Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

КНЯЗЬ — "ЛЮБОВЬ НЕГОДЯЯ"

28.11.05 17:00 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
КНЯЗЬ — "ЛЮБОВЬ НЕГОДЯЯ"

CD Land Records. Релиз диска состоялся в ноябре.
Актуальность "Короля и шута" за последний год заметно понизилась, чему есть вполне объективная причина. Оба фронтмена, харизматические лидеры "КиШ" Горшок и Князь посвятили много времени подготовке сольных альбомов. Что-то подобное давно назревало, ибо такие непохожие, хотя и дополняющие друг друга в рамках группы, люди в конце концов обычно дорастают до острого желания высказаться самостоятельно. В "Короле и шуте" Михаил Горшенев является, грубо говоря, злым следователем, а Андрей Князев — добрым. Любые самые мрачные песенные страшилки охотно исполняет Горшок, а Князь не прочь порой сменить шутовской колпак на цивильный костюм, который неплохо на нем сидит. В своем сольном альбоме "Я — алкоголик! Я — анархист!" Михаил Горшенев вполне предсказуемо развил присущую ему дикость до пугающих величин. Записав песни подпольной группы "Бригадный подряд", Горшок дал того грязного и жесткого панк-рока, какого ему не хватало по основному месту работы. От Князя, признаться, тоже хотелось ждать какого-то развития; скажем, мы бы не отказались услышать на его сольнике пару-тройку песен в духе "Прыгну со скалы". Однако он выбрал другое направление: фирменные "кишовские" жуткие сказочки на альбоме "Любовь негодяя" представлены в непривычных аранжировках — не то чтобы более легких, но выдержанных в ином ключе. Похоже, появление песен "общегуманистического" направления в творчестве "Короля и шута" все-таки были для Андрея Князева случайным эпизодом. Обильно сдобренные черным юмором стилизации под народные (причем разных народов) побасенки — это по-прежнему главное, что интересует Князя и что у него получается. Пусть это не всегда полностью совпадает с предпочтением слушателей — но не требовать же у артиста невозможного.
В записи сольной пластинки приняли участие соратники по "Королю и шуту" Ренегат и Поручик, но в остальном Андрей постарался абстрагироваться от "кишовского" звучания и больше никого из своей группы не позвал. Зато были приглашены Олег Шар, Сергей Чиграков, подыгравший в одной песне на фортепиано, и Юлия Худякова, спевшая женские вокальные там, где они были необходимы. Это, пожалуй, главное отличие сольника Князя от альбомов "КиШ" - на последних девичьи голоса никогда не жаловали. Возможно, в буклете можно почерпнуть и другие полезные сведения, но их восприятие сильно затруднено из-за использования очень необычного шрифта, в котором часть букв просто невозможно узнать. Что касается собственно песен, то забавных историй в альбоме рассказано немало, однако запоминающимися мелодиями обзавелись далеко не все из них. Обращают на себя внимание не столько удачные мотивы, сколько стилистические искания Андрея Князева. Например, в треки "Карл", "Пес под окном" и "Шутник и бабы" просится вокал Михаила Горшенева, "Пикник у бани" напоминает анархическую вольницу группы "Монгол Шуудан", а "Я добрый" - музыку Гарика Сукачева. Есть в альбоме также жестокий романс "Ломтик хлеба" и дуэты Князя с Юлей Худяковой "Постой" и "Ночная гостья". Страшные истории, построенные в форме диалога мужчины и женщины, - зрелище забавное, особенно "Ночная гостья", так и просящаяся в какой-нибудь современный мюзикл. Что же в этих треках осталось от автора? Увы, только чрезмерно застенчивая манера исполнения, которая превращает жанровые эксперименты Князя в разрушенный песочный замок. На своем альбоме Андрей поет в лучшем случае как артист самодеятельности, которому досталась слишком сложная роль.
Леопольд Покровский, InterMedia