Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

«МУЗЫКАНТЫ БУДУЩЕЙ ЕВРОПЫ» ЕСТЬ И В РОССИИ, И В КАНАДЕ, И В ГЕРМАНИИ

10.04.02 15:55 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
«МУЗЫКАНТЫ БУДУЩЕЙ ЕВРОПЫ» ЕСТЬ И В РОССИИ, И В КАНАДЕ, И В ГЕРМАНИИ

Концерт лауреатов радиоконкурса «Концертино-Прага», ставший первым мероприятием акции «Музыканты будущей Европы», состоялся в Концертном зале им. Чайковского 9 апреля. Как сообщила ведущая концерта, за последние годы конкурс приобрел международный масштаб и теперь в нем участвуют не только музыканты из Европы, но и со всего мира. В нынешнем концерте приняли участие два российских исполнителя - Денис Буряков (флейта) и Константин Шамрай (фортепиано), канадский скрипач Джинг Ванг и немецкий виолончелист Ральф-Андреас Штюкзингер. Программа была составлена так, что иностранные гости играли музыку отечественных композиторов, а российские музыканты - произведения зарубежных авторов.
Молодые дарования решили продемонстрировать свое мастерство в сочинениях, которые включают в свой репертуар зрелые музыканты. На концерте прозвучали Концерт ?2 для флейты с оркестром В.А.Моцарта, Вариации на тему рококо для виолончели с оркестром П.И.Чайковского, Концерт для скрипки с оркестром Александра Глазунова и Концерт ?2 для фортепиано (для левой руки) с оркестром Мориса Равеля. Аккомпанировал исполнителям ГСО п/у Владимира Понькина, которым дирижировал Михаил Адамович.
Уровень участников оказался разным, и в исполнении как наших, так и зарубежных музыкантов были свои сильные и слабые стороны. Так, Денис Буряков, открывавший вечер, сыграл моцартовский концерт очень технично, но малоэмоционально, а Ральф-Андреас Штюкзингер в плане звукоизвлечения показал себя не с лучшей стороны, зато в финале вариаций сумел создать мощную динамическую волну, которую исполнил на одном дыхании.
Наиболее ярким стало выступление Джинга Ванга. В отличие от других молодых исполнителей он чувствовал себя на сцене совершенно свободно. Такая раскованность выгодно отразилась на звуке: очень мягком и глубоком, необходимом для исполнения кантиленных эпизодов в сочинении Глазунова. Константин Шамрай также не выглядел зажатым, но эта свобода выражались не в качестве исполнения, а в лишних жестах. Особенно очевидно это становилось в моменты пауз, когда пианист поднимал руку над клавиатурой так, что она оказывалась выше крышки рояля.