Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

06.12.2016
05.12.2016

Илья Черт: «У меня жена нарколог и психотерапевт, так что есть к кому обратиться»

24.11.14 03:45 Раздел: Музыка Рубрика: Интервью
Илья Черт: «У меня жена нарколог и психотерапевт, так что есть к кому обратиться»

Лидер группы «Пилот» в преддверии концерта «6895» в Stadium Live рассказал корреспонденту InterMedia о нерадивых журналистах, дочери Айе, вегетарианстве, гибели гитариста Виктора Бастракова и Михаила Горшенева, а также трех готовящихся альбомах.

- В последнее время ты общаешься с журналистами преимущественно по интернету. С чем это связано?

- Слушай, странно, потому что, во-первых, я ограничил свое общение по соцсетям и в реале, потому что нет на это времени. Во-вторых, я стал не доверять, честно говоря, именно диктофонной истории. К сожалению, не так часто попадаются порядочные люди.

- Тексты на утверждение не присылают?

- Вот да! Для себя я принял такое правило: если это интервью на камеру или прямой эфир на радио, то ради Бога. Если присутствует камера, то там ничего не порежешь. Но когда люди потом это переписывают, то ты читаешь, что здесь они это выдрали из контекста, здесь убрали какой-то комментарий, здесь удалили подробности, в здесь переставили слова местами или вообще заменили их на свои. И ты просто читаешь галиматью. Мало того, люди нередко вообще не понимают в предмете, который они обсуждают и поэтому спускают беседу на свой уровень. В итоге начинается откровенное вранье. Поэтому я сказал, что в большинстве интервью мне гораздо проще обдумать вопрос и напечатать его, например, по электронной почте. Если возникнут дополнительные вопросы, я всегда потом могу что-то добавить. Плюс я прекрасно понимаю уровень ответственности. Я понимаю, что десятки тысяч людей слушают Слово, которое от тебя исходит, и начинаешь уже понимать, что есть такие вопросы, на которые с бухты барахты лучше не отвечать, потому что потом захочется что-то переиначить, уточнить слова и т. д. В этом плане электронная почта очень удобна.

- Мне кажется, порою такие интервью, напротив, имели обратный эффект, потому что в некоторых ответах ты то ли юродствовал, то ли укрывался за какой-то цветистостью слога.

- Ну, не знаю. Понимаешь, когда пишешь по электронной почте, для меня ответ на вопрос превращается не просто в диалог, а в маленький литературный этюд.

- Значит, ты просто, видимо увлекался процессом.

- Да, мне очень нравится делать таким образом (смеется). Получается маленький литературный отрывок со всеми сарказмами, юмором, какими-то вставками.

- Читая подобные интервью, я в какой-то момент подумал, что у тебя какой-то внутренний кризис и ты таким образом как-то желаешь отгородиться от посторонних.

- Нет, причин две: хочется, чтобы это было более порядочно со стороны людей и чтобы не перекраивали твою речь.

- А насколько вообще твое внутреннее самоощущение поменялось после рождения дочери? Кого-то, например, в подобной ситуации колбасит и меняет не в лучшую сторону.

- У меня все хорошо, но не стало никакого времени. Именно сейчас ты понимаешь, что раньше у тебя было громадное количество свободного времени на все, что хочешь. Ты мог спать, когда хочешь, мог отменить какие-то вещи и просто валяться дома и смотреть кино, балдеть, ходить по кинотеатрам, гулять по улицам, по набережным, пойти в кафе или ресторан с женой. А теперь ты вообще ничего не можешь. Теперь ребенок командует твоей жизнью, дома покоя тоже нет никакого, потому что все время крик и ор, детский сад — штаны на лямках на выезде, вся квартира вдребезги в игрушках, каждые пять минут все твои вещи из тумбочки выворачиваются на пол. Ты живешь в хаосе постоянно. Это аккумулирует в тебе какие-то духовные силы. Я считаю это самой лучшей духовной практикой. Ты учишься быть смиренным, спокойным, постоянно прямо держишь себя в железных рукавицах под контролем. Например, мне очень понравилось присутствие ребенка в доме в том плане, что ты учишься говорить без мата. Очень классная история! Это работа над собой. - такая серьезная, что десять лет йоги не могут сделать с тобой то, что ребенок делает за первый год жизни (смеется). По крайней мере, в психологическом плане.

- В воспитании Айи ты следуешь каким-то практикам, пособиям и советам или полагаешься на свою интуицию?

- Я бы сказал так: я стараюсь ей не мешать. Я послушал старших товарищей с детьми — в основном, тех, кто с мозгами дружит и адекватен, каких-то людей пробужденных, — и они мне сказали очень простое правило: «Пока у ребенка все хорошо, не маячь рядом. У нее своя жизнь, своя судьба, своя карма. Ты ей не нужен, когда у нее все хорошо. Если она хочет поделиться с тобой радостью, отлично, ее надо похвалить, поощрить и т.д. Но если она занимается своим делом — не трогай ее. Главное, что если она куда-то лезет, пускай, ей надо познавать мир. Чем быстрее она все перепробует, тем лучше. Единственное, постарайся избегать самого опасного — чтобы она не лезла в розетку или к горячему чайнику. Элементарные вещи. Но, когда у ребенка проблемы, ты должен быть всегда рядом». Поэтому я позволяю ей лезть всюду и везде. Позволяю ей ломать вещи, лезть куда угодно. Пускай она с ногами залезет в стиральную машину или посудомойку! Пускай она вывалит все кастрюли и тарелки на пол. Главное, чтобы это не было стеклом, которое может побиться. Я говорю, что у меня в квартире хаос. Конечно, по вечерам все это убирается и приводится в порядок. Я вижу, что у нее из-за этого очень быстро идет взросление. Причем оно спокойное. Она видит, что ее не дергают, не ругают, на нее не кричат, ее не шлепают. Иногда, конечно, какие-то вещи у нее отнимают из рук, но стараются сразу вручить другую. И есть некоторые хитрости. Мы называем это «ловушка для разума». Например, у тебя в тумбочке лежат некоторые вещи, которые не стоило бы ребенку трогать. Как это сделать? Надо поверх них положить что-то яркое и красиво. Когда она откроет тумбочку, что захватит ее внимание первым? Эта яркая безопасная вещь. Она ее возьмет и забудет про другое.

- Наверное, ее быстрому взрослению способствует и некий присущий твоему дому аскетизм обстановки?

- На будущее у нее уже есть свое «гнездо» на полу — матрас, на котором она все время играет. А пока она спит в кроватке, да и то, честно говоря, мы подумали, что это совершенно не обязательная история. Она просто очень активна. Вот если бы она не была такой активной, мы бы, может, даже и в «гнезде» ее клали бы на ночь спать. Но пока она может скатиться на пол, так что лучше пока не рисковать.

- А почему все-таки Айя?

- Начну с того, что мы не знали, кто это будет — мальчик или девочка — до самого момента рождения. У нас были какие-то варианты имен, мы не приходили к какому-то единому согласию. И вдруг за месяц до рождения она мне приснилась. Она пришла в сновидении (причем, не просто во сне, а в сновидении — осознанном сне), ей на вид было лет пять, в сиянии. Причем прервала сон, который до этого шел, возникла полная темнота, и вдруг из этой тьмы выходит в сиянии девочка, стает напротив меня и говорит: «Меня зовут Айя». Я такого имени даже никогда в жизни не слышал! Во сне я стою и не знаю, как реагировать, и говорю: «Ну, хорошо, я понял». Она продолжает: «Нет, запомни, меня зовут Айя». Я второй раз отвечаю: «Да я понял всё». И тот она мне говорит уже с таким наездом: «Нет, ты сейчас проснешься — пойди и запиши!» В этот момент я просыпаюсь, меня всего трясет, я весь мокрый, бужу жену, и мы записываем это имя. На следующий день мы, конечно, полезли в интернет смотреть, что за имя. Оказалось, да, оно действительно существует, это восточное имя. Причем во многих культурах — и в тюркской, и арабской, есть разные переводы. И даже в ведической традиции есть такое имя! Поэтому в регистрации мы ее записали как просто Айя, но у нее есть негласное полное ведическое имя Айчита Лакшми Дэви. Так что у нас просто не осталось выбора — она сама пришла и все сказала.

- А как Айя воспринимает музыку?

- Танцует. Дома мы стараемся включать ей «Детское радио». Она его слушает вскользь, но иногда замирает. Ей больше нравится, когда рассказывают всякие сказки. Но неожиданно то, что она больше реагирует на какие-то взрослые песни. Например, играли какие-то детские песенки, а потом жена говорит «дай-ка я пластинку послушаю» и поставила F.P.G. А Айя вдруг замерла и давай приплясывать. То же самое было с пластинкой Nirvana. То есть она начинает реагировать на какую-то тяжелую музыку, ей она нравится. А вот на детские песни особо не реагирует. Пока что вот так. Она вообще девочка серьезная.

- Если она захочет стать музыкантом, ты не станешь ей препятствовать?

- Мне кажется, она не будет музыкантом. По всем признакам она мало похожа на «знахаря», если опираться как раз на ведическую классификацию четырех направлениях разума. Она не творческий человек. Скорее, она будет воином, управленцем. У нее кшатрийская природа. Она очень серьезная, целенаправленная. У нее очень сильна воля к победе. Если у нее что-то не получается, она будет делать это сотни раз, до изнеможения, но чтоб получилось. Вот такое упорство не свойственно «знахарям». Это свойственно как раз кшатриям — воинам. И она умеет управлять людьми. Это все воинские качества.

- А как в плане питания? Ведь ты вегетарианец.

- У нас ребенок тоже вегетарианец, с самого рождения. Мы с женой обращались к разным врачам и людям, которые вырастили детей. Многие действительно сказали, что все это ерунда, будто каждому ребенку необходим мясо. Лично я видел десятки детей, которым сейчас уже по 18-20 и больше лет, которые в жизни не пробовали никакой животной пищи и прекрасно себя чувствуют, обладают железнейшим здоровьем, и с разумом у них все в порядке. Я бы даже сказал, они обгоняют среднестатистического человека по всем показателям. Так что мне кажется, что это все — общественно навязанные стереотипы. Даже врачи сейчас признают, что дети без всего этого прекрасно вырастают.

- В гастрольном райдере вы указываете, что обязательно должна быть вегетарианская пища?

- Конечно.

- Как в походных условиях, например — в той же гримерке, обходиться такой пищей? Фрукты?

- Как ни странно, с годами я стал тяготеть к сыроедению не потому, что я к этому стремлюсь, а потому, что сам организм почему-то этого запросил. То есть, видимо, происходит какая-то очистка — и практиками, и йогой, поэтому организм требует все более и более чистую еду, все более простую и незамысловатую и в меньших количествах. Поэтому ты понимаешь, что если 15 лет назад ты ел три раза в день, то сейчас ты можешь поесть один раз фруктовый салат — и тебе достаточно. При этом ты не теряешь ни в силах, ни в массе, ни в килограммах, ни в энергии. Ты можешь съесть два банана, два яблочка и грушу — и тебе на весь день выше крыши, потому что организм по-другому работает. Ему не надо тратиться на всякие тяжести. Можно провести сравнение с автомобилем. Чтобы сдвинуть автомобиль весом в 5 тонн, может не хватить и четырехлитрового мотора. Но чтобы сдвинуть маленькую малолитражку, если засадить туда мотор в те же четыре литра, то она полетит, как самолет. Здесь то же самое: когда организм становится легче, ему надо меньше мотор — меньше энергии, чтобы нормально работать.

- Я часто вспоминаю твою же давнюю фразу: слушайте свой организм — если утром встал и не хочешь завтракать, не надо себя насиловать.

- Конечно. Чувствуй свое тело. Тело говорит «не хочу есть» - да и не ешь ты! Вот и вся диета, собственно. То же самое и когда ты сидишь и ешь из тарелки: чувствуешь, что насытился — да отложи ты остальное. Ну чего, блокада, что ли? Не надо давиться этим последним куском хлеба или доедать эту кашу несчастную с тарелки. Наелся — все, отлично. С ребенком то же самое. Мы стараемся ее не пичкать. Захочет есть ребенок, придет и будет скандалить. Ребенок не пропадет. Это же животная природа, захотел есть — пойдет и будет просить. Или найдет чего-нибудь и съест.

- Вот это переспределение энергии в организме положительно сказывается и на твоих гастрольных турах? Легче стал переносить концерты?

- Естественно. Мало того, у меня и музыканты в группе стали этому следовать. Могу сказать, что за последнее время у нас произошел явный прорыв в осознании. На гастроли у нас сейчас выезжает девять человек — и никто не курит, хотя до этого курило пятеро из девятерых еще год назад или полтора. Потом ребята-музыканты постепенно переходят на какую-то здоровую еду. Все понимают, что это вопрос здоровья и хорошего самочувствия. Если у тебя каждый день гастроли, то ты понимаешь, что каждый день должен чувствовать себя в силах. Для этого приходится соблюдать какие-то такие вещи, потому что они работают. Реально работают.

- Летом внезапно скончался ваш гитарист Виктор Бастраков. Как без него поменялось ваше самоощущение на сцене? Понятно, что сейчас у вас какая-то переходная ситуация...

- Странная ситуация в этом плане у нас как раз в быту, потому что Витька у нас был таким заводилой. Наверное, он у нас был, как Владимир Бегунов в группе «ЧайФ». Я всегда его сравнивал с этим человеком. Он был таким хохмачом, всегда ржал, придумывал какие-то «фишки». Поэтому у нас в группе всегда было юморно и смешно, а теперь стало спокойно. Понятно, что все остальные не такие хохмачи, поэтому на гастролях у нас стало тихо и спокойно. Одновременно стало меньше какой-то оголтелости, но мы пока чувствуем себя спокойно и нормально. Знаешь, мы не хотим брать в группу нового человека. Сейчас функции гитариста частично исполняет наш клавишник Андрей Казаченко, при этом он прекрасно справляется со своими прямыми обязанностями, и нам вчетвером сейчас очень комфортно. Мы как-то прижились и притерлись друг к другу. Все ребята хорошие и позитивные, у нас только-только наладились какие-то родственные чувства друг к другу. Не хочется это все ломать. Пока все хорошо. У нас очень удачно сложилась команда даже по написанию музыки. Пока все гармонично.

- Еще одна серьезная потеря — Михаил Горшенев. Не собираешься ли исполнять какие-то песни «Короля и шута»?

- По поводу каверов — не знаю. Насколько я понимаю, какие-то песни теперь играет группа «Северный флот», что-то поет Князь. Пока это все в люди идет, авторы и музыканты живы, влезать в эту кухню мне не хочется. Я понимаю, когда, например, группа «Кино» исчезла навсегда, поэтому и иногда играем песню Виктора Цоя, чтобы напомнить о творчестве и о человеке. Но здесь пока есть, кому напоминать. Тем более, у них гораздо больше прав на это, чем у меня. Поэтому пускай так и остается.

Что касается Горшка, то я всегда говорю: Миша так жил, Миша хотел так уйти и так ушел. Никакой трагедии и горя тут, в общем-то, не случилось — просто потому, что человек сделал то, что хотел. Для меня это трагедия человеческого сознания. Если бы он жил с другим сознанием, понимал бы, что он действительно несет людям какой-то свет, желанную энергию жить и помогать людям, то, конечно же, такого с ним не случилось. Если бы он ходил под Богом и служит другим, он бы следил за собой и за своим здоровьем. А так он все это делал чисто для себя и эгоистически. Даже если он кому-то нес что-то хорошее, то это получалось само собой, а не потому, что он этого хотел. Миша сам следовал принципу «живи быстро — умри молодым».

- На твой взгляд, если человек серьезно сидит на наркотиках или на алкоголе, окружение никак не может на него повлиять?

- Окружение может повлиять, если ты случайно встретил своего Учителя. Тогда, конечно, может перевернуться вся твоя жизнь. Мише не довелось встретить Учителя. Вот и все. Самое главное, он его и не искал, и не нашел. Поэтому в его жизни и не нашелся человек, который перевернул бы ему башку в правильную сторону. А так он был бы сейчас жив-здоров, не пил бы водку, а пил бы кефир, вместо наркотиков он бы занимался физзарядкой и песни бы от этого стали не хуже, а лучше, потому что они были бы более целенаправленны и осознанны. Тогда мы могли бы услышать от него более интересные вещи. Но, к сожалению, пробуждения у человека не случилось.

- Аналогичная судьба у Сергея Богаева из группы «Облачный край», на песню которой ты сделал замечательный кавер в альбоме «13».

- Мне показалось, что «Союз композиторов» - это песня, очень адекватная современному состоянию мира (смеется).

- «13» получился очень эклектичным альбомом. Эта эклектика закладывалась специально?

- Честно говоря, мы никогда даже не задумывались над соблюдением конкретного стиля музыки. К музыке я всегда подходил как к вспомогательному средству для донесения образа. Для меня первичны даже не текст или музыка, а именно образ, какое-то состояние. Для этого используется и текст, и даже свет на концерте, и видеоряд, и музыка в том числе. Поэтому, если какая-то тема рассматривается как агрессивная и жесткая, соответственно, такими будет и текст, и музыка. По сути, я — свободный художник. Я не пишу картины только в стиле абстракционизма, портреты или пейзажи. Я пишу все. Поэтому выбираю и краски, и холст и кисти — инструмент для написания. Из чего угодно я буду создавать картины. В данном случае цель для меня оправдывает средства.

- Концептуальные альбомы, вроде «1+1=1» или «Содружества», ты сейчас планируешь?

- Мы планируем сделать три новые пластинки, две из которых, по сути, концептуальны. Одна будет с запахом этники и фолка, славянского язычества. Там и тексты соответствующие, и в музыке будут привлекаться народные инструменты. Вторая пластинка тоже будет достаточно концептуальной, потому что это будет музыкальная книжка, которая будет рассматривать вопросы карательной психиатрии, социопатии — то есть клинические вещи. На создание этого альбома меня вдохновил альбом группы «Патриархальная выставка» «Эпидемия». Он является таким вдохновительным пинком и причиной для создания нашей пластинки. Она будет совершенно грязной и гаражной по звуку, то же можно сказать и о текстах. Даже стихи между песнями будут выдержаны в подобном стиле. Такой абсурд, шизофрения, все в худшем виде (смеется).

- Каким научными пособиями ты пользовался при создании «клинической» пластинки?

- У меня жена — нарколог и психотерапевт. Так что багаж богатый. Есть к кому обратиться.

- Что можешь сказать о названиях этих альбомов и о сроках выхода?

- Пока ничего. Мы стараемся в блаженно рассеянном состоянии творить в радость.

- А очередность?

- Тоже непонятно. Наверное, все-таки решать будет наш директор. Мое дело на стол ему положить мастер и сказать: «Вот, есть продукт, а дальше решайте сами». Дел в том, что над жесткой пластинкой я сейчас сижу преимущественно дома, где собрал домашнюю мини-студию. А над фолковым альбомом мы работаем с группой, и у нас уже практически записана вся ритм-секция. Я подумал, как оно идет — пусть так и идет. Есть время дома — сижу там, на студии — так на студии. Не знаю, что получится быстрей. Тут как карма ляжет.

- Даже сам материал этих пластинок уже предполагает разные методики работы над ними?

- Да, конечно. У нас абсолютно разная специфика работы над альбомами. Фолковая пластинка практически вся основана на гитарных партиях, поэтому я писал сначала гитару, потом к этому мы уже придумали все остальное. Много работы там также по перкуссиям и духовым инструментам, там очень серьезная оркестровка. А жесткий альбом «пляшет» от барабанов и ритм-секции. Сейчас еще барабанщик будет смотреть все партии, которые я написал и набил пальцами дома, он это все будет пересматривать и делать по-своему. А третью пластинку мы собираемся делать вообще все сообща на точке.

- Куда войдет песня «Дожди»?

- Пока не знаю.

- Приятно удивила песня «Байкерская». Особенно — в плане манеры исполнения.

- Между прочим, мы эту песню переделывали несколько раз, потому что хотели добиться звучания и общей картинки в стиле ZZ Top и Motorhead. И даже гитарное соло там было сыграно специально криво. Просто действительно на протяжении многих лет байкеры остаются нашими друзьями. Уже много лет мы репетируем в байкерском центре — вместе с группами «Северный флот» и «Декабрь». Поэтому мы бок о бок всегда с мотоциклами и этими парнями. Рок-н-ролл всегда шел рядом с байкерами. Я считаю, что это наши настоящие братья по крови. Поэтому мы захотели им сделать такой подарок. Тем более, мы проехались по нескольким байк-фестивалям, после чего написалась такая песня.

- Такие песни обычно грешат некой нарочитостью и неуместным пафосом. В вашем случае этого нет.

- Поскольку я не мотоциклист, то настоящий байкер спел бы ее немножко по-другому. Но это мое такое благодарственное подношение байкерам за уважуху и респект.

Денис Ступников, InterMedia