Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

15.12.2017
14.12.2017

'ГОЛОВА В ОБЛАКАХ': СКУКА НА ТРОИХ

18.10.04 18:05 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
'ГОЛОВА В ОБЛАКАХ': СКУКА НА ТРОИХ

Премьера фильма 'Голова в облаках' (Head In The Clouds, США-Великобритания-Испания-Канада, 2004, режиссер - Джон Дуиган, в ролях - Шарлиз Терон, Стивен Таунсенд, Пенелопа Крус, Томас Кретчман) состоялась в кинотеатре 'Прага' 13 октября. В объятиях светской Европы, в перинах буржуазной роскоши и в тревоге надвигающейся катастрофы, в одной квартире собрались красивейшие актеры, чтобы предаться свободной любви, мечтаниям и безрассудству.
Дочь аристократа Глинда Бессо (Шарлиз Терон) - светская конфетка, вращающаяся в утонченных богемных кругах Парижа 30-х годов, роковая красотка и известная прожигательница жизни. В детстве гадалка предсказала ей, что умрет она в 34 года, и с тех пор Глинда решила, что от жизни надо брать все и сразу. Изящно прожить бурную молодость она решила по вполне известному сценарию: предаваясь безумному промискуитету и всему сонму развратных парижских удовольствий, а также желая прославиться в искусстве на деньги своих содержателей. Распутная, но гордая и одинокая Глинда, казалось, была неспособна кого-нибудь полюбить по-настоящему, но неожиданно тает, когда начинает делить парижскую квартирку с томным юношей Гаем (Стивен Таунсенд) и испанской красоткой Мией (Пенелопа Крус). Первый - английский студент, выкормыш Кембриджа, законченный романтик, смотрящий на мир сквозь розовые очки и обуреваемый стремлением изжить с Земли жестокость и несправедливость. Вторая - иммигрантка из Испании, сбежавшая в Париж от гражданской войны и фашистов, знойная танцовщица, травмировавшая ногу и с тех пор притихшая и решившая плыть по течению. Новых друзей, вышедших из совершенно разных социальных ниш, объединяет болезненно-страстное мироощущение, острое желание жить, невзирая на условности и ограничения. И, конечно, романтический интерес друг к другу. Троица пускается в безумный гедонистский марафон с тройственными оргиями и рассветом на балконе.
Первые, кто тут же приходят на ум, - недавние 'Мечтатели' Бернардо Бертолуччи, только те вели себя куда как более скромно, едва не платонически. А уж безудержная взаимная страсть героинь Шарлиз Терон и Пенелопы Крус - яркая иллюстрация расхожего мнения, что даже самую унылую мелодраму можно запросто расцветить лесбийской любовью. Все, в принципе, показано довольно политкорректно, однако даже страстный поцелуй двух красивейших женщин Голливуда становится визитной карточкой фильма. На фоне бурной женской страсти отношения Глинды с Гаем выглядят пустоватыми и наигранными, и виноваты в этом и довольно деревянная игра ахового актера Стивена Таунсенда, и довольно пресный сценарий.
Меж тем во второй половине фильма наивные картины муравейного счастья режиссер Джон Дуиган, съевший собаку на слащавых мелодрамах, пытается оживить интригой и нравственным конфликтом. Безалаберную Глинду друзья-любовники непрестанно обвиняют в эгоизме и беспринципности, что каждые полчаса выливается в долгий монолог о нравственности и смысле жизни. Но вот приходит время ломать старые привязанности. Гай и Мия, ведомые чувством долга и справедливости, отбывают в Испанию, где он будет отважным солдатом, а она - прилежной медсестрой. Глинда же не может расстаться с привычкой к беззаботной жизни и роскоши и голубой мечтой о скорой славе и остается в Париже, пытаясь сделать карьеру винтажной фотографини и, как и прежде, ради успеха отдаваясь влиятельным господам. Спустя несколько лет Гай возвращается в Париж, где уже хозяйничают немцы. Глинда и здесь не пропала: якшается с влиятельным нацистским майором (Томас Кретчман) и в оккупированном Париже остается светской львицей. И тут бы самое время изобразить всю безнадежность нравственного падения героини и покарать ее за беспринципность, да только здесь и таится лихой поворот, меняющий всю диспозицию и заставляющий романтика Гая перестать смотреть на мир с позиции дуализма. Именно этот кульбит - единственное, пожалуй, что выделяет картину из мириада воздыхательных, но пустых дидактических мелодрам. Как метко заметил один западный критик, Шарлиз Терон, не пожалевшая себя и отъевшая достаточно жирка для 'Оскара' за роль дорожной убийцы в 'Монстре', тут же снова стала дисциплинировать себя диетами и сейчас вновь выглядит сухой и недоступной красоткой - в общем, вернулась в формат 'Сладкого ноября', в котором ей уютно. Вот только то, что можно влюбиться в такую прохладную светскую львицу, весьма сомнительно. И что герои Таунсенда и Крус в ней нашли?
Игорь Веселов, InterMedia