Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

13.12.2017
12.12.2017

"ПРОЩАЛЬНЫЙ ПОЦЕЛУЙ": ИРЛАНДСКО-ПАКИСТАНСКОЕ ЛЮБОВНОЕ НАСТРОЕНИЕ

07.10.05 16:59 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"ПРОЩАЛЬНЫЙ ПОЦЕЛУЙ": ИРЛАНДСКО-ПАКИСТАНСКОЕ ЛЮБОВНОЕ НАСТРОЕНИЕ

Показ фильма "Прощальный поцелуй" (Ae Fond Kiss..., Италия-Великобритания-Испания-Бельгия-Германия, 2004, режиссер — Кен Лоач, в ролях — Гэри Льюис, Ахмад Риас, Ева Бертистл, Атта Якуб) состоялся в рамках открытия фестиваля "Новое британское кино" в кинозале ЦДП 4 октября.
Ройшн — тонкостанная, светловолосая ирландка, Касим — пакистанец, осевший на шотландской земле. Ройшн преподает музыку в католической школе, где учится сестра Касима. Пылкий пакистанский юноша, столкнувшись случайно с обворожительной учительницей, тут же принимается за ней ухаживать. Симпатия оказывается взаимной, но, пока Ройшн строит воздушные замки по поводу их совместного безмятежного счастья, родственники Касима строят совсем другие планы — как можно скорее выдать парня за правоверную мусульманскую девушку, специально для этих целей отобранную зорким родительским оком. Тем временем благополучие пакистанской семьи трещит по швам: сестра Касима тоже ударилась в бытовое бунтарство - надумала учиться журналистике в Эдинбурге, подальше от Глазго и назойливых родителей.
Сентиментальное название фильма режиссер Кен Лоач позаимствовал из стихотворения Роберта Бернса "Расставание". И мы можем наблюдать в действии народную мудрость, что "как корабль назовешь — так он и поплывет". От безнадежного романтика Бернса к Лоачу вместе с названием перекочевали тонны вздохов, общая элегичность повествования и томная грусть неизбежного прощания, когда каждое объятие отзывается в сердце будущей разлукой. Но условные Ромео и Джульетта ХХI века сталкиваются не только с расовыми предрассудками. В искусстве горожения препятствий на пути воссоединения любовной пары режиссер местами откровенно перебарщивает. Мало того, что пакистанские родственники Касима непрерывно и самозабвенно штурмуют любовную парочку на предмет их скорейшего разрыва и возвращения Касима в лоно семьи, к ним еще примыкают католические священники. Ройшн недвусмысленно дают понять, что она в любой момент может лишиться работы, так как негоже белой женщине, живущей во грехе с черным мужчиной, учить католических детишек. Ройшн в итоге проявляет больше прыти и отваги в отстаивании своего чувства, в то время как Касим явно тяготеет к конформизму и весь полон сомнений. Кен Лоач подходит к вопросу межрасовых противоречий с учительской указкой в руках и менторским тоном, и эту тоску не в силах разогнать даже парочка бодрых сексуальных сцен. Начало "Прощального поцелуя" выказывает все приметы любовной драмы, но чем дальше, тем уверенней кино лезет в джунгли социальных несправедливостей. Католические догмы, равно как и традиции, принятые в азиатской диаспоре, оказываются непрошибаемыми стенами для героев и очевидным злом. Вот только это само собой разумеющиеся вещи, и Лоач, по сути, повторяет таблицу умножения с видом первооткрывателя. Сопереживать его героям трудней кадр от кадра, слишком уж предсказуемые и ожидаемые движения они совершают на пути борьбы с предрассудками.
Катерина Нежельская, InterMedia