе и поверить в ее страдания, особенно когда муж после развода подло разлучает ее с годовалым сыном. И в этот момент автор вдруг вновь вспоминает о своей крутизне и ищет защиты от мужа у неких сильных мира сего, фигурирующих в романе под именами Михаил Андреевич и просто Он. В итоге вместо ожидаемого, может быть, рецепта разрешения семейных конфликтов читатель остается один на один с необъясненным хэппи-эндом и грустным выводом — если ты известная певица, то имеешь шансы в этой стране добиться справедливости, простым же людям рассчитывать на закон бесполезно. Вряд ли Наталья Штурм рассчитывала на такой эффект от своей книги: в старательности и жизненном опыте автору не откажешь, но ее априори невыполнимое желание объять необъятное оставляет двойственное впечатление.
Алексей Мажаев, InterMedia