Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

10.12.2016
09.12.2016
08.12.2016
07.12.2016

"КОНЕЦ ФИЛЬМА" - "ZAVОЛОКЛОМ"

12.12.05 16:33 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"КОНЕЦ ФИЛЬМА" - "ZAVОЛОКЛОМ"

"Мегалайнер". Релиз диска состоялся в декабре.
Очередной номерной диск группы "Конец фильма" нужно слушать внимательно и желательно с буклетом в руках — там напечатаны тексты песен. Пусть широкими массами творчество Евгения Феклистова остается непонятым, у вас есть шанс расслышать то, к чему остаются равнодушными другие. Хороший музыкальный вкус, вероятно, сформированный за годы жизни в Прибалтике, сочетается у Феклистова с нервической подачей, которой, вслушавшись, трудно не проникнуться. Вас либо начнут раздражать эти срывания на фальцет в конце фраз, либо вы проникнетесь и станете подпевать в такой же манере. Если перед глазами будут тексты песен, второй вариант получит больше шансов: вы поймете, что лидер "Конца фильма" весьма непрост не только как композитор и аранжировщик, но и в качестве поэта и отчасти философа.
К концептуальным альбомам новая работа "КФ" не относится — в единое целое представленные здесь треки упорно не складываются. Однако почти каждая записанная песня заслуживает того самого внимательного прослушивания, с фразы о котором началась эта рецензия. Первая же — заглавная - композиция обречена на культовую судьбу. Познакомившись с ней, вы уже не будете чертыхаться, ломая язык при попытках произнести название пластинки. "Заволоклом" - весьма ценный и редкий для нашей рок-поэзии опыт эксперимента с символизмом. "Заволоклом пустихо стеностон заволокном пустылье одиночь луныль нервневасон невабосклон колдунисон…" - монотонно поет Евгений Феклистов на пронзительный этно-мотив. В тексте встречается еще "люболь-мокровь" и много других замечательных авторских неологизмов. Интересно, способен ли солист "КФ" воспроизвести полный текст на концерте? Скорее всего, способен, и не исключено, что его преданные поклонники тоже выучат про "революбовь и староновь", чтобы подпевать. Тогда часть любого концерта Евгения Феклистова будет превращаться в таинство — а не в этом ли цель любого творца, озабоченного не только гонорарами, но и собственным следом в искусстве? Кстати, хорошо, что в подобном стиле выдержан только один трек, а не весь альбом — получился такой изящный лимончик в чай вместо целого самовара вычурностей. Высказавшись в духе Льюиса Кэрролла, Феклистов меняет пластинку - песня "От любви не уйти" выдержана в ритме вальса и снабжена красивым и циничным текстом: "И ни он, ни она не сумели спастись от погони <…> От любви не уйти". Затем "Конец фильма" продолжает тему любви, но вывернутую наизнанку: "Уходит лето" - мрачноватая песня о курортном романе, а "За перекрестком" - о предчувствии любви, закончившемся смертью: "И вот лежишь с ней среди брызг в осколках от стекла". Композиция "Алло", напротив, связной поэтической линией не обладает, зато обладает манерным припевом — возможно, поэтому ее легче всего представить в радиоэфире. Еще один потенциально подпевательный трек — "Еще порочней". Тема порока вообще очень волнует Евгения Феклистова, и здесь она вырывается из-под спуда: жесткие гитарные риффы как нельзя лучше соответствуют словам "Нам гореть в аду, я знаю точно. Ты порочна, я еще порочней", а страстное исполнение делает песню весьма честной и чувственной. В треке "Умирать молодым" автор советует почитателям этого лозунга: "Не говори — лучше умри", - а затем вспоминает умерших молодыми музыкантов. Слушать композицию рекомендуется из-за текста — это такой "Уездный город N" в миниатюре, и недаром упоминается Науменко: "Майк не услышит тех дроздов, поющих нынче его песни". Строки "и не узнает Виктор Цой, как он в трибьютах продается" тоже заставляют задуматься о многом. "Тема любви" - почти идеальная поп-песня, причем "почти" заключается в егозящем вокале Феклистова. На этом, пожалуй, закончим перечисление интересных треков — их и так набралось достаточно, чтобы не проходить мимо альбома. Добавим лишь, что кончается пластинка двумя ремиксами на "Заволоклом" - Евгений Феклистов закольцевал таким образом свое самое загадочное произведение.
Леопольд Покровский, InterMedia