Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

22.01.2017
21.01.2017
20.01.2017

Наталия Касаткина: «Я рада, что мы перестали быть знаменитыми»

25.06.14 13:36 Раздел: Музыка Рубрика: Интервью
Наталия Касаткина: «Я рада, что мы перестали быть знаменитыми»

В Москве продолжается подготовка к празднованиям юбилея знаменитой балерины и хореографа Наталии Касаткиной: 11 июля 2014 года в Большом театре пройдет ее юбилейный концерт, а весь июль в «Новой опере» — фестиваль Государственного театра классического балета. Наталия Дмитриевна рассказала корреспонденту InterMedia Анне Ефановой о буднях и праздниках, которые сменяют друг друга на протяжении многих лет вне зависимости от принятых законов и государственного финансирования.

— Чем удивите публику на торжественном вечере в Большом театре?  

- Сначала мы покажем балет «Весна священная» Игоря Стравинского. Затем представим фрагмент из последней премьеры нашего театра — «Лисистраты» по комедии Аристофана на музыку Ольги Петровой. А также небольшую сюиту из следующего спектакля для детей «Легенда о Лебедином озере и Гадком утенке» по сказке Ханса Кристиана Андерсена с музыкой Эдварда Грига.

— По каким принципам вы составляли программу балетного фестиваля для театра «Новая опера»?

- Мы постарались представить зрителям как можно больше наших самых разных спектаклей.

— Как воспринял ваше видение «Весны священной» Игорь Стравинский? Вам ведь посчастливилось с ним общаться в Америке.

- Очень хорошо. Я прекрасно помню, как нас ругали, что мы слишком точно передаем музыку в движениях. «Писали, что вам не нравятся такие интерпретации, - сказали мы Игорю Федоровичу». А он ответил: «Корреспонденты - это мои враги и ваши. Я говорю им: "До свидания". А что касается интерпретации, то, не беспокойтесь. Когда я написал концерт "Movements", слушатели его не очень восприняли. А потом — Джордж Баланчин представил эту музыку «движенчески» и «жестикулянтно», и всем понравилось».

Мы перечислили ему основные темы сюжета, и он подтвердил их соответствие его замыслу. Как оказалось, он также читал книгу Михаила Чулкова «Абевега русских суеверий», которую нам специально вынесли для работы из Ленинской библиотеки наши знакомые. Тогда ее больше нельзя было отыскать ни в одной из библиотек Москвы. Игорь Федорович имел ее в наличии.

— Вы записали беседу с композитором?

- Да, я позволила себе положить в сумку небольшой магнитофон. Но мы не давали никому слушать эту пленку, пока Игорь Федорович был жив. После его смерти запись была отдана Геннадию Рождественскому, который дирижировал «Весной священной» в Америке. Наш разговор был опубликован позднее в его книге «Беседы со Стравинским».

— Что скажете о техническом оформлении «Лисистраты» на мартовской премьере в Государственном Кремлевском дворце?

- Мне не все понравилось из того, что нам удалось воплотить. Мы согласились с теми новаторскими приёмами, которые были предложены, но все же нам бы хотелось, чтобы видеодекорации были исполнены нашим художником. На фестивале в «Новой опере» мы снова повторим спектакль, а для премьеры «Гадкого утенка» видеоряд создаст Елизавета Дворкина. Частично это можно будет увидеть уже на предстоящем концерте в Большом театре.

— Когда запланирован показ полной версии спектакля?

- В марте следующего года, потому что достаточное финансирование нам выделят только в январе.

— Были ли случаи воровства вашей хореографии?

- Да, случается, что у нас воруют хореографию и получают за нее деньги. Доказывать это сложно, единственный метод — предоставление экспертных заключений, но мы не хотим терять время, идти в суд... После одной из таких краж знаменитый балетмейстер Игорь Бельский нам сказал: «Эти люди несчастные: они ничего не могут, а вы можете еще что-нибудь сочинить». С тех пор мы перестали переживать и стараемся не заострять на этом внимания.

— Как вообще обстоит дело с авторскими правами в балетном искусстве?

- У нас существует охрана прав на либретто и хореографию, и она работает.  Я состою в авторском совете Российского авторского общества больше десяти лет, участвую в заседаниях, и могу отметить, что его работа становится все активнее в последние годы, когда РАО возглавил Сергей Федотов. С его предложениями невозможно не соглашаться, они всегда точны, профессиональны и четко излагаются. РАО честно и заинтересованно исполняет свою главную функцию – защиту прав авторов разных жанров.

- Вам была вручена почетная премия РАО. Как Вы относитесь к этой награде?

- Несомненно, эта награда - очень важная оценка нашего творчества.

— Вам бы хотелось поставить новый балет на сцене Большого театра?

- Да, но мы не будем настаивать. Слава Богу, что есть свой театр, где мы существуем и к нам очень хорошее отношение — жаловаться не приходится. Я очень рада, что мы перестали быть знаменитыми, а остались «широко известными в узких кругах». Иначе бы у нас не было времени ставить хорошие спектакли, а сейчас оно есть, и ничто лишнее нас не отвлекает.

Что вам мешает воплощать задуманное?

- Отсутствие сцены и денег. Во многих театрах нет балетмейстеров и поэтому — нет идей. У нас они есть, но нам очень трудно их реализовывать.

Какой из ваших проектов легко осуществим?

- Очень хочется построить летнюю сцену театра: у нас уже есть незаконченный каркас для нее. Все упирается в чиновников, которые требуют снести строение вместо того, чтобы помочь его построить.

Как может помочь изменить ситуацию Владимир Мединский?

- Дать соответствующее распоряжение, после которого нам будут готовы помочь со строительством инвесторы.

— Вы планируете осваивать другие концертные площадки помимо «Новой оперы»?

- Да, в ближайшее время мы планируем работать в «Планете КВН». Там зал технически оборудован хорошей аппаратурой, которая нам кажется интересной для театральных экспериментов.

Может ли переломить отношение к вашему театру программа «Об основах государственной политики», которая сейчас проходит стадию общественного обсуждения?

- Об этом трудно говорить. Там написано очень много хорошего, но без утвержденной версии какие-то выводы делать преждевременно. Пока до многих чиновников практически невозможно достучаться, и с этим непониманием можно и нужно бороться. Другой вопрос, какими средствами. Никто из творческих людей не знает, как добиться от властей решений, которые пойдут на пользу театрам.