Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

03.12.2016
02.12.2016
01.12.2016

Matrixx - «Живые но мертвые» ***

16.10.13 14:23 Раздел: Музыка Рубрика: Рецензии и обзоры
Matrixx - «Живые но мертвые» ***

2013 «Союз Мьюзик»

Первые два альбома Глеба Самойлова после распада «Агаты Кристи» были пронизаны ощущением праздника непослушания, будто, избавившись от опеки старшего брата, Глебсон торопился безнаказанно курить, материться и эпатировать общественный вкус. К третьему диску группа должна была повзрослеть. Для начала она избавилась от церемонного названия «Глеб Самойлов и Matrixx», обозначив себя на обложке просто Matrixx. Многие ожидали, что насладившись на двух пластинках вольницей подросткового хулиганства, Глеб сподобится на более радикальные высказывания - как культурные, так и политические, тем более что младший Самойлов серьезно расходится во взглядах со старшим, государственником. Но этого не произошло. Есть ерничанье, есть театрализованная истерия и песни про мертвецов и фашистов, есть эффектная обложка, а спорных вещей (хотя бы на уровне «Делайте бомбы») почему-то нет.

Хотя начинается альбом довольно многообещающее. В песне «Меня зовут» и фальцет уместен, и «продиджиобразные» клавиши, и припев «Меня зовут Понаехали Тут» звучит мощно. Но развития тема не получает, потому что Глеб сворачивает на не менее привлекательные рельсы и зловеще шепчет текст песни «Доброе утро, товарищ мертвец». При этом мелодия подозрительно напоминает композицию «Аист на крыше» Давида Тухманова, а сюжет быстро закольцовывается и, несмотря на «вкусную» тему, к середине наскучивает. Вообще благодаря усилиям Константина Бекрева привлекательные вступления получили почти все песни, но в некоторых вещах больше ничего запоминающегося и нет. А если есть, то меньше, чем хотелось бы.

Скажем, существование произведения «Москва-река» оправдывает, пожалуй, только строчка «если бы так не воняла». В «Новогоднем обращении» Глеб Самойлов дает волю своей мизантропии, применяет речитатив и дает Бекреву проявить себя в середине песни (что логично, ведь в качестве вступления используется бой кремлевских курантов). В «Грехе» и в «Минус один» солист слишком увлекается театральностью и манерным исполнением. То же он делает и в «Без головы», но, судя по экспрессии, эта тема заводит его гораздо сильнее. Да и слушатели скорее ждут от Глеба воплей, а не шептаний. В треке «Живые и мертвые» Самойлов седлает своего старого конька и поет о фашистской Германии, однако и это произведение звучит очень неровно: традиционно отличное вступление, нервные припевы, фразы «Россия и Германия, за Гитлера, за Сталина, какая, к черту разницу, они мои, мои» чередуются с откровенно провальными в смысле энергетики и контента фрагментами.

В песне «Космический десант» Самойлов решил рассказать историю о невозвращенцах из космоса, но привычная паясничающая манера вступила в противоречие с драматизмом сюжета. И только финальная песня «1:1» звучит как-то человечно, что для этого альбома несвойственно. И неизвестно, как на него отреагируют фанаты - с зонгами для хорового концертного исполнения здесь тоже дела обстоят на ахти.

Алексей Мажаев, InterMedia