Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

07.12.2016
06.12.2016

ПАРИЖСКИЕ ДЕНДИ ЗАНИМАЮТСЯ ЛЮБОВЬЮ, А НЕ РЕВОЛЮЦИЯМИ

01.09.02 21:11 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
ПАРИЖСКИЕ ДЕНДИ ЗАНИМАЮТСЯ ЛЮБОВЬЮ, А НЕ РЕВОЛЮЦИЯМИ

Премьера фильма "Денди" (Dandy/La Bande du Drugstore, Франция, 2001, 90 мин., режиссер - Франсуа Армане, в ролях - Матье Симоне, Тьерри Лермитт, Ромен Гюпиль, Лулу (Люсьен) Гинзбур) состоялась в Большом зале Центрального Дома литератора 28 августа.
От заявленного в пресс-релизе "уникального свидетельства о парижской тусовке 60-х и знаменитом клубе на Елисейских полях "Драгстор" ждешь отвязного зрелища в духе "Студии 54" или "Ночи в стиле буги", то есть фильма, более-менее глубоко и ярко отражающего некую субкультуру, разумеется, с "правильной" музыкой и соответствующими времени "приколами".
И поначалу история двух друзей Марка и Филиппа вроде бы даже продвигается в этом направлении: начинаясь на молодежной вечеринке, где мальчики и девочки, едва покинувшие пубертатный период, развлекаются под музыку Kinks, Cream, Animals, она перемещается в клуб, где главное негласное условие для юных посетителей - одеться как можно дороже и моднее. Но чем дальше, тем яснее становится, что хоть перед нами и клубные жители, интересует их совсем другое.
Кроме того, фильм постоянно перебивается титрами о времени действия - "весна 1967-го", "лето 1967-го"... Понятно, что подобное держит в напряжении: любому зрителю, даже абсолютному профану в истории, на ум приходят события 68-го года, студенческие бунты и прочее. Кажется, вот-вот сладкая любовная атмосфера, в которой живут Марк, Филипп, Шарлотта и Натали, будет разрушена яростным ветром политических требований. Однако же и в этом смысле зрительские ожидания оказываются цинично обмануты.
Что же остается от фильма, когда становится понятно, что не будет ни клубного веселья, ни студенческой революции? Остается вполне интересная, хоть и несколько однообразная история любви красавчика Филиппа к красавице Шарлотте - с неумением признаться в своих чувствах ни себе, ни другим, со страхом, с ревностью, с ожидаемыми и неожиданными ошибками, с чувственностью, с потерей девственности и одновременно с целомудрием. Ну, и с легким ароматом легендарных шестидесятых, конечно.