Умер Сергей СосновскийУмер Питер БрукЛиндси Лохан вышла замужУмер старейший мультипликатор Леонид Шварцман«Гоголь-центр» закрыт. В театр имени Гоголя назначен новый худрукАр Келли отправится в тюрьму на 30 летВадим Галыгин станет ведущим Первого каналаIPQuorum расскажет все о «Российской креативной неделе-2022»Александр Масляков вернулся в КВН после болезниТина Канделаки попала в санкционный список СШАФильм-победитель Каннского фестиваля «Close» выйдет в российский прокатУмерла актриса Альбина ТихановаLittle Big спели про «Поколение отмены» и уехали из РоссииСкончался Юрий ШатуновСкончался певец Пьер НарциссДина Гарипова впервые стала мамойОбложка первого комикса «Бэтмен. Возвращение Темного рыцаря» ушла с молотка за рекордную суммуУмер Регимантас АдомайтисСарик Андреасян и Лиза Моряк поженятсяУмер Жан-Луи Трентиньян

Рецензия на фильм Алекса Гарленда «Род мужской»: Жертвоприношение

постер к фильму

Оценка: 8 из 10

Фильм ужасов «Род мужской» выходит в российский прокат 23 июня 2022 года. Режиссёр: Алекс Гарленд. В ролях: Джесси Бакли, Рори Киннер, Паапа Эссьеду и другие.

Режиссёр, сценарист и писатель Алекс Гарленд наконец нашёл себе подходящее пристанище – независимую студию А24, как раз специализирующуюся на заковыристых, зачастую аллегорических жанровых экспериментах. Гарленд, как правило, работает в жанре философской научной фантастики, но в своём четвёртом режиссёрском проекте решил отступить на территорию хоррора с приставками «фолк-» и «пост-», отчего его «Род мужской» получился ещё более странным и трудно разгадываемым: он в равной степени пугает, отталкивает, смешит и вводит в заблуждение. Ясно только одно – Гарленд не намерен щадить своих соплеменников по гендерной принадлежности, хорошенько в своём фильме щёлкнув по носу мужчину как представителя рода за все его слабости и упоение силой.

Главная героиня по имени Харпер (Джесси Бакли) сбегает из душной лондонской квартирки в роскошную живописную британскую глубинку, где арендует практически целое поместье с садом, чтобы какое-то время побыть одной и восстановиться после травмирующего опыта. Совсем недавно её муж покончил с собой, буквально на глазах Харпер спрыгнув с крыши. Сейчас вдова, всё ещё преследуемая воспоминаниями того рокового дня, пытается перезагрузиться и устроить себе эмоциональный детокс. В этом ей должна помочь кардинальная смена обстановки, но очень скоро героиня понимает, что и здесь ей покоя не видать.

По приезду её встречает обходительный на первый взгляд владелец дома (Рори Киннер), который устраивает девушке экскурсию, но и мы, и Харпер чувствуем какую-то пассивную агрессию, кроющуюся за его выбором фраз, чтобы описать бытовые вещи. Как только этот краснолицый полноватый мужичок наконец отдаёт героине ключи, закрывая за собой дверь, зритель выдыхает вместе с Джесси Бакли. Чуток набравшись сил, Харпер выходит на прогулку по чудесному загородному ландшафту: благодатные поля, флуоресцентно зелёная трава, ещё сырые от недавнего дождя леса и заброшенная, как на картинке, железная дорога, по которой Харпер доходит до длинного тоннеля. Она кричит в него, слыша в ответ только свой голос, девушка улыбается, возможно, впервые со смерти мужа: она наконец осталась одна. Но вдруг на другом конце тоннеля материализуется мужская фигура, бросающаяся в сторону Харпер. Девушка в страхе бежит домой, чтобы на следующий день обнаружить у огромных окон своего дома наблюдающего за ней голого мужика.

Этого мужика тоже играет Рори Киннер, как и полицейского, приехавшего повязать сельского безумца. Как и местного бармена, как и священника, как и его сына, как и других жителей деревни мужского пола. Всех мужчин в фильме играет Рори Киннер. За исключением мужа Харпер, его роль исполняет чернокожий актёр Паапа Эссьеду, однако и он в конечном счёте оказывается интересным образом связан с персонажами, воплощёнными Киннером. Гарленд намекает на идентичность мужской натуры (хотя примечательно, что Харпер этого не замечает), но его мысль не в феминистическом выкрике, мол, все мужики одинаковые (он, в конце концов, сам один из них), а в том, что мужской род одинаково плотно завязан на культуре насилия, тянущейся с начала времён.

Сколько легенд и песен мы слышали о том, как молодцы гибли или шли на победоносные подвиги, чтобы доказать свою силу. Кино Алекса Гарленда неспроста насыщено древне-языческими символами, отсылающими к кельтскому наследию британских островов. Важный образ Зелёного рыцаря (привет прошлогоднему фильму Дэвида Лоури от той же А24) западает в память героине точно так же, как момент гибели мужа, рифмуя тем самым прошлое с настоящим. И то насилие, что шло с мужским родом рука об руку с варварских времён, никуда не делось, оно систематизировано и вшито в генетический код. Гарленд в своей кино-притче даёт понять, что всё это идёт от предков, и как бы мы не старались изображать из себя человека завтрашнего дня (тут важно вспомнить фразу хранителя дома о его отце и тот факт, что до финальной ссоры в отношениях Харпер и её мужа насилие ни разу не проявлялось, оно сдерживалось до последнего), против своей природы не попрёшь.

Фильмы Алекса Гарленда всегда за минимализмом исполнения таят в себе сложные психологические, социологические и теологические размышления о вещах насущных, доведённые до пиковой кинематографичной, жанровой формы, что многие попросту теряются на полпути к разгадке. Может показаться слегка надуманно, но, если хорошенько процедить, то не Триер и не Джейлан, а именно Гарленда можно считать главным и самым преданным последователем Андрея Тарковского в современном кинематографе.

Посудите сами: дебютная картина «Из машины» — это его «Солярис». Аккуратная фантастика с минималистской сай-фай эстетикой, медитирующая на темы человеческого одиночества, прогресса, пытающаяся доказать, что любовь не поддаётся математическому расчёту, а её природа за гранью нашего понимания. «Аннигиляция» — это, конечно же, «Сталкер»: герои совершают вылазку в Зону, чьё происхождение неизвестно и где окружающий мир приобрёл трансцендентальный характер, а разум транслирует человеческие страхи прямо в мозг; фильм-метафора о людской изоляции, саморазрушении, конфликте возвышенного/духовного и мирского/материального. «Разрабы» — «Андрей Рублёв»: так же разбитая на главы история об отношениях человека и Бога, изображением которому становится компьютерная программа, а не фреска. Обе картины исследуют духовность (или даже одухотворённость) окружающего мира – пусть у Гарленда он цифровой – и природу выбора: может ли человек в принципе что-то в этой жизни решать или всё давно предопределено.

Наконец, «Род мужской». Тут пока ещё не «Зеркало» и не «Иваново детство» (хотя у режиссёра следующий фильм как раз про войну), но уже «Жертвоприношение». Перед нами религиозная притча о том, как один человек – естественно, женщина, ведь мир всё же меняется – вступает в неравный бой с высшими силами, олицетворяющими настолько укоренившееся в нашей истории зло, что избавиться от него сложнее, чем от язычества на заре цивилизации. Роднит картины и единство места (в обоих случаях это загородный дом), и присутствующие мотивы грехопадения (именно с откусанного яблока в местном «Райском саду» начинают происходить очень странные дела), а также исповедального очищения и исцеляющей силы природы. Камера, прямо как у Тарковского, особо пристальным взглядом любуется зелёной-презелёной травой, лужицами и деревьями, словно нет больше прошлого и будущего, нет больше реальности с её травмами и абьюзами, есть только библейская первозданность, куда вот-вот ворвётся хаос.

К сожалению, не все идеи и мотивы Гарленда дозревают до закономерного художественного высказывания, где-то режиссёр увлекается аллегоричностью, а где-то его сценарий пытается охватить больше, чем следует. По уровню претенциозности «Род мужской» напоминает «маму!» Даррена Аронофски, что для режиссёров с такими амбициями вполне нормально, а вот зрителей в большинстве случаев подобное, наоборот, отпугивает, вызывая в них ненависть. Но даже если после завершения фильма в вашей голове останутся лишь вопросы да восклицательные знаки от недоумения, ощущения от просмотра такого кино вряд ли пройдут даром. Всё-таки «Род мужской» — не просто атмосферный и красивый хоррор с феноменальной Джесси Бакли, фееричным Рори Киннером и незабываемой благодаря серии гротескных телесных трансформаций развязкой. Это целая сенсорно-психологическая кинотерапия.

Вадим Богданов, InterMedia

Рецензия на фильм Дэвида Кроненберга «Преступления будущего»: Ешьте пластик – it’s fantastic

постер к фильму «Преступления будущего»

Оценка: 10/10

Режиссер: Дэвид Кроненберг. В ролях: Вигго Мортенсен, Леа Сейду, Кристен Стюарт и другие.

Дэвид Кроненберг – это, пожалуй, редкий пример автора, который умудрился за всю свою карьеру не допустить ни одного промаха, не снять ни одного провального фильма, а с каждой новой работой только развить собственные идеи все более и более изощренными способами. В его карьере были скандалы – публика уходила с показов «Автокатастрофы» в Каннах, а канадская общественность ругалась на то, что государственные субсидии выделяются на съемки боди-хорроров. Случались работы недооцененные, вроде «Мертвой зоны», – единственной, на мой взгляд, адекватной полнометражной экранизации Стивена Кинга, которая, однако, оказалась по меркам самого Кроненберга достаточно пресной, – или «Опасного метода». Но провалов не было никогда.

Кажется, что Кроненберг всю жизнь обитал где-то на стыке исключительного визионерства и полного безумия, снимая то, что снимать нежелательно, показывая то, на что смотреть не принято. Непросто представить себе экранизацию, скажем, культурологических эссе Маршала Маклюэна, но Кроненберг смог даже это, создав триллер «Видеодром». Начав свою карьеру с боди-хорроров и выведя этот жанр на новый уровень, он не стал останавливаться – скорее, выбрал для себя новый вектор, исходя из полученного опыта. В молодости режиссера волновали мутации тела, включая совмещение биологического и неорганического, но, достигнув в «Мухе» апогея, он переключился на мутации духа и общества. Теперь фильмы Кроненберга – не о том, как технологии могут менять человеческое тело, а о том, как они могут изменять человеческое общество и принятые в нем отношения. «Автокатастрофа» меняла секс. «Экзистенция» меняла само осознание реальности. Что уж говорить о последних работах, вроде «Космополиса» и «Звездной карты», где все человеческое общество состояло из разного рода эмоциональных мутантов – каждый со своей психологической травмой.

Про «Преступления будущего» невозможно говорить вне всей фильмографии Кроненберга, потому что этот фильм – его плоть от плоти. В недалеком будущем человечество настигает ускоренная эволюция. В телах все чаще вырастают новые органы, предназначение которых непонятно даже врачам. Государства очень обеспокоены этим явлением и вводят обязательную регистрацию новообразований. Тем временем художник-акционист Сол Тенсер (Вигго Мортенсен) организует необычные перформансы. Он усилием воли выращивает в своем теле новые органы, чтобы вместе с партнершей Каприс (Леа Сейду) вырезать их на глазах у публики.

На первый взгляд кажется, будто Кроненберг решил вернуться к старым темам – о пугающих телесных изменениях. Но нет, режиссер лишь решил заново скомпилировать абсолютно все свои прежние идеи. Он по-прежнему снимает об обществе – но уже не столько о мутациях (они, как правило, всегда носили в его творчестве негативный характер), сколько об эволюции, то есть о чем-то закономерном и органичном.

Само собой, показывая изменения в человеческом обществе, вызванные изменениями телесными, Кроненберг никак не мог избежать и темы секса. В «Автокатастрофе» аварии, травмы, шрамы – все это было сексуализировано, но служило лишь прелюдией. В «Преступлениях будущего» сама хирургическая операция (например, вскрытие брюшной полости) становится новым сексом – чувственным и интимным явлением, – даже когда она совершается напоказ.

Но привычные для Кроненберга темы мутаций, секса и травм усложняются, когда в сюжете появляется тема перформансов – и режиссер начинает рассуждение уже о творчестве в контексте биологии. Тело становится не просто оболочкой, но произведением искусства, а границы между природным и художественным размываются. Вскрытие же в фильме и вовсе сравнивается с Пришествием. Неслучайно важнейшие сцены – это хирургические операции, показанные крупным планом. Впечатлительным зрителям на них может стать плохо. С другой стороны, впечатлительные зрители ни один из фильмов Кроненберга смотреть не смогут.

Поработав над своим первым (и пока единственным) романом «Употреблено», Кроненберг научился делать закрученные детективные сюжеты. Его новый фильм тоже стал детективным по своему жанру. С той особенностью, что объектом расследования, преступником, свидетелем и жертвой здесь оказалось человеческое тело. Раньше Кроненберг явно обращался к работе «Симулякры и симуляции» депрессивного Жана Бодрияра, но в новом фильме явно чувствуется влияние «Совершенного преступления».

Создав множество метафор и поместив сюжет в детективную оболочку, Кроненберг совершенно неожиданно сделал мощнейшее высказывание на тему экологии. В конце концов, неслучайно сюжет начинается не с перформансов и зрителей, а с маленького мальчика, которому новые органы дали удивительную способность – переваривать пластик.

Каким должен стать человек будущего? Стоит ли бояться изменений? Кажется, вариантов ответа на эти вопросы в фильме предостаточно – свою версию дают представители разных социальных групп, среди которых – художники, государство, простые работяги. Но и позиция автора здесь предельно понятна и прозрачна, а сами «Преступления будущего» показывают, скорее, преступления против будущего.

В этом кроется вся свежесть нового фильма Кроненберга. Каждый раз мутации (и органические, и психические, и технологические) в фильмах режиссера приводили лишь к усилению зрительского страха перед ними, а изображаемый мир, который и без того казался беспросветно мрачным, становился попросту жутким. Словно стремление к насилию в человечестве заложено самой природой и неискоренимо, словно Эрос никогда не сможет проявиться без Танатоса, словно все комплексы и травмы будут воспроизводить сами себя бесконечно. И вдруг появляются «Преступления будущего» – фильм, который дает надежду на то, что человечество однажды сможет не мутировать, а эволюционировать – в новый вид, который будет способен построить чистый, правильный и справедливый мир. И если однажды человечеству придется буквально есть пластик, чтобы очистить планету и сохранить на ней жизнь – то оно действительно сможет объединиться и сделать это.

Удивительное дело – в преддверии своего 80-летия Дэвид Кроненберг снял, пожалуй, самую оптимистичную и позитивную картину в своей карьере.

Павел Соломатин, InterMedia

Подписаться на новости InterMedia
Нажимая кнопку "Подписаться", я даю свое согласие на обработку персональных данных

Сегодня: родились Дмитрий Назаров и Джина Лоллобриджида

Fotodom

4 июля 2022 года, понедельник

19 лет певице Полине Богусевич.

27 лет рэперу Post Malone.

33 года актрисе Марусе Климовой.

40 лет назад Оззи Осборн женился на Шерон Арден.

41 год актрисе Юлии Зиминой.

53 года лидеру группы «Слот» Игорю «Кэшу» Лобанову.

63 года пародисту Игорю Христенко.

65 лет актёру Дмитрию Назарову (на фото).

95 лет актрисе Джине Лоллобриджиде.

160 лет назад во время пикника Чарльз Доджсон начал рассказывать Алисе Лидделл историю о девочке, побежавшей вслед за кроликом в Страну чудес. Впоследствии из этого получилась сказка Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране чудес».

30 лет назад умер композитор Астор Пьяццолла (1921-1992).

30 лет назад умерла актриса Людмила Целиковская (1919-1992).

75 лет назад родился актёр Лембит Ульфсак (1947-2017).


5 июля

23 года актрисе Анастасии Талызиной.

25 лет рэперу Saluki (Арсений Несатый).

30 лет актёру Глебу Пускепалису.

34 года певице Эрике Герцег.

48 лет телеведущей Тутте Ларсен.

49 лет актёру Андрею Зиброву.

53 года лидеру рэп-группы Wu-Tang Clan RZA.

59 лет актрисе Иди Фалько.

68 лет назад Элвис Пресли записал свою первую песню «That's All Right».

84 года оператору Николаю Немоляеву.

85 лет актрисе Алле Будницкой.

1 год назад умер режиссёр и актёр Владимир Меньшов (1939-2021).

60 лет назад родился сценарист Алексей Саморядов (1962-1994).


6 июля

28 лет актрисе Кристине Кашириной.

29 лет рэперу Хаски.

38 лет актрисе Евгении Лозе.

40 лет актёру Дмитрию Лысенкову.

42 года актрисе Еве Грин.

43 года актёру Абдулу Сэлису.

43 года актёру Кевину Харту.

45 лет актрисе Одри Флеро.

47 лет рэперу 50 Cent.

57 лет режиссёру Юрию Грымову.

58 лет назад вышел фильм Beatles «Вечер трудного дня».

71 год актёру Джеффри Рашу.

76 лет актёру Сильвестру Сталлоне.

79 лет художественному руководителю ВИА «Самоцветы» Юрию Маликову.

79 лет певице Тамаре Синявской.

85 лет пианисту и дирижёру Владимиру Ашкенази.

1 год назад умер дудукист Дживан Гаспарян (1928-2021).

30 лет назад умер актёр Всеволод Сафонов (1926-1992).

Умер Сергей Сосновский

Илья Золкин

Актер Сергей Сосновский скончался 3 июля 2022 года в возрасте 67 лет после продолжительной болезни. О его смерти сообщается на сайте МХТ имени Чехова, где артист служил с 2004 года.

- Сказать, что Сергея Валентиновича в Художественном театре любили – мало. Его обожали. Для каждого из нас он был - родным человеком – таковы его обаяние, душевная щедрость, открытость и, конечно, талант, перед которым мы все преклонялись… Сегодня для нас и для всех, кто знал Сергея Валентиновича, – чёрный день… О дате прощания мы сообщим позднее, - говорится в некрологе.

Сергей Сосновский родился 1 января 1955 года в селе Мокруша Канского района Красноярского края. В 1977 году окончил Саратовское театральное училище имени И.А.Слонова (руководитель курса — Надежда Дмитриевна Шляпникова), работал в Саратовском театре юного зрителя и Саратовском театре драмы.

С апреля 2004 года по приглашению Олега Павловича Табакова работал в Московском Художественном театре имени А.П.Чехова, а также сотрудничал с Московским театром Олега Табакова. Среди его ролей - Призрак в «Гамлете» и Шабельский в «Иванове» Юрия Бутусова, старший Головлёв в «Господах Головлёвых», следователь Тупольски в «Человеке-подушке», Джонатан Пичем в «Трёхгрошовой опере» и Анисим Аллилуя в «Зойкиной квартире» — спектаклях Кирилла Серебренникова (сотрудничество актёра и режиссёра продолжилось в «Гоголь-центре», где Сосновский сыграл Плюшкина в «Мёртвых душах» и Батю в «Палачах»), несколько ролей в «Живи и помни» Владимира Петрова, Густав в «Пьяных» Виктора Рыжакова; Сарафанов в «Старшем сыне» и Сорин в «Чайке» Константина Богомолова, поставленных в «Табакерке». Последними работами Сергея Валентиновича в театре стали Шейлок в «Венецианском купце», Сумароков в «В окопах Сталинграда» Сергея Женовача и Томас, старый слуга Мюнхгаузена, в спектакле Виктора Крамера «Враки, или Завещание барона Мюнхгаузена».

Сниматься Сосновский начал после переезда в Москву, сыграл около ста ролей в фильмах и сериалах, в том числе у Валерия Тодоровского, Сергея Урсуляка, Юрия Быкова, Константина Худякова и других мастеров. Среди его работ «Мой сводный брат Франкенштейн», «Охота на пиранью», «Апостол», «Юрьев день», «Исаев», «Жить», «Восьмидесятые», «Метод», «Троцкий», «Лучше, чем люди», «Одесса», «Вампиры средней полосы» и др.

В 1993 году был удостоен звания заслуженного артиста РФ, а в 2004-м – народного артиста.

Фото: Илья Золкин
Теги: смерть, Сергей Сосновский
β 16+