Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

08.12.2016
07.12.2016

АЛЕКС РОСТОЦКИЙ ПИШЕТ МУЗЫКУ ДЛЯ МОСКОВСКИХ ТАКСИ

09.08.02 16:11 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
АЛЕКС РОСТОЦКИЙ ПИШЕТ МУЗЫКУ ДЛЯ МОСКОВСКИХ ТАКСИ

Третий вечер джазового "Le Фестиваля" прошел в джаз-ресторане Le Club 8 августа. В первом отделении предполагалось выступление трио Вагифа Садыхова (фортепиано), но пианист опоздал и было решено, что откроют вечер аккордеонист Владимир Данилин, гитарист Алексей Кузнецов и басист Алекс Ростоцкий. Последний взял на себя роль ведущего и представил программу первого отделения, которая называлась "Тот самый джаз". Он же объявлял все композиции, среди которых были "Once I Loved" Антонио Карлоса Жобима - Винисиуса де Мораеса с одноименного альбома, записанного Ростоцким, Данилиным и Кузнецовым в 1999 году, пьеса, посвященная памяти близкого друга и партнера Ростоцкого, саксофониста Станислава Григорьева, стандарты Виктора Янга, Кенни Баррона и др. Исполнение некоторых композиций Алекс Ростоцкий предварял целыми историями. Так, он рассказал, что, посетив Индию, снова начал играть блюзы. Удивленным слушателям Ростоцкий разъяснил, что блюз - произведение однотональное, а следовательно, с ограниченными возможностями для импровизации. Поэтому долгое время Данилину и Ростоцкому играть блюзы было неинтересно. После поездки в Индию, где концерты длятся по три-четыре часа и при этом все композиции звучат в одной и той же тональности, Ростоцкий оценил прелесть такой музыки и вернулся к исполнению блюзов. Другая история была о том, как Алекс Ростоцкий написал пьесу для московских такси. На мысль о создании такой композиции его навела аналогичная транспортная служба в Амстердаме. Оказалось, что амстердамские такси оснащены специальными компьютерами, с помощью которых пассажир может выбрать ту музыку, которая ему нравится. Со времени поездки в Амстердам Ростоцкий надеется, что когда-нибудь и в московских такси зазвучит его любимая музыка. Большинство композиций было не менее интересно, чем рассказы о них. Как правило, солировали молчаливый Владимир Данилин и Алексей Кузнецов, а Ростоцкий старался незаметно украсить его исполнение легкой, но в то же время четкой басовой линией. Даже когда слушателям начинало казаться, что участники ансамбля вот-вот разойдутся, запутавшись в полиритмической музыкальной ткани, музыка вдруг становилась ясной и прозрачной, а ритмика синхронной.
Второе отделение было отдано трио Вагифа Садыхова. В отличие от мейнстрим-программы Ростоцкого, Данилина и Кузнецова, ансамбль Садыхова предложил несколько произведений в стиле традиционного джаза советской эпохи. Песенные импровизации пианиста чередовались с мощными брейками перкуссиониста Дмитрия Севастьянова, после которых публика неизменно кричала "браво".
Не желая отставать от Ростоцкого, Садыхов тоже объяснял, по какой причине исполняет тот или иной стандарт. Так, одно из своих любимых произведений - композицию "Помню" Ирвинга Берлина - Вагиф услышал впервые на долгоиграющей пластинке в 15 лет. Музыка Берлина потрясла молодого музыканта, и с тех пор эта пьеса вошла в его репертуар.
Наталья Светлакова, InterMedia