Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

СБОРНИК 'МОЙ ДРУГ МУЗЫКАНТ'

24.08.03 18:26 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
СБОРНИК 'МОЙ ДРУГ МУЗЫКАНТ'

Manchester Files. Релиз диска состоялся в июне.
Трибьют Дюше Романову 'Мой друг музыкант' получился достойным памятником участнику 'классического' состава группы 'Аквариум'. Скромным мемориалом. Без пафоса и роскоши, без преследования коммерческих интересов. Просто собрались хорошие музыканты и спели песни своего умершего друга. Песни были талантливыми, хотя немного необычными, а посему - малоизвестными. Сам Андрей Романов исполнял их в своей неповторимой чуть дребезжащей манере, его голос можно услышать в 12-м треке. После выхода трибьюта оказалось, что многие из его композиций подвижны и податливы, как пластилин: иногда сложно поверить, что участники альбома поют не свои, а чьи-то песни.
Подобное ощущение возникает с самого первого трека, на котором Андрей Макаревич исполняет 'Я вошел в этот лес'. Песня идеально бы вписалась в любой сольный альбом под гитару лидера 'Машины времени': дело не только в характерных интонациях, даже текст переполнен совершенно типичными для Макаревича философствованиями. Затем идут два 'хита' Дюши Романова - 'Благодарный мертвец' и 'Ignatius Song (Это твоя Родина, сынок)' в версиях Вячеслава Бутусова и Юрия Шевчука соответственно. То ли в этих песнях проявилась обычно незаметная харизма автора, то ли лидеры 'Ю-Питера' и 'ДДТ' отнеслись к каверам максимально аккуратно, но получилось очень похоже на Дюшино исполнение. Шевчуковский тембр и так довольно близок к романовскому, а Бутусов, что называется, 'сыграл'. Как бы то ни было, Дюшин дух здесь чувствуется сильнее, чем на всех прочих треках альбома.
Слушая остальных, про Дюшу можно и не вспомнить. 'Крематорий' часто упрекали, что он всегда поет одну и ту же песню с вариациями. Выясняется, что это правило распространяется не только на свой репертуар - скрипка и узнаваемые гармонии сделали 'Ты - ветер' абсолютно 'крематорской' песней. То же самое случилось с 'Невским проспектом', попавшим в руки 'Сплина'. 'Чиж и Ко' перепевали 'Поезд': слышно, как в Чигракове борются стремление сохранить романовский характер и желание соорудить новый железнодорожный блюз, каких и так хватает в его прейскуранте. 'Два самолета', спевшие 'Мальчиков и девочек', показали веселую сторону творчества Дюши Романова, которую последний тщательно скрывал. 'Ленинграду' доверили перепеть 'аквариумовское' 'Холодное пиво', и Шнур немного заблудился: он тщательно и небезуспешно дает этакого Майка Науменко; старик, это трибьют другому человеку. Не совсем попал в тему и Константин Кинчев: в 'Коме с горы' слишком много 'алисовского' красно-черного пафоса, выдавившего всю Дюшину иронию. А вот на версию АК Троицкого ('Я подарил тебе весну') автор бы не обиделся, хотя критик и создал нечто бесконечно самобытное.
Хотя многие и сделали из Дюшиных песен вполне свои, вряд ли кто-то включит эти вещи в свой регулярный концертный репертуар. Работали они над ними не для этого, а значит, посвящение вышло честным.
Алексей Мажаев, InterMedia