Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

БРЕГОВИЧ НАЧАЛ ЗА УПОКОЙ - ЗАКОНЧИЛ ЗА ЗДРАВИЕ

07.04.02 16:53 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
БРЕГОВИЧ НАЧАЛ ЗА УПОКОЙ - ЗАКОНЧИЛ ЗА ЗДРАВИЕ

Концерт Горана Бреговича прошел в Театре им. Моссовета 6 апреля. Интеллигентного вида барышни в партере аккуратно рассаживались на лестнице. Очумевшие от количества народа бабушки из службы безопасности до последнего как-то пытались контролировать ситуацию, но потом плюнули: «Ох, и тяжелый спектакль сегодня...» Спектакль начался появлением струнного оркестра из Польши, мужского хора «Пересвет» из Москвы, духовой секции из Сербии и цыганского трио из Болгарии. Руководил всей этой дружбой славянских народов поначалу колоритнейший серб - лысый, огромного роста дирижер Огнен Радивоевич. Сначала вступили струнные, затем хор, и так по порядку зал наполнился потрясающим по насыщенности звуком. Затем дирижер сел за барабан, расположенный ровно по центру сцены впереди всех, означив главенствующую роль ударных в концерте и, махнув в последний раз оркестру рукой, застучал что есть сил. Веселая музыка продолжалась довольно долго, пока не вышел главный шаман этого действа. Горан Брегович, одетый в ослепительно белый костюм, издали был похож одновременно на Дмитрия Диброва и Карела Готта. Как и положено настоящему шаману, он взял большой бубен и начал на нем подыгрывать Радивоевичу. В первой же паузе руководитель оркестра поздоровался и извинился за то, что не научился говорить по-русски: «Сегодня мы еще сыграем новый материал, но начнем со старого». Заиграли скрипки, застучали барабаны, задудели дудки, загудел православный хор, заголосили цыгане: ударной версией рок-н-ролльной песни «Ya Ya» Брегович начал постепенно ставить зал на уши. Культурные зрители сопротивлялись до последнего. Танцевальные композиции плавно переходили в похоронный плач скрипок и через стон труб и шум барабанов возвращались обратно в радостный грохот. Были и неожиданные лирические отступления. Например, Брегович спел «Игги Попом» «In The Death Car», которая в его исполнении звучала эротичнее (автор песни пел мягким полушепотом) и веселее иггипоповской версии.
Экспериментировал музыкант и с «Отче наш», вставив фрагменты молитвы в одну из своих заупокойных композиций. Православный хор восстанавливал в памяти старые добрые советские времена: молодцеватые мужчины с военной выправкой как по команде вставали в нужном месте и красиво басили, вызывая благоговение у дам бальзаковского возраста. Остальную часть зрительских симпатий брали на себя Радивоевич и Брегович. Последний скромно сидел с правого краю и тихонько перебирал струны гитары, иногда позволяя себе чуть-чуть подирижировать своим ансамблем. Из известных композиций были исполнены «Месячина», «Ederlezy», «Underground Tango» и др. После «Месячины» Брегович поблагодарил публику и удалился. Зал встал, начиная буйную овацию. Поначалу на бис вышли только композитор и барабанщик. Как Тарапунька и Штепсель, Радивоевич и Брегович исполнили какие-то комические куплеты, о смысле которых можно было только догадываться, улавливая сходство двух славянских языков. Но вот вышли трубачи: «Как там у вас говорится? Raz, dva, tri, chetire... Vperyod!!!» «ВпериЈд!» - повторили зрителями. Конечно, концерт не мог обойтись без «Kalashnikov'а». Зал окончательно сломался. Покидали Театр Моссовета люди с идиотско-счастливыми выражениями на лицах. Хмурые прохожие этого не понимали.
Илья Жегулев, InterMedia