Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

09.12.2016
08.12.2016
07.12.2016

Голую Скарлетт Йоханссон освистали в Венеции

04.09.13 11:41 Раздел: Кино Рубрика: Хроника
Голую Скарлетт Йоханссон освистали в Венеции

Скарлетт Йоханссон приехала на Венецианский кинофестиваль представлять фильм Under the Skin, название которого на русском языке почему-то звучит как «Побудь в моей шкуре». И, надо сказать, мало кому захотелось бы оказаться в «шкуре» актрисы на премьере. Как, впрочем, и в шкуре тех, кто к этой премьере готовился как к событию — покупал билеты, выбирал наряды, долго наводил марафет.

Прямо скажем, публика в Венеции более чем лояльная. Даже циничные журналисты и критики аплодируют в конце слабых фильмов. Что уж говорить об обычных зрителях, которые вообще привыкли тепло встречать гостей фестиваля. Тем более таких очаровательных как Скарлетт Йохансон. Ослепительная улыбка голливудской дивы буквально покорила журналистов.

На красной дорожке актрису тоже ждали восторги. Да и в зал она вошла королевой — этакой прекрасной дамой в шикарном черном платье с не менее шикарным декольте. Публика очень обрадовалась и защелкала фотокамерами на телефонах. Вечер обещал быть прелестным. Если бы не фильм, ради которого, собственно, все собрались.

«Побудь в моей шкуре» — картина британского режиссера Джонатана Глейзера, уже известного по ленте «Сексуальная тварь». Сразу оговоримся: если у него была задача явить миру обнаженную Скарлетт Йоханссон во всех возможных видах, то цель была достигнута блистательно. Но даже прелести голливудской звезды картину не спасли.

Скарлетт Йоханссон досталась роль пришельца, задача которого из самого фильма не совсем понятна, но пресс-релизы гласят, что она должна была изучить наш мир. Между тем героиня Йоханссон ничего не исследует, а просто крадет кожу у мужчин, которые ведутся на ее красоту. Вернее, красоту той девушки, в шкуру которой она вселилась с самого начала. Она (или оно) заманивает похотливых знакомцев в странный дом, где перед ними открывается зеркальная поверхность: в ней самым выгодным образом отражаются прелести незнакомки. Впрочем, реализовать свои желания землянам не удается: следуя за постепенно раздевающейся незнакомкой, они погружаются в некую массу, которая растворяет все, кроме их кожи.

Надо отдать должное режиссеру: он хорошо знает, что значит выстроить кадр. Несмотря на немыслимую тягомотность происходящего на экране, многие сцены выглядят почти так же эстетически прекрасно, как картины Дэвида Линча. Однако ни хорошее эстетическое чутье, ни очаровательная Скарлетт Йоханссон, которая явно из кожи вон лезет (извините за каламбур), чтобы оживить фильм, - ничто не делает эту абсолютно безжизненную ленту лучше. В течение получаса зрители преданно смотрели на экран, ожидая, когда же этот тягомотный набор кадров наконец-то сложится в картину. Дальше все стали развлекаться покашливанием и поглядыванием на часы. Под конец зал заметно ерзал, но, видимо, из уважения к актрисе, сидевшей там же, никто не уходил. Впрочем, когда начались финальные титры, зрители все же неодобрительно заныли «фу-у-у-у».

Впрочем, к актрисе, которая вынуждена была в этом «фу» сниматься, венецианская публика отнеслась с нежностью и пониманием. Когда, наконец, включили свет, Скарлетт Йоханссон была явно растеряна. Возможно, она и сама ленту до премьеры не видела, а может ее расстроила реакция зала. Почувствовав настроение любимой актрисы, зал великодушно ей зааплодировал, простив почти двухчасовую пытку этим бессмысленным фильмом.

Аля Тагер, InterMedia.