Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

05.12.2016

МАКАРЕВИЧ ОТРЕПЕТИРОВАЛ ВО МХАТЕ ПЕСНЮ К ЮБИЛЕЮ ЖВАНЕЦКОГО

06.03.09 14:49 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
МАКАРЕВИЧ ОТРЕПЕТИРОВАЛ ВО МХАТЕ ПЕСНЮ К ЮБИЛЕЮ ЖВАНЕЦКОГО

Концерт Андрея Макаревича и "Оркестра Креольского танго" состоялся во МХАТе имени Горького 5 марта. Практически все билеты на это выступление были раскуплены. Даже Роме Зверю, который посетил концерт со своей девушкой, пришлось довольствоваться местом в одном из последних рядов партера. После краткого инструментального вступления "Оркестра" на сцену вышел Андрей Макаревич — в строгом костюме и шляпе-котелке. "Я хочу поблагодарить всех, кто заглянул к нам сегодня на огонек, - галантно обратился музыкант к публике. — У нас есть такая традиция — раз в год собираться во МХАТе в таком составе и играть камерный концерт. В общем, я рад встретиться снова с вами". Приветствие плавно перетекло в первую песню программы "Новая опера": "Они встречались по вечерам в кафе".
Начальный блок программы состоял из песен с последнего альбома "Оркестра". Многие из них Макаревич снабжал пространными комментариями. О композиции "Вдалеке от высоких холмов" он сказал: "Кому-то она покажется легкомысленной, но на самом деле в ней выражена моя жизненная программа". Элегическую "Нам, пожалуй, пора" лидер "Машины времени" адресовал покойным джазменам, "которые, кто неимоверными усилиями, а кто и ценой собственной жизни все-таки продолбили эту стену". Перед "Птичками и мошками" Макаревич удивленно заметил, что эта песня задумывалась как жизнерадостная, но неожиданно для него самого получилась серьезной и философской. Аналогичным образом был охарактеризован и жестокий романс "Вот шхуна покидает": "Песня не характерна для меня, но она пришла мне во сне. Она скорее подходит калекам, которые в 1946-м году просили милостыню. Но уж, что выросло, то выросло". Не успев доиграть эту вещь, Макаревич снял шляпу и на мгновение перевоплотился в того самого инвалида, который побирался в послевоенном СССР.
В середине концерта музыканты ушли на перекур в гримерку, оставив Андрея Макаревича наедине с гитарой. Музыкант сыграл социально заостренные песни "Меня очень не любят эстеты" (из совместного альбома 1998 года с группой "Папоротник") и "Сидя у телевизора" ("Рассмеши меня, Петросян"), прозвучавшую три года назад в "Новогоднем огоньке" канала НТВ. Акустический блок содержал и премьеру "Я живу, как хочу, я тугой на ухо". Макаревич объяснил, что 6 марта сатирик Михаил Жванецкий отпразднует юбилей. "Я посвятил ему совершенно новую песню, - разоткровенничался музыкант. — Вообще-то я должен ему преподнести ее в подарок только завтра. Но будем считать, что сейчас я эту вещь отрепетирую. Вы же ему ничего не скажете, ведь правда?" Поскольку речь в новинке шла о скрипке, то во время ее исполнения Макаревичу (помимо аккордеониста Александра Бакхауса) помог скрипач Александр Антонов.
Возвращению остальных музыкантов на сцену предшествовала забавная заминка. Макаревич забыл слова следующей песни "Эпоха большой нелюбви" и принялся что-то судорожно искать на полу, изъясняясь при этом цветистыми загадочными фразами: "Ах, какой маскарад, чудо-балет, опыт естества!"
Проверенные "Музыка под снегом", "Он был старше нее", "Перекресток", "Без названия" ("Если в городе твоем снег"), "Отпусти меня" заметно раскрепостили оркестрантов. В какой-то момент Александр Антонов оторвался от скрипки, выскочил вперед и принялся демонстрировать приемы кунг-фу, подобающие скорее Джеки Чану. Трубач Александр Дитковский тут же подбежал к разошедшемуся согруппнику и начал делать вид, будто играет на своем инструменте гитарное соло. Наибольшего пика всеобщее веселье достигло во время исполнения "Бесплатно только птички поют", которую "Оркестр" превратил в заводной рок-н-ролл.
Напоследок Макаревич сказал: "Сейчас по идее мы должны попрощаться с вами и уйти на бис. Вы и так все знаете наперед, поэтому давайте обойдемся без этого". В качестве прощального аккорда коллектив исполнил "Вот и всЈ", которая как нельзя лучше подходила для того, чтобы хоть немного охладить зрителей, распаленных предыдущими забойными номерами.