Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

07.12.2016
06.12.2016

УЧЕНИК АЛЕКСЕЯ ГЕРМАНА ЗАСТАВИЛ ВСЕХ ТАНЦЕВАТЬ ПОД НЕМЕЦКУЮ МУЗЫКУ

29.02.04 19:13 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
УЧЕНИК АЛЕКСЕЯ ГЕРМАНА ЗАСТАВИЛ ВСЕХ ТАНЦЕВАТЬ ПОД НЕМЕЦКУЮ МУЗЫКУ

На киностудии 'Ленфильм' продолжаются съемки дебютного фильма режиссера Павла Пархоменко 'Танцуют все!'. Ученик Алексея Германа, работавший в прошлом художником-постановщиком на картинах самого Германа, Алексея Балабанова и других режиссеров, Пархоменко решился на постановку собственного фильма.
История героев фильма 'Танцуют все!' навеяна поэзией ленинградских лириков 50-х-60-х годов, немецкой музыкой времен Третьего рейха и отчасти мотивами рассказа Фазиля Искандера 'Возмездие'.
В Ленинграде условного 57-го года живут восемнадцатилетний мальчишка, начинающий воришка Мотька и две его родственницы, сестры Белка и Стрелка. Подрабатывая на жизнь где и чем только можно, Мотька пытается продать старшую девочку клиенту как сутенер, но это у него не получается. Попутно Мотька неудачно влюбляется в проститутку Шурку, содержанку местного воровского авторитета Пашки-Лиговки. Наказанный за преступную любовь Пашкой, Мотька остается не сломленным и непобежденным, выходя из этой ситуации уже гораздо более взрослым, чем он был в начале фильма. Параллельно в ленте развивается история танцовщика-клептомана Сашки и его партнерши. Его жизнь неуловимо пересекается с хитросплетениями судьбы Мотьки и других обитателей ленинградских подворотен конца пятидесятых.
Серьезный реалистичный сюжет картины разбавлен многочисленными танцевальными номерами и трофейной немецкой музыкой 30-х годов. Своеобразным музыкальным обрамлением автор фильма не просто создает особую атмосферу 'танцующей эпохи' 50-х, но и доносит до зрителей вполне определенную мысль:
'Этой музыкой, которая неслась в те времена из всех окон, и которая символизировала 'конец Европы', закат целой эпохи в мировой культуре, мне бы хотелось противопоставить несколько отшедшие на задний план ценности европейской культурной жизни нынешней всеобщей американизации, - рассказывает Павел Пархоменко. - Мрачноватая архитектура - тоже в стилистике фильма. Мы снимали старую фабричную окраину Ленинграда, где дома примыкают к стенам завода, искали заброшенные дворы - чрева. Все это - серое, массивное, также напоминало Германию тридцатых. Получается такой североевропейский фильм. По жанру я бы назвал его 'фэнтези', но не в буквальном смысле этого слова - смешение стилей и эпох создает некий фантастический колорит'.
Однако картина не выглядит слишком мрачной - танцы и музыка снимают драматическое напряжение, ведь, по мнению режиссера, в те времена танцевали все - алкаши и комсомольцы, моряки и медсестры, добропорядочные граждане и 'преступные элементы'. Автор фильма переносит на экран мир своего детства - безжалостный и радостный одновременно.
Съемки фильма еще не закончены, но у него уже появилось много сторонников и противников. Главный сторонник - продюсер Сергей Снежкин, который недавно выделил деньги на продолжение съемок. На экранах фильм появится не раньше будущего года.