Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

16.12.2017
15.12.2017
14.12.2017

"ПЛАЗМА" - "BLACK & WHITE"

13.10.06 18:24 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"ПЛАЗМА" - "BLACK & WHITE"

ИП "Ирина Валерьевна Щербинская". Релиз диска состоялся в конце сентября.
"Плазма" приехала в Москву в 1999 году из Волгограда. Вспоминаю, как их тогдашний пресс-атташе, перебравшийся в столицу из того же города чуть раньше, немного виновато говорил знакомым журналистам: "Понимаю, что вряд ли вы сможете об этом написать… Дело в том, что они принципиально поют по-английски". Повод наконец познакомить читателей с волжскими дэнс-попперами появился, когда их решил продюсировать Дмитрий Маликов. Поп-звезда с классическим музыкальным образованием дебютировала на продюсерском поприще в амплуа человека широких взглядов: дескать, английский хорошим мелодиям не помеха, и даже Россию можно заставить слушать качественную дэнс-музыку на чуждом языке. Имя Маликова и таланты участников "Плазмы" Романа Черницына и Максима Постельного действительно сумели пробить стену российской предубежденности против иноязычности: песни группы зазвучали на телевидении и радио, а запоминабельность припевов не вступала в противоречие с использованием английских слов — большинство рефренов состояли из очень простых рифм, которые был в состоянии воспроизвести и зритель, не владеющий никакими языками, кроме русского. Некоторый провис наблюдался, правда, по части имиджа: два "кросавчега" своими типажами напоминали то ли дуэт "Кар-Мэн", то ли Modern Talking, то ли двух Кенов, коллекционирующих одноразовых Барби. В интервью они тоже не торопились предстать глубокими людьми, говоря в основном о своих любимых иномарках (впрочем, идея взять у "Плазмы" серьезное интервью почти никому в голову и не приходила). Эта схематичность образов вкупе с некоторой искусственностью "модернтокингоподобных" ритмов обеспечивала Роману и Максиму какое-то количество гастролей, но о подлинной народной любви и выходе на лидирующие позиции говорить не приходилось.
В своем топтании на месте "Плазма" в итоге обвинила продюсера, и с этого момента за историей группы стало наблюдать хоть сколько-нибудь интересно: назревал громкий скандал - чуть ли не с разоблачением истинной сущности Дмитрия Маликова, сладкоголосого выходца из интеллигентной семьи, а также с оглашением грабительских условий их контракта. Маликов поначалу высказал готовность ввязаться в бой и отдать принадлежавшие ему права на название и песни "Плазмы" каким-нибудь нанятым статистам, но затем вспомнил о своем "розовом" имидже и "отпустил" Романа и Максима. "Очеловечивание" дуэта пошло еще и по линии личной жизни: Черницын женился на певице Ирине Дубцовой, которая родила ему сына. Однако этот звездный брак убедил пока не всех: до сих пор появляются предположения, что любовь Ромы и Иры — всего лишь пиар-кампания.
Как бы то ни было, благодаря описанным в предыдущем абзаце событиям, о "Плазме" не забывали и в те моменты, когда из-за споров с продюсером и обустройства личной жизни группе было не до музыки. Вышедший наконец альбом "Black & White" дает возможность оценить "плазменные" способности, которые якобы дремали "под гнетом" продюсера. Музыканты разделили пластинку на две условные "стороны" - черную и белую, причем под "black" они подразумевают некие несвойственные им ранее звуковые эксперименты, а под "white" - традиционную "Плазму". Примечательно, что открывает диск именно экспериментальная "сторона" - значит ли это, что именно эти песни Роман и Максим считают совпадающими с векторами дальнейшего развития группы? Если вас вполне устраивала старая "Плазма", можно начинать прослушивание сразу с шестого трека "One Life" - он уже хорошо известен, а за ним следуют в основном подобные номера в стиле "осовремененный Modern Talking". Но на "черной стороне" действительно собраны не самые ожидаемые от "Плазмы" произведения — сделанные без большой оглядки на поп-приоритеты российского зрителя. Точнее, с оглядкой на более широкие вкусы. Так, среди пяти открывающих альбом треков можно обнаружить намеки на синти-поп, песню в стиле A-Ha ("Round The Corner"), инструментальный номер "The Call Of The Fjords" (немного в духе экс-продюсера группы), а также экскурсы в 90-е, напоминающие о таких теперь уже неочевидных героях тех лет, как Хэддэуэй и 2 Unlimited (песни "Black Would Be White" и "Darkness Steals The Light" соответственно). То есть участники группы уже меньше похожи на роботов, но полностью от схематичности отказаться еще не готовы.
Алексей Мажаев, InterMedia