Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

08.12.2016
07.12.2016

АЛЕКСЕЙ АЙГИ - МУЗЫКА К ФИЛЬМУ 'МОЙ СВОДНЫЙ БРАТ ФРАНКЕНШТЕЙН'

03.02.05 15:50 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
АЛЕКСЕЙ АЙГИ - МУЗЫКА К ФИЛЬМУ 'МОЙ СВОДНЫЙ БРАТ ФРАНКЕНШТЕЙН'

www.records. Релиз диска состоялся в январе.
Откуда пришла мода на саундтреки, сказать не просто, - 'у них' они существуют давно, да и у нас, по большому счету, 'музыка к кинофильмам' - явление не новое. Просто советскому человеку никогда не приходило в голову называть 'саундтреком' песни Дунаевских или Гладкова (и уж тем более Шостаковича или Прокофьева). Эпоха последнего повального увлечения меланхоличными саундтреками стартовала с выходом музыки Анджело Бадаламенти к линчевскому сериалу 'Twin Peaks'. Но в том-то и дело, что темы Бадаламенти отличаются выразительностью и самобытностью, композиции, выписанные на альбоме, закруглены и имеют яркое развитие. У большинства других саундтреков эти качества отсутствуют. Есть, конечно, еще другой тип саундтреков - а-ля 'Брат-2'. Но в этом случае мы имеем дело с дивертисментом отдельных самостоятельных композиций, совершенно не связанных с точки зрения музыкального тематизма.
Музыка Алексея Айги в стиле саундтрека в классико-романтическом ключе написана со знанием дела. Не очень яркие мелодии не мешают восприятию видеоряда, зато узнаваемые интонации перекликаются в разных композициях и вносят свой подтекст в содержание. Темы основаны на повторяющихся, будто зацикленных, попевках - герои в трактовке композитора словно ходят по замкнутому кругу. В музыке к кинофильму выделяются три основные тематические сферы. Наиболее развитая из них включает темы, связанные с главным героем ленты - Павлом. Его лейтмотивы вырастают из мелодической линии первой композиции - 'Приезд Павла' - хрупкой, изящной, осторожно восходящей мелодии, обогащенной изысканным хроматизмом, но с безвольным нисходящим скачком в конце. Из этой темы вырастают более развернутые мелодии 4-й и 9-й композиций ('Разговор с Ритой', 'Здесь они. Я их чую'). Некоторые части альбома повторяют или варьируют друг друга - тем самым автор снова вносит музыкальный подтекст. Так, например, первый трек 'Приезд Павла' проходит дважды почти без изменений (его 'дословным' повторением является 6-я часть - 'Возвращение Павла') и несколько раз варьировано. Вариацией 1-й части является 4-я - 'Разговор с Ритой', которая написана в более высокой тональности (лейттональность Павла - соль минор), но сопровождение ее ритмически и по штриху напоминает сопровождение 'Приезда' и 'Возвращения'. Лейтмелодия же Павла именно в 4-й части получает наибольшее развитие, становится гораздо подвижнее. Другой круг тем связан, возможно, с изображением душевного состояния героев ленты. Репрезентация его - во второй части 'Ожидание' - интонация 'вопроса' в мелодии, которая накладывается на пульсирующие 'терции и секунды Павла' в аккомпанементе. Без изменений эта тема проходит в 10-й части - 'Ожидание штурма'. Варианты той же интонации возникают еще в двух частях: в 5-й ('В поезде') та же пульсация в аккомпанементе и сходные интонации в верхнем регистре мелодии и 8-й ('Дача. Ночь'), написанной в более низкой тональности соль минор, которая появляется в частях, повествующих о Павле, и, возможно, является его лейттональностью. И наконец, третья тематическая сфера представлена теми средствами, которыми в музыке классико-романтической традиции изображаются явления ирреального мира. Впервые она возникает на альбоме в 3-й композиции 'В поисках духов' (хотя в самом фильме нет ничего нереального, духи существуют лишь в воображении главного героя, да и то воображаются им как вполне реальный неприятель). Эта же тема почти без изменений проходит в 7-й части 'Младшая сестра' и в 'Финале'.
Большой минус альбома, что ставит его в один ряд с кучей современных саундтреков, - заключается в том, что если уж следовать академической традиции, то следовать ей надо до конца. Как внутри отдельной части, отдельной темы, так и в самом альбоме требуется наличие драматургии и кульминационные зоны, в противном случае его структура рассыпается. В музыке к 'Брату Франкенштейну' ровность динамическая, темповая, тесситурная и т.д. никак не способствуют появлению кульминаций, потому и произведение не воспринимается как целостное полотно. В этом случае диск пополняет коллекцию на полочке, музыка с которой ставится тогда, когда все выпито, весь дэт-метал, индастриал и нойз переслушан, и народец, попивая чаек, собирается отходить ко сну под приятный аудиоряд в стиле 'классик'. В этом заключается смысл музыки-сопровождения, зачем-то выпущенной самостоятельной пластинкой.
Мария Зуева, InterMedia