Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

05.12.2016

"Воробей": Метафизика русской глубинки **

23.06.10 15:29 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"Воробей": Метафизика русской глубинки **

Пресс-показ фильма "Воробей" (Россия, 2010, режиссер - Юрий Шиллер, в ролях - Денис Бабушкин, Сергей Реусенко, Сергей Угрюмов, Кристина Бабушкина, Олеся Шаблова, Елена Шкурпело, Юрий Назаров, Александр Казаков, Александр Наумов, Виктор Супрун, Егор Клейменов) прошел 22 июня в кинотеатре "Художественный" в рамках программы основного конкурса 32-го ММКФ.
Давным-давно в деревне Васильевка загадочным образом появился лошадиный табун. То ли он был рожден из звезд, то ли иным неведомым людям образом, но местные жители берегли его несколько поколений. Даже в тяжелые военные времена табун был спасен от голода. И в наши дни жизнь продолжает неторопливо течь. И все так же бегают по лугам кони. Но однажды перед председателем сельсовета встает нелегкий выбор. Задолжав банку по кредиту, а крестьянам зарплату, он решает отправить лошадей на скотобойню. И тогда сын пастуха, шестилетний Митя Воробьев, берет в руки ружье. Остановить защитника табуна не сможет никто.
Игровой дебют новосибирского документалиста - 67-летнего Юрия Шиллера - с первых минут заставляет сознание корчиться в немыслимых судорогах. Более всего происходящее напоминает вести с полей в советских теленовостях, перемежающиеся со стилистикой перестроечного "Взломщика". Но если в фильме Огородникова наличествовал трэшовый рок-н-ролльный драйв, то в "Воробье" звуковая дорожка раскрашена несколько иной, вполне ожидаемой палитрой. Шаткие заборы, общипанные куры, задумчивые цапли и мерно жующие траву коровы сменяют друг друга в невыразительных планах псевдодокументального бытия. С первых же секунд фоном звучит балалайка. Люди выглядят еще хуже, даром что не в лаптях, хотя и это не удивило бы. Даже кони, чей свободный нрав, видимо, должен олицетворять душу России, не вызывают практически никаких чувств. В попытке придать картине больше достоверности оператору, скорее всего, было сказано снимать плоско, равнодушно и убрать все "красивости". Здесь нет мятущихся шукшинских берез, нет и этнической созерцательности Марины Разбежкиной, чье "Время жатвы" несколько лет назад стало событием ММКФ. Ощущение безысходности и патологической "неинтересности" не позволяют хоть как-то сочувствовать героям. Архаика законсервированной деревенской жизни с вечным Гагариным на стене сводит к минимуму все попытки найти в происходящем хотя бы намек на волшебство кино. Бунт малолетнего "гринписовца" подчеркивает никчемность этих людей, как бы реалистично они не выглядели на экране. Подлинная трагедия русской деревни имеет право на куда более выразительное визуальное воплощение. Как этот фильм будет смотреть председатель жюри Люк Бессон — загадка. В одном только можно быть абсолютно уверенным — ситуация со "Временем жатвы" не повторится. А заявление Петра Шепотинника, что "картина "Воробей" будет достойно представлять одну из тенденций российского кино" в лучшем случае кажется неудачной шуткой.
Анастасия Белокурова, InterMedia