Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

"ЛАБИРИНТ ФАВНА": ГИБЕЛЬ НЕВИННОСТИ

16.11.06 19:12 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"ЛАБИРИНТ ФАВНА": ГИБЕЛЬ НЕВИННОСТИ

Пресс-показ фильма "Лабиринт Фавна" (El laberinto del Fauno, США—Мексика—Испания, 2006, режиссер - Гильермо дель Торо, в ролях - Ивана Бакеро, Даг Джонс, Серхи Лопес, Ариадна Гиль, Марибель Верду) прошел в кинотеатре "Ролан" 15 ноября.
Испания, 1944 год. В то время как в стране царит режим генерала Франко, а партизанские отряды скрываются в дремучих лесах, десятилетняя Офелия вместе с беременной матерью приезжает в деревню к своему новому отчиму — франкистскому капитану Видалю, который славен своей неуемной жестокостью по отношению не только к своим врагам, но и к близким. Пока взрослые заняты войной, впечатлительная Офелия не расстается с волшебными сказками, и вскоре, в ее реальность вторгается совершенно иной мир: летающие богомолы превращаются в жутковатых малюток-фей, а в развалинах неподалеку обнаруживается загадочный лабиринт, где в сумраке ночей девочку ждет древний Фавн. Античное создание рассказывает Офелии, что она — дочь короля, принцесса Моана, которая вернулась после долгих лет пребывания среди людей в свое чудесное царство. Необходимо только доказать подлинность царского наследия и пройти три испытания. Чем страшнее становится действительность, в которой по лесам носятся вооруженные мужчины на лошадях, в заброшенном сарае зверски пытают людей, а любимая мать умирает в страшных родовых муках, тем ужаснее и безысходнее рисует свои мрачные фантомы воспаленное сознание ребенка. Здесь и гигантская жаба, поселившаяся в корнях засохшего дерева, и живой корень мандрагоры, который требуется поить собственной кровью, и Бледный Человек — питающийся детьми монстр, глаза которого запросто вставляются в щели на ладонях, и прочие страсти. В общем, балет "Послеполуденный отдых фавна" отдыхает.
Последняя работа Гильермо дель Торо ("Хеллбой", "Блэйд-2", "Мутанты", "Хребет дьявола"), хоть и удостоилась номинации на "Оскар" как лучший иностранный фильм и двадцатиминутной овации на минувшем Каннском МКФ, но так ничего и на указанном кинофоруме не получила. И вряд ли получит. Подобные странные и прекрасные явления на больших фестивалях принято сознательно не замечать. Обыватель не любит, когда искусство не только допускает, но и эстетически живописует детскую смерть. Например, специалист по "детской смертности" в литературе Стивен Кинг получал по почте конвертики с собачьим дерьмом от разъяренных поклонников — за то, что позволил себе "убить" ребенка в "Куджо". Наверняка немалая часть обычной зрительской аудитории захочет сделать нечто подобное с Гильермо дель Торо, несмотря даже на сильнейший антивоенный пафос этой ленты.
Еще со времен своей первой картины "Хронос" дель Торо планировал снять фильм о Фавне (первоначальный сценарий "Хребта дьявола" подразумевал наличие подобного сатира и его лабиринта). Сам облик Фавна сотворен создателем масок Хеллбоя Серхио Сандовалем, и об этом красноречиво свидетельствуют те же канонические круги спиленных рожек, украшающие лоб древнего существа, что имелись в наличии и у героя из пекла. Впрочем, все спецэффекты в этой картине отмечены уникальным чувством меры и тонкого вкуса. Странно, что при всей, мягко говоря, не новой фабуле фильма, он остается в памяти совершенно удивительным и чарующим зрелищем. Мимолетные ассоциации с "Ночью святого Лоренцо" братьев Тавиани только подчеркивают это ощущение. А когда раненый капитан Видаль в исполнении Серхи Лопеса начинает носиться по лабиринту, что твой Минотавр, все происходящее вовсе заставляет вспомнить священное безумие Роберта Митчума в замечательной "Ночи охотника" Чарльза Лоутона.
Головокружительный эффект, которого добивался дель Торо, сокрыт в гармоничном единстве фантазии и жизни, в холодноватых тонах военного лагеря и буйстве цвета полярного мира грез. В том, что, казалось бы, прописные истины о том, что реальность полна страдания, а счастье не построить на крови невинных, могут заиграть новыми красками и распускаться мрачно-прекрасными цветами где-то в области сердца на всю оставшуюся жизнь.
Анастасия Белокурова, InterMedia