Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

04.12.2016
03.12.2016
02.12.2016
01.12.2016

«СЕМЕН КОТКО» - ОПЕРА ВНЕ ВРЕМЕНИ

18.11.01 19:12 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
«СЕМЕН КОТКО» - ОПЕРА ВНЕ ВРЕМЕНИ

Опера «Семен Котко» Сергея Прокофьева в постановке Мариинского театра была показана в Большом театре 17 ноября в рамках обменных гастролей Мариинки и ГАБТа. Постановку, названную лучшим оперным спектаклем сезона 1998-1999 гг. и награжденную премиями «Золотая маска» и «Золотой софит», осуществили музыкальный руководитель и дирижер Валерий Гергиев, режиссер-постановщик Юрий Александров, художник-постановщик Семен Пастух, художник по костюмам Галина Соловьева, художник по свету Глеб Фильштинский и др. (та же бригада работала над одной из последних премьер театра - оперой «Отелло» Джузеппе Верди). Главные партии исполнили Виктор Луцюк (Семен Котко), Ольга Савова (Фрося), Евгений Никитин (Ременюк), Геннадий Беззубенков (Ткаченко), Татьяна Павловская (Софья), Виктор Черноморцев (матрос Царев), Ирина Лоскутова (Любка), Николай Гассиев (Клембовский) и др.
Спектакль-лауреат в российской столице показывали впервые, так как для него требуется большая сцена, которой располагает только ГАБТ, в недавнем прошлом - Мариинке не дружественный. Теперь, когда отношения театров качественно изменились, москвичи увидели самую гениальную советскую оперу в конгениальной ей постановке.
Сюжет повести Валентина Катаева «Я - сын трудового народа» в прокофьевской интерпретации превратился в философскую притчу о прошлом, настоящем и будущем брошенного композитором после войны отечества. Прошлое живет в опере в виде традиций - фольклорных в самом широком понимании (украинский колорит, украшавший катаевкую повесть, стал изюминкой оперы), общемузыкальных - отечественных, идущих от «отца русской оперы» М.И.Глинки (самый бросающийся в глаза пример - сцена свадебного обряда, прерванного вторжением врагов), и западных - берущих начало в творчестве Рихардов Штрауса и Вагнера и близко подходящих к наследию оперного гения ХХ века Альбана Берга. Настоящее оперы заключено в извечном - тут и борьба чувства с долгом, и национальное самосознание, и многое другое. Будущее - в апокалиптическом пророчестве Прокофьева, рисующего крах тоталитарной машины и существовавшего строя со всей его идеологией. Так же, вне времени, решен и спектакль: антикварная точность старинных крестьянских костюмов соседствует с одеждами псевдобуденновцев, скорее напоминающими облачение ку-клус-клановцев (в длинных колпаках не хватало разве только прорезей для глаз); естественность исторической достоверности в речи героев (они общаются на некоей смеси русского и украинского языков) сочетается с современными нынешнему зрителю жестами (например, характерными жестами-американизмами, символизирующими мужское достоинство в весьма недостойном виде). Сценическое пространство, при помощи технических средств легко модифицируемое (при этом нет необходимости менять декорации в каждом акте), заполнено как реалистичными предметами, так и символами (например, качающимися на горизонте в моменты обострений действия орудиями коммунистического труда - серпами, молотами и прочей утварью). Реальность сюжетного повествования (гражданская война и ее жертвы) и чувств героев уживается с постоянным гротеском. С самого начала действия элементы абсурда аккуратно прошиваются в драматургию, и закономерным итогом становится фантасмагория, где живые и мертвые маршируют на фоне гигантской пластиковой головы красного комиссара. Невольно вспоминается зловеще реющий над миром плакат с изображением Сталина в финале фильма Михалкова «Утомленные солнцем».
Постановка поражает не только общим замыслом, но и техническим воплощением, конкретными деталями, обращающими на себя внимание буквально каждую минуту, - оторвать взгляд от сцены невозможно. Вызывает восхищение уже традиционное для Мариинки и редкое в других труппах соответствие каждого певца своей роли (молодой, красивый герой - молодой, красивый артист) и незаурядные драматические таланты вокалистов, прежде всего Виктора Луцюка (без которого теперь невозможно представить себе эту постановку), Татьяны Павловской, Геннадия Беззубенкова, Ольги Савовой.
Татьяна Давыдова, InterMedia