Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

28.03.2017
27.03.2017

«Чёрный обелиск» - «96+415» ***

26.04.14 12:42 Раздел: Музыка Рубрика: Рецензии и обзоры
«Чёрный обелиск» - «96+415» ***

2014, YouTube

Бойцы вспоминают минувшие дни. Загадочное название записи расшифровывается следующим образом: в ходе студийной сессии музыкантами было выпито 415 бутылок спирта Royal, крепость которого составляет 96°, что и было отражено в заголовке альбома. Запись представляет собой отреставрированное демо из архива нынешнего лидера группы Дмитрия Борисенкова и относится к зиме 1993 года. Поёт, разумеется, Анатолий Крупнов, он же автор почти всего материала.

Можно снять шляпу перед Митей Борисенковым за то, что он чтит память харизматичного Крупского и не забывает напоминать слушателям о корнях коллектива. Однако есть и предположение, что к архивам нынешний «Обелиск» обращается не от хорошей жизни. Хотя Борисенков и компания очень стараются, в сознании старожилов-меломанов их состав так и не стал правопреемником крупновского. Старательностью харизмы не заменишь. К тому же в последние годы перед смертью Анатолий состав заменил, резко повысил пиар-активность и стал ассоциироваться и с другими лицами, и по большому счёту с другой музыкой. Крупнов участвовал в «Неприкасаемых», и музыканты последнего при нём состава «Чёрного обелиска» в итоге перешли к Гарику Сукачёву, записывал альбом «Чужие песни и несколько своих», поражающий широтой его музыкальных взглядов, вёл антинаркотические программы... Правда, он вёл их, так сказать, «изнутри», не слезая с тяжёлых наркотиков, которые его очень быстро и погубили. В общем, ярко прожил человек, хотя и недолго. Запись со спиртом Royal была в 1993-м, смена состава в 1995-м, работа над «Чужими песнями...» в 1996-м, а в феврале 1997-го Крупнова нашли мёртвым около звукозаписывающей студии на пятом этаже в здании Центрального Дома актёра.

«Разархивированная» запись «96+415», возможно, доказывает, что спирт Royal лучше героина, хотя тоже дрянь порядочная. Среди восьми прозвучавших здесь песен есть, например, «Я остаюсь» - в чуть более сдержанном варианте, чем широко распространённая впоследствии разухабистая радиоверсия. В треках «Дом жёлтого сна» и «Новая жизнь» явственно прослеживается демонстрационный, предварительный характер записи: Крупнов поёт тут более расслабленно, чем, например, в «Стене», и в этом, кстати, можно угадать его будущие творческие искания. Анатолий никогда не был классическим хард-роковым вокалистом, на жизнь и музыку смотрел шире, и даже тогдашние музыкальные критики описывали стиль «Чёрного обелиска» абстрактным термином «хард-н-хэви», не ссылаясь на западные аналоги. В этом ироничном крупновском исполнении можно расслышать и будущие кавера на Леонарда Коэна, и безысходную «Пельменную» - ну и «Стену», конечно. У нынешнего состава нет и трети этой широты, всеядности и открытости ко всему интересному - возможно, поэтому их делами интересуются только в субкультуре, тогда как жизнь и смерть Анатолия Крупнова не оставила равнодушным почти никого.

Впрочем, от металлических корней Толик никогда и не открещивался. На «96 + 415» можно услышать такую редкость, как крупновское исполнение песни группы Metallica «Seek and Destroy». Кстати, Metallica тоже никогда не зацикливалась на «тяжёлой метле»...

Алексей Мажаев, InterMedia