Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

07.12.2016
06.12.2016

«Ледокол»: Впереди встает холодной стеной арктический лёд ***

12.10.16 07:00 Раздел: Кино Рубрика: Рецензии и обзоры
«Ледокол»: Впереди встает холодной стеной арктический лёд ***

Фильм-катастрофа «Ледокол» выйдет в российский прокат 20 октября 2016 года. Режиссёр: Николай Хомерики. В ролях: Пётр Фёдоров, Сергей Пускепалис, Анна Михалкова, Алексей Барабаш, Александр Яценко и другие.

Март 1985 года. Советский ледокол «Михаил Громов» продирается через торосы, преследуемый айсбергом с трогательным именем Семен Семенович. Команда судна пока ведет себя достаточно беззаботно, но внутреннее напряжение понемногу нарастает. Одно опрометчивое решение – и уже капитана Петрова (Петр Федоров) лишают всех полномочий, а на его место прибывает властный Савченко (Сергей Пускепалис).

Новый капитан начинает с тотального «закручивания гаек». Имитация бурной деятельности причудливым образом сочетается у него с фатальной неспособностью принятия жизненно важных решений. Поэтому ледокол намертво встает во льдах на долгих 133 дня. За это время у многих героев происходит кардинальная переоценка ценностей и полное изменение жизненных ориентиров.

«Ледоколом» занималась та же команда, что поставила гиперуспешую ленту «Метро», вернувшую зрительский интерес к жанру фильма-катастрофы. Однако создать столь же захватывающее действо на сей раз не удалось. Начавшись довольно бодро – с шуток-прибауток, сочных диалогов и впечатляющих арктических пейзажей, «Ледокол» начинает через полчаса буксовать в точности так же, как экранное судно. Отчасти в этом виноват выбранный для фильма специфический материал. Ну что такого из ряда вон выходящего могло произойти на советском корабле за 133 дня, не слишком щедрых на подлинно драматические события?

В сложившихся обстоятельствах экипажу просто негде продемонстрировать свою доблесть. Да и назвать этих людей настоящими героями можно лишь с большой натяжкой. Их поступки зачастую не соответствуют изначально выбранной тактике поведения. Второй помощник капитана (Виталий Хаев), журящий товарища за крысятничество, сам исподтишка подворовывает сахар. Балагур-вертолетчик (Александр Паль) думает «преимущественно о грядущих поколениях», но при этом не чурается стукачества. Возможно, дело тут в не очень убедительной актерской игре, ибо не менее противоречивый персонаж Алексея Барабаша особых вопросов у зрителей не вызывает, потому что смотрится живо и естественно.

Привыкший к артхаусу режиссер Николай Хомерики явно чувствует себя неуверенно в рамках блокбастера. Он мечется между вкусно поставленными мизансценами (эпизод с кубиком Рубика) и наработанными десятилетиями унылыми штампами мирового остросюжетного кино (вроде подающей на развод жены ключевого персонажа). Учитывая пристрастие постановщика к серьезным обобщениям, можно считать ледокол «Михаил Громов» символом стоящей на перепутье страны, где из-за чехарды в высших эшелонах власти царит полная неразбериха, поэтому каждый предоставлен сам себе. Но тогда с этой идеей не вяжется сусальный финал. Если уж снимать очередного «Левиафана», то надо идти до конца, а не увязать в розовых соплях.

Крупной неудачей обернулся и выбор саундтрека. Герой Александра Паля фанатеет от Цоя, цитирует «Алюминиевые огурцы» и обучает команду ледокола песне «Время есть, а денег нет». Не забываем, что в 1985-м группа «Кино» не была настолько известной, чтобы ею заслушивались простые вертолетчики, ведь до выхода первой грампластинки «Ночь» оставался целый год. А уж поздние «Красно-желтые дни» на титрах – вообще нонсенс, не говоря уж о том, что Цой почему-то стал для наших киношников в каждой бочке затычкой. Раз уж допускать намеренные анахронизмы, то гораздо удачнее в фильм могли бы вписаться песни «Наутилуса Помпилиуса» «Титаник» («Впереди встает холодной стеной арктический лёд») или «Стриптиз» («Страна умирает, как древний ящер с новым вирусом в клетках»).

Денис Ступников,InterMedia